15.11.22

В ОБЩЕСТВЕННОЙ ПАЛАТЕ ОБСУДИЛИ, НУЖНЫ ЛИ ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНЕ, РЕГУЛИРУЮЩЕМ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ  ГРАЖДАНСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ    

Сухум. 15 ноября 2022. Апсныпресс. В Общественной палате состоялись слушания,  посвященные  роли гражданских организаций  в современных условиях и законодательству, регулирующему  деятельность некоммерческих организаций (НКО).

Открывая встречу, секретарь Общественной палаты Гули Кичба сказала: «Сегодня мы пригласили в Общественную палату министра юстиции, секретаря Совбеза, представителя СГБ и представителей ряда некоммерческих общественных организаций. К нам в палату поступило письмо от представителей  НКО, которые выразили обеспокоенность тем, что в  рамках гармонизации законодательства Абхазии и России планируется внести изменения в законодательство,  регулирующее   деятельность абхазских  НКО   и ввести понятие иностранного агента». 

Как известно, в Абхазии действует закон о некоммерческих организациях, принятый 21 октября 2005 г.  Вместе с тем пункт 37 Программы формирования общего социального и экономического пространства между РФ и РА на основе гармонизации законодательства двух стран, принятой в ноябре 2020 года,   предусматривает  приведение  законодательства Абхазии в соответствие с законодательством России, регулирующим деятельность некоммерческих организаций и иностранных агентов.

23 декабря 2021 г. министрами юстиции РА и РФ был подписан Меморандум и план-график приведения законодательства Абхазии в соответствие с законодательством РФ,  регулирующим  деятельность НКО и иностранных агентов.

Член Общественной палаты Сократ Джинджолия предложил ограничиться обсуждением вопроса  о внесении возможных изменений в действующий закон об НКО.

«Что касается роли гражданского общества и общественных организаций – это очень большая тема,  требующая подготовки к ней и обсуждения на отдельном заседании», – сказал он.

Член Общественной палаты, председатель Союза журналистов  РА Руслан Хашиг напомнил присутствующим о том, что еще в январе этого  года более 500 человек подписали обращение к властям, в котором выразили свое категорическое несогласие  с намерениями принять закон «об иностранных агентах», назвав подобный путь развития пагубным для нашего государства, для самого духа нашего народа, в котором главной ценностью является уважение свободы и достоинства человека.

Руслан Хашиг предложил изучить накопленный опыт взаимодействия властей и гражданских организаций  Абхазии. «Ни  для кого не секрет,  что наши гражданские организации во взаимодействии с нашими властями продвигали интересы  Абхазии на различных международных площадках», – сказал он.

Он также попросил министра юстиции объяснить, есть ли необходимость в принятии нового закона.

Секретарь Совета безопасности Абхазии Сергей Шамба отметил, что НПО в истории современной Абхазии сыграли большую роль.

«Сегодня наш стратегический союзник находится в конфронтации со странами Запада, поэтому возникают вопросы и о наших отношениях с ними. С другой стороны, я понимаю, что РФ не рвет все каналы связи с ними, поэтому и нам в рассматриваемом вопросе нужен особый подход», - сказал секретарь Совета безопасности.

Министр юстиции РА Анри Барциц отметил, что «готов в любое время и в любом формате рассказывать о том, чем занимается министерство юстиции в рамках подготовки этого законопроекта». По его словам, процесс разработки акта, регулирующего общественные отношения в сфере НКО, вытекает из статьи 37 программы  по гармонизации законодательства РА с РФ. По инициативе министерств юстиций двух стран был разработан определенный график, он призван систематизировать работу по подготовке предложений и создать условия для широкого обсуждения законопроекта. На данном этапе еще не решено, что будет представлять из себя законопроект - поправки в действующий закон, либо отдельный закон.

«Мы предполагаем, что это будет обособленный закон, который будет централизован внутри себя для регулирования общественных отношений, связанных с НКО», – сказал министр.

Барциц подчеркнул, что неправительственные организации  сделали много полезного для Абхазии  в военный и послевоенный периоды: боролись с голодом, оказывали медицинскую помощь, проводили разминирование, помогали во время пандемии коронавирусной инфекции. Все это будет учтено в работе над проектом закона.

Он обратил внимание присутствующих на многочисленные случаи бездоказательных заявлений, под которыми нет конкретных доказательств, что создает дополнительное напряжение в обществе.

«На данном этапе реальных поправок не видел еще никто. Пока мы только концептуально собираем видение того, как мы будем регулировать общественные отношения в этой сфере. Там огромное количество тонкостей; например, не решен вопрос о видах реестров и их количестве, о том, кто будет субъектом, инициирующим представление списков для внесения в реестр, кто будет субъектом, который сможет обратиться в суд, кто вообще будет вести эти реестры.  Это лишь самая малая часть тонкостей, которые мы должны урегулировать на данном этапе», – подчеркнул он.

По словам министра, есть разные подходы к регулированию общественных отношений в сфере НКО. Он придерживается позиции жесткого регулирования, но попросил собравшихся не путать с жестоким.

«Мое мнение –  не истина в последней инстанции, и работа моего ведомства – это лишь один из этапов в подготовке законопроекта. Каков будет этот закон после принятия его  Парламентом, я точно сказать не могу, и совершенно не уверен в том, что мое личное представление в конечном этапе будет реализовано. Возможно, на выходе закон будет не столь жестким, каким мы его представляем. В него могут быть внесены изменения с учетом мнений Общественной палаты, НКО, Кабинета министров, Президента и, наконец, Парламента, в котором будет приниматься окончательное решение», - сказал Барциц.

По его мнению, пришло время считать Абхазию абсолютно полноценным и признанным государством, поэтому необходимо требовать от доноров неправительственных организаций  официальной регистрации на территории Абхазии.

Член Совета директоров  Центра гуманитарных программ Арда Инал-Ипа  начала свое выступление с оценки ситуации в общественной жизни, как сложной и даже опасной с точки зрения нарушения духа и буквы нашей демократической Конституции.

Беспокоит внедряемая практика вызовов на беседы и допросы в СГБ представителей НКО и сотрудничающих с ними людей - учителей, врачей, молодых специалистов.

«Если необходима информация о нашей деятельности, почему они не приходят к нам поговорить? Мы много раз говорили: "Приходите, у нас всё открыто, всё прозрачно, каждая копейка на счету". Но они не приходят. Общество у нас небольшое, с крепкими социальными связями, когда есть какие-то вопросы, мы всегда можем поговорить, спросить друг у друга. Но, видимо, дело не в информации, а в запугивании и давлении. Эта политика началась еще при Рауле Джумковиче, но сейчас это может принять более серьёзный характер, если вовремя не обратить внимание на новые тенденции. Кому это выгодно, кому нужно настолько поднимать градус общественной напряженности? У нас живая, настоящая политическая жизнь, с оппозиционными партиями, общественными организациями. И такой подход не решит никаких проблем, а только усугубит противоречия.

Сейчас информация распространяется в основном через интернет, посредством Telegram-каналов, и мы видим, как создаются каналы, специально заточенные на борьбу с гражданскими организациями, как с врагами. Кто-то работает анонимно, кого-то мы знаем», - сказала она.

Арда Инал-Ипа обратила внимание на то, что о принятии закона об иноагентах говорится не первый год, но ни один чиновник, кто имеет отношение к этому вопросу, не проявил инициативу, чтобы узнать мнение сотрудников гражданских организаций, ознакомиться с их большим опытом.

«Вот, например, германская организация «Бергхоф-центр» уже заносится в список нежелательных. Но знают ли принявшие это решение,  что именно эта организация была соорганизатором Шляйнингского процесса, который высоко оценивали абхазские участники, включая представителей властных структур.  Именно там, на этих встречах был впервые согласован первый текст Соглашения о неприменении силы, который до сих пор является главным вопросом повестки Женевских дискуссий. Все это происходило на гражданской площадке, где политики конфликтующих стран встречались без галстуков. Конечно, что-то может не нравиться в работе той или иной организации, мне тоже много чего не нравится, но можно ведь встретиться, задать вопросы, переубедить. Для этого ведь не надо принимать закон, в котором вас называют иностранными агентами. Так вот, сегодня эта организация преодолевает международное игнорирование грузино-абхазской войны 1992-93 гг.. Тысячи и тысячи людей слышат истории, пережитые участниками войны, истории трагедии наших людей. Это очень важная работа.

Я понимаю, у нас есть список гармонизации. Я считаю, что этот закон, касающийся внутренней политики, попал туда необоснованно, он касается внутренней политики, взаимоотношений общества и власти. Надо уметь отстаивать своё видение, обосновывать необходимость или беспочвенность/ненадобность тех или иных реформ, исходя из интересов нашего государства. Я даже не буду говорить о том, что, если контакты с международными организациями прервутся, гораздо меньше будет возможностей доносить объективную информацию об Абхазии. Грузинские активисты очень быстро займут наше место, как это было в первые годы после войны. Я согласна, что есть очень много недругов вокруг нашей страны, и на Западе, и в других частях света, мы постоянно сталкиваемся с несправедливостью и двойными стандартами, но у нас нет другой планеты, где мы хотим утвердить своё место. Совершенно согласна с тем, что мы состоялись как демократическое государство, и мы должны ценить наши завоевания, в том числе, права и свободы.

В последнее время, когда читаешь эти совершенно непотребные Telegram-каналы, льющие грязь на абхазское гражданское общество, мне вспоминаются судьбы наших замечательных людей, убитых или замученных в застенках - и Лакоба, и Ашхацава, и Басария и многих других. Мне интересно - люди, которые занимаются этим законом сегодня, они читали их биографии? Очень многие из них были названы иностранными агентами и были казнены за «шпионскую» деятельность, их замучили, расстреляли, и т.д. Тогда, в 30-е и 40-е годы много преступлений совершили власти, и люди, которые в этом участвовали, может быть, не до конца понимали, к какой катастрофе это ведет. Но когда мы сегодня идём по этому пути, внедряя понятие иноагента, этого оправдания, что мы не знаем к чему приведёт такая политика, нет ни у кого. Этого нельзя допускать», - отметила Арда Инал-Ипа.

Член Совета директоров Центра гуманитарных программ Лиана Кварчелия  считает, что в рамках действующего законодательства есть все механизмы для регулирования деятельности общественных организаций.

«С Россией, безусловно, нужна гармонизация, например, в таких вопросах, как таможня, двойное гражданство и т.д., но все остальное - это вопросы наших внутренних отношений общества с  властью, это наше внутреннее дело, и, если мы самостоятельное государство, нам надо такие вещи отстаивать», – сказала она.

По ее мнению, в России стало очень легко попасть под клеймо иностранного агента. Там тоже начали с НПО, потом дошли до  журналистов и оппозиции.

«Надо понимать долгосрочные последствия всего, что мы делаем. Я не представляю, что этот законопроект будет принят», – подчеркнула она.

Кварчелия сказала, что ей было не приятно из-за того, что президент Аслан Бжания в своем отчете не упомянул о большой помощи, которую оказали НПО в период пандемии. 

«Я не говорю, что все неправительственные организации  и люди одинаковые, но, если у нас один чиновник вор, мы же не говорим, что надо распустить все министерство. С каждым случаем нужно очень конкретно разбираться. Нам говорят: не лезьте никуда, занимайтесь социальными вопросами, но во время войны нам никто не говорил не вмешиваться. Мы пошли сами, кто-то пошел воевать, кто-то работал в пресс-центре. Никто не поручал мне ничего, когда я работала в пресс-центре. У нас столько коррупционеров и скандальных дел, люди богатеют, декларации не заполняют, мы не знаем, откуда все эти доходы, но в подвальное помещение на допрос вызывают Цизу Кязимовну Гумба. Я считаю, что оценивать нашу деятельность надо не по тому, есть ли у нас финансирование от ООН, оценивать надо по тому, что мы делаем. Это соответствует нашей Конституции и принципам, которые в ней провозглашены», –  сказала она.

Политолог, директор Музея Банка Абхазии Астамур Тания считает, что у официального переговорного процесса есть свои рамки, в том числе и временные. Кроме того, этот процесс всегда проходит под камеру, и в нем много пропаганды. А в рамках неформального общения есть возможность обсудить разные модели, что методологически помогает переговорному процессу.

Он отметил, что по сравнению с концом 90-х и началом 2000-х годов уровень информированности различных международных структур о позициях Абхазии очень серьезно снизился. Это связано со свертыванием официального переговорного процесса в виде Координационного совета, который работал с 1997 по 2008 годы, и с тем, что многие люди просто ушли на пенсию.

«Если мы думаем, что все в мире интересуются тем, что у нас в Абхазии происходит, это далеко не так. Мы и тогда находились на периферии интересов крупных держав и сейчас. Отчасти это связано со снижением активности наших властей в контактах с международным сообществом. В долгосрочном отношении это нам не выгодно», – сказал Тания.

Нам  надо развивать площадки для переговоров. Если мы говорим, что наша страна - независимое государство, оно должно быть субъектом международных проектов. Например, сейчас обсуждаются вопросы по транзиту через нашу территорию. Где их обсуждать? Их  невозможно обсуждать в рамках Женевских дискуссий. Нам нужно стремиться из Женевских дискуссий сделать Женевский переговорный процесс, чтобы были стороны в конфликте. Это возможно в случае отмены закона Грузии «Об оккупированных территориях. Этим вопросом нужно постоянно заниматься. Сам по себе он не решится. Мы видим, как вокруг нас меняется ситуация.  Мы должны стараться принимать в этом участие, чтобы не оказаться на обочине истории. Это вопрос выживания», - подчеркнул Тания

Что касается вопроса о законопроекте о регулировании  общественных отношений в сфере НКО, Тания привел в качестве примера первые советские конституции, в которых сначала ограничивались права эксплуататорского класса, представителей которого первое время никто не сажал, их снимали с работы и могли отправить в ссылку. Потом начались откровенные чистки, затем репрессии добрались до организаторов первых чисток. По его мнению, если эту логику запустить один раз, то она не остановится.

«Когда Владислав Ардзинба был народным депутатом и получил доступ к архиву КГБ, он был в ужасе от того, что творилось в Абхазии в 30-е годы время. Любые законы, которые направлены на клеймение людей и приклеивание к ним каких-либо ярлыков, разрушают основу абхазского общества – солидарность. Если мы будем разделять людей по каким-либо признакам, это подорвет конкурентоспособность нашего общества. Попытки искусственно ограничить свободу мысли приведут к оглуплению общества. Это проверено многократно. Давайте друг друга побережем. Мы можем друг с другом договариваться»,  – подчеркнул он.       

Представитель Движения «Матери Абхазии за мир и социальную справедливость» Саида Алания считает, что необходимо встречаться в рамках международных организаций и озвучивать свою позицию. В противном случае «не будет никакого движения».

«Более патриотичных людей, чем сотрудники «Центра гуманитарных программ» или «Ассоциации женщин Абхазии», я не знаю. Была проведена огромная просветительская работа, тренинги и семинары с выездами. Очень много людей в сложное время смогли понять, как и с какой целью жить», – отметила она.

В качестве примера успешного взаимодействия с международными организациями Алания  привела деятельность МККК по поиску пропавших без вести и идентификации останков погибших во время Отечественной войны народа Абхазии.

«Нельзя губить на корню очень хорошее дело», – подчеркнула она.

По словам руководителя Детского фонда Абхазии Асиды Ломия,  раньше у нее была возможность встречаться с главами внешнеполитического ведомства страны, взаимодействовать и обсуждать с ними самые острые вопросы. Сейчас этого нет.

Она рассказала о роли НКО в борьбе с голодом, болезнями. «Они видели, что мы нуждаемся и помогали нам», – сказала Ломия.

Ее заинтересовало, почему Парламент Абхазии хотя бы в интернете не отреагировал на рекомендацию Еврокомиссии Европарламенту не признавать документы, выданные РФ на территории РА.

«Мы работаем с теми, кто действительно нуждается, и там, где государство пока не может помочь», – подчеркнула Ломия.

Она уверена, что попытки принять закон, ограничивающий деятельность неправительственных организаций  в Абхазии, приведет к расколу в обществе. Ее возмущает, когда любые встречи с представителями Грузии воспринимаются в качестве «продажи Родины». С другой стороны, государство закрывает глаза на теневую торговлю с Грузией и на поездки на лечение граждан Абхазии в эту страну.

Член Совета директоров Центра гуманитарных программ Лиана Кварчелия  считает, что в рамках действующего законодательства есть все механизмы для регулирования деятельности общественных организаций.

«С Россией, безусловно, нужна гармонизация, например, в таких вопросах, как таможня, двойное гражданство и т.д., но все остальное - это вопросы наших внутренних отношений общества с  властью, это наше внутреннее дело, и, если мы самостоятельное государство, нам надо такие вещи отстаивать», – сказала она.

По ее мнению, в России стало очень легко попасть под клеймо иностранного агента. Там тоже начали с НПО, потом дошли до  журналистов и оппозиции.

«Надо понимать долгосрочные последствия всего, что мы делаем. Я не представляю, что этот законопроект будет принят», – подчеркнула она.

 

По мнению заместителя директора Сухумского Дома Юношества Аиды Ладария, Абхазия не нуждается в дополнительном законе, который будет регулировать сферу неправительственных, некоммерческих организаций. Государство и общественные организации должны взаимодействовать, анализируя и контролируя друг друга. В противном случае, всех, кто получает помощь из России или Турции тоже можно назвать иногентами.

«Гармонизация законодательства с РФ не должна быть зеркальной, не все законы надо гармонизировать», – сказала она.

В завершение встречи член Общественной палаты Сократ Джинджолия отметил, что обществу необходимо серьезно и подробно обсудить деятельность НПО в Абхазии.

«Мы ни в коем случае не сторонники свертывания гражданского общества в стране. В нашем государстве нет ни одного чиновника, который бы придерживался такой позиции.  У нас не должно быть деления на обвиняемых и обвинителей», – отметил он.

По мнению Джинджолия, гармонизация законодательства с РФ не означает слепого копирования, поэтому проработка законопроекта должна быть тщательной и открытой, что и происходит на данный момент. Кроме того, необходимо выяснить, что мешает действующему законодательству  регулировать  деятельность некоммерческих организаций.

 

Последнее изменение 16.11.2022, 11:55
РГУ "АПСНЫМЕДИА" Информационное Агентство "АПСНЫПРЕСС" © 2023 Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с абхазским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на www.apsnypress.info. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на www.apsnypress.info обязательна.