НОВОСТИ

24-февраля-2024

Историк и краевед Давид Канделаки: экскурсовод – это творческая специальность      

Сухум. 24 февраля 2024. Апсныпресс.  Историк, краевед, экскурсовод, сотрудник Абхазского института гуманитарных исследований им. Д. Гулиа Давид Канделаки в интервью Апсныпресс рассказал о сфере своих научных интересов,   школе экскурсоводов, «Абхазском лектории» и других образовательных проектах, осуществляемых в Гагре.

– Давид, расскажите, с чего началось ваше увлечение историей?

 – Меня еще со школы интересовала древняя история. Я учился в гагрской средней школе №2 им. В. Попкова. В школе была хорошая библиотека, она и сейчас там есть. Меня привлекала приключенческая литература, открытия путешественников, конкистадоры, древние цивилизации. Так получилось, что меня больше всего интересовали три науки: история, география и биология. Эта триада и предопределила мои будущие научные интересы.

 – Что именно  в истории, какой период  вас привлекает более всего?

 – Ранние этапы истории человечества, история первобытного общества, то есть, те периоды, откуда берут свое начало базовые элементы социальной организации, материальной и духовной культуры человека. Когда я окончил школу в 1991 году, я пытался поступить на географический факультет, но безуспешно, и, поверьте, знание географии здесь ни при чем.  Я был очень расстроен случившимся, но тут я узнал, что при университете открываются курсы предвузовской подготовки. Я подумал и решил пойти и снова попытать счастье. Таким образом я оказался на историческом факультете. Здесь судьба свела меня с замечательным человеком - Бутба Виталием Фироновичем, кандидатом исторических наук, специалистом по армянским письменным источникам. Я как сейчас помню, отвечал домашнее задание по Урартскому царству, и тогда он сказал, что из меня получится историк. Не знаю, оправдались ли его слова. Я любил чертить карты, и он обещал познакомить меня с ведущими специалистами Армении. Затем началась война, неопределённость, сломанные судьбы. Потом я узнал, что Виталий Бутба пропал без вести во время мартовской наступательной  операции по освобождению Сухума.  Такая вот трагическая участь.

Уже после войны тяготы жизни отстрочили мою возможность оказаться в стенах университета. Через  пять лет у меня появилась возможность вернуться к учебе в университете и эту возможность  мне дали всем хорошо известные люди: Станислав Зосимович Лакоба, Олег Хухутович Бгажба, Валерий Левардович Бигвава. Так, благодаря им я оказался в стенах университета, а позже -  и в главном центре абхазоведения,  в отделе истории Абхазского института гуманитарных исследований им. Д. И. Гулиа, в котором я работаю  по сей день.

 – Вы занимаетесь этногенезом  абхазов. Могли бы вы назвать  какие-то особенности этого процесса? Какая теория вам ближе всего?

– Проблема этногенеза абхазов – это дорога, которая уже давно проторена. С изучением этногенеза абхазов связаны имена многих выдающихся ученых: Д. И. Гулиа, З. В.  Анчабадзе, Ш. Д. Инал-ипа, Н. Ю. Воронова, работы В. Г. Ардзинба, нашего первого президента, выдающегося историка-востоковеда, входившего в плеяду выдающихся хеттологов мира.

Я считаю этногенез одной из самых интереснейших  научных проблем. 

Я родился и живу в Абхазии, мне хорошо известны материальная и духовная культура народа, его быт, особенности его менталитета. Так вот, меня интересуют истоки  многообразия жизни абхазского этноса. 

Специалист в области этногенеза должен быть хорошо сведущ и в ряде других наук.

При исследовании проблемы этногенеза абхазов используются данные широкого круга наук, таких как лингвистика, фольклористика, этнология, история, археология, а также такие естественные науки как экология, география, ботаника. Когда мы говорим о древности, то к этому списку добавляются данные различных наук с приставкой «палео», то есть, палеоботаника, палеогеография, палеоклиматология, четвертичная геология.

Что касается непосредственно моих интересов, то меня всегда привлекали наиболее удаленные во времени периоды, которые не освещены письменными источниками. Это поле для построения разных вероятных моделей, что очень интересно.

В деле изучения происхождения абхазов традиционно сложилось несколько теорий и гипотез, которые сводятся к трем основным –автохтонной,  миграционной и  автохтонно-миграционной.  Я стою на позициях автохтонизма и все мои работы написаны в этом ключе.

Абхазский народ не пришёл сформировавшимся откуда-то. Его  формирование – это  сложная цепочка взаимодействия различных компонентов под влиянием природной среды. Этот клубок взаимодействия естественных  и общественных факторов и есть этногенез. Формирование  абхазского этноса – это длительный процесс кристаллизации многих компонентов, выразившихся  в языке, культуре, моделях  адаптации к окружающей среде, особенностях  хозяйственной практики и т.д.

 – Над чем вы  сейчас работаете?

 – 90-ые годы XX века и начало  2000-х  стали временем, когда этногенетические исследования были превращены в политический и спекулятивный инструмент,  породив  феномен, который я называю «этногенетическими  фобиями». Это, когда многие национальные научные школы стараются использовать этногенетические исследования в угоду каким-то  политическим  целям, нередко порождающим антинаучные концепции. Все это привело к осторожному отношению к этногенетическим исследованиям в академической науке.

Одним из наиболее интересных направлений, на мой взгляд, является использование данных лингвистики и археологии в их синтезе. Некоторые методические рекомендации для подобных исследований были даны еще советскими учеными. Вот это направление меня привлекает. Хочу попробовать что-то сделать в этом направлении. Но здесь есть одно «но». Я сам не лингвист, поэтому  могу лишь использовать уже имеющиеся данные  из научных работ самих лингвистов. 

Мною уже подготовлено несколько работ, которые  планируются к изданию в России и Абхазии. Эти работы связаны с попыткой использования ряда общеисторических данных в исследовании ранних этапов этногенеза на территории Абхазии и соседних областей. Хронологические рамки проблем охватывают период раннего голоцена. Это время кардинальных изменений в системе жизнеобеспечения древних обществ, с ним связана неолитическая революция. С этим же временем связаны резкие переходы и скачки технологического характера, такие как  зарождение металлургии. Наша территория, очевидно, не могла находиться в стороне от этих процессов.

 – Вы являетесь главным хранителем Пицундского археологического музея при заповеднике «Великий Питиунт». Что вы можете сказать о его деятельности?

 – Для меня эта работа новая, но очень интересная. Задач много, и самая главная - осуществить реконструкцию музея, но это зависит, к сожалению, не только от меня. Но думаю, когда-нибудь мы к этому придем, и вы попадете в обновленный музей. Надеемся, в ближайшее время.

 – Что представляет собой ваш научно-исследовательский центр «Ponto Caucasica»?

 – Наверное, здесь сработал принцип перехода количества в качество. В 2014 году мне пришла в голову идея создать что-то интересное в своем родном городе Гагре,  некую  площадку, где можно было бы генерировать какие-то интересные научные и образовательные проекты.  Так и родилась идея создания центра. Я вспомнил свой родной техникум в Гагре, где я получил юридическое образование еще в 1995 году. Я предложил директору колледжа Лаше Борисовичу Кехирипа,  сыну небезызвестного Бориса Григорьевича Кехирипа, активного участника национально-освободительного движения абхазского народа, создать в стенах учебного заведения научный центр. Он эту идею одобрил.

Гагра — это курортный город, а сам я практикующий экскурсовод. Тут и произошло совмещение науки, курорта и экскурсионной деятельности. Так возник первый образовательный проект нашего центра «Школа подготовки экскурсоводов», запущенный в 2016 году, и, судя по всему, очень даже успешный. Но я хочу особо отметить, что школа экскурсоводов — это лишь часть наших проектов. У нас работает свой небольшой, но информативный сайт, имеем мы и свой Telegram-канал.

 – Расскажите поподробнее о школе экскурсоводов.

 – Мною разработан специально адаптированный для будущих экскурсоводов курс лекций, куда входят такие дисциплины как историческое памятниковедение Абхазии, география и районоведение, экскурсоведение. Мне было важно собрать и систематизировать всю имеющуюся у меня информацию и применить её для обучения нашей молодежи. Это полезно в том числе и для меня, ведь для человека науки всегда важно постоянно работать, вести поиск, это что-то вроде «мозгового штурма». И самое главное, ты должен понимать, что истинная ценность информации и знания  –  это не то, когда она просто хранится у  тебе или где-нибудь на полках, а когда она передается другим людям.

Экскурсовод – это творческая профессия. Здесь недостаточно иметь знания,  надо уметь в интересной, увлекательной   доступной форме донести их до экскурсантов, надо уметь общаться с людьми, расположить их к себе.  От экскурсовода в немалой степени зависит, какое впечатление о стране сложится у   туристов.

 – Все ли ваши учащиеся становятся  практикующими экскурсоводами?

 – Разумеется, не все становятся экскурсоводами. Ко мне часто приходят люди, которые хотят узнать что-то новое, либо освежить свои знания в памяти. Нередко приходят мои слушатели и на следующий год, чтобы вновь прослушать лекции.

Курс моих лекций, который на первом этапе представлял собой  тоненькую тетрадку, я полагаю, постепенно вырастет в сборник статей или   монографию.

Я всегда был сторонником свободного образования, но так уж повелось, что человек хочет видеть результат. А результат для слушателя — это полученный сертификат или свидетельство, которое может потребоваться ему  для дальнейшей деятельности в качестве практикующего экскурсовода.

Слушатели нашей школы по окончании курса сдают экзамены у нас, а потом -  и в самом Министерстве туризма. Люди приходят за знаниями и получают их,  однако,  где бы вы ни учились,  как бы ни старался преподаватель, в конечном итоге результативность усвоенного материала зависит от самого слушателя.

 – Чем ещё занимается ваш центр?

 – В 2019 году мы провели первую  научную  конференцию «Карта рассказывает», после чего  был издан сборник научных статей. Недавно у нас прошёл первый пленэр художников, были приглашены специалисты из Ставрополя, назывался он «История и культура Абхазии глазами художников». Участники пленэра запечатлели различные  памятники Абхазии в картинах. Вскоре и сами эти картины превратятся в культурное наследие.

Сейчас готовится второй такой пленэр.

Еще одна важная деталь: мы не ограничиваемся одними лекциями, у нас всегда проходят семинары, круглые столы, во время наших дискуссий царит позитивная атмосфера.

С прошлого года у нас функционирует проект «Абхазский лекторий». Я часто готовлю доклады для вышеперечисленных мероприятий, а потом  дорабатываю их как научные статьи.

 –  Чем вы занимаетесь в «Абхазском  лектории»?

 – Это классическая модель свободного образования, когда человек приходит, оплачивает  курс и слушает лекции. Темы наших лекций  – самые разные, актуальные и концептуальные. Читаются  лекции не только силами нашего центра, мы приглашаем  и других  специалистов.  Не буду сейчас вдаваться в детали,  вся основная информация есть на нашем сайте.   http://ponto-caucasica.org/

Строятся наши лекции-презентации очень интересно. Каждая лекция длится 80 минут. Да и названия лекций  особенные,  привлекательные

«Там, где рождается Бзыбь бурнотечная», «Ослепительный блеск златообильной Колхиды» и др. Но за этими названиями скрывается большая работа, поиск интересных фактов, нюансов.

 – Как бы вы оценили туристическую сферу в Абхазии? Какие проблемы, на ваш взгляд, требуют первостепенного решения?

 – Я больше связан с научной составляющей туризма,  его образовательной стороной,  но могу сказать, что самая главная проблема – это неравномерность и диспропорция  в географических локациях. Восточная часть Абхазии, имеющая огромный потенциал для туристической деятельности, – вот на что следует нацелиться. Не до конца освоена ниша горного туризма, который представляет собой не только пикники и прогулки. Существует огромное количество направлений, включая агрономический, гастрономический, экологический туризм. Очень много локаций и кластеров, которые позволили бы нам развивать эту отрасль.

К  сожалению,   туризм у нас сезонный. Подавляющее число туристов приезжает в Абхазию в летний курортный сезон.

Еще одно обстоятельство, если в советское время наши курорты функционировали как оздоровительные, то сегодня они выступают лишь в качестве объектов индустрии отдыха. Оздоровительный курортологический кластер — это важнейшая задача. Но еще раз оговорюсь, я не экономист в сфере туризма, и этот вопрос, скорее, к специалистам этого профиля.

 – В чем залог  успешности ваших проектов?

 – «Невозможному поверив, невозможное свершишь». Это слова Генриха Гейне. Этот принцип очень важен для меня. Главный критерий успешности деятельности человека – это когда твои идеи находят  практическое воплощение в жизни.

 – Спасибо вам за интересную беседу.

 –   И вам спасибо. 

 


Прочитано 601 раз Последнее изменение 23.02.2024
Image
Image
Image
Image
Информационное Агентство "АПСНЫПРЕСС" (РГУ "АПСНЫМЕДИА") © 2024
Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с абхазским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на www.apsnypress.info.