ИРИНА КУАКУАСКИР: СОСТОЯНИЕ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ УЖЕ ДАВНО НЕ ОТВЕЧАЕТ  НА ЗАПРОСЫ  ОБЩЕСТВА И  ГОСУДАРСТВА

Сухум. 6 мая 2021. Апсныпресс. Мы продолжаем серию материалов, в которых специалисты в области образования, учителя и репетиторы высказывают свою точку зрения на проблемы в системе  образования Абхазии и свое видение выхода из сложившейся ситуации.

На этот раз мы предлагаем нашим читателям интервью с директором Института педагогики им. Н. Х. Адзинба Министерства просвещения и языковой политики, автором учебно-методического комплекса по истории Абхазии Ириной Куакуаскир.

О состоянии системы образования

Нынешнее состояние системы образования в Абхазии я бы оценила как критическое и не отвечающее современным реалиям.

Ситуацию усугубила  пандемия коронавируса, она обнажила многие болевые точки в сфере образования и не только. Пока школы работали в обычном режиме, дети учились за партами, учителя у доски объясняли новый учебный материал, все казалось вполне приемлемым и не столь критичным. А вот ковидная ситуация, показала, что система дает серьезный сбой.

Что произошло? Учебный процесс переместился из классных помещений  к мониторам домашних компьютеров. Казалось бы,  смена локаций не должна была  парализовать учебный процесс. Но, к большому сожалению,  это случилось.

Мы видим не только слабую материально-техническую базу наших школ, ведь не только это стало причиной сбоев. Нынешняя ситуация  показала нашу слабую методологию педагогического и методического сопровождения формата дистанционного образования. Практике онлайн обучения уже более 30 лет, во многих странах учителя имеют опыт разработки и применения онлайн-уроков. Давно данный формат образования идет параллельно с офлайн обучением.

О переходе к онлайн обучению в период пандемии

Слабая организация дистанционного обучения в школах, необеспеченность образовательных программ цифровыми ресурсами в период пандемии вызывает естественное недовольство со стороны родителей. Учащиеся Абхазии часть предметов изучают по российским учебным стандартам, которые сопровождаются образовательными цифровыми платформами, но у учителей слабые навыки использования информационно-коммуникационных технологий.  В свою очередь, национальные учебные программы вообще не обеспечены электронными ресурсами. Серьезной проблемой является также и низкое техническое оснащение школ, учителей и школьников Абхазии. Кроме того, онлайн-обучение не имеет широкой поддержки в педагогической среде. Учителя, особенно старшего возраста, сопротивляются введению электронных ресурсов и электронной документации в свою школьную практику. Молодые учителя, не владеющей информацией о преимуществах использования в организации учебной деятельности электронных ресурсов, не мотивированы на использование онлайн-обучения.

В странах, где практикуются электронные классы (электронный документооборот, журналы и дневники), переход к онлайн обучению был менее болезненным, а мы пока только об этом говорим и еще нет практического применения. К сожалению, учителя не обучены методике и не имеют навыков ведения онлайн занятий. Методика онлайн уроков отличается от методик ведения уроков при непосредственном общении с учениками.

Я не виню наших педагогов, которые работают в две смены и ведут по 8 – 14 уроков. Я просто обращаю внимание всех нас на проблему, требующую решения.

О запросе общества и репетиторстве

Любой родитель хочет, чтобы его ребенок получил качественное образование. Родители понимают, что школа не обеспечивает должный уровень знаний, на который они рассчитывают.

Все хорошо осознают, что такое явление, как репетиторство, получает всё большее распространение,  порой заменяя школьное образование, но никакие решения не принимаются. Речь не идет о том, что нужно объявить войну репетиторству, наоборот, сегодня они спасают нашу систему образования.

Для  части родителей школа становится лишь неким безопасным местом, где ребенок может провести определенное время, в то время, как они работают.  А вот за знаниями для поступления в вузы приходится обращаться к услугам репетиторов. Также очевидно, что дети, занимающиеся у репетиторов, в основном нацелены на поступление в зарубежные вузы, тогда как те, у кого нет возможности оплачивать труд  репетиторов, поступают в АГУ, и от этого тоже страдает качество нашего образования.

В системе образования много проблем,  но  мы - и учителя, и родители, как мне кажется, смирились с ними. Мы все хорошо помним, как  пару месяцев назад  многие родители, несмотря на пандемию коронавируса, требовали вернуть детей в классы,  хотя   закрытие школ было вынужденной мерой.   Но я что-то  не припомню, чтобы родительские комитеты столь остро ставили вопросы, касающиеся самого учебного процесса и его качества.  А  старшеклассники после школьных уроков  вынуждены ходить к репетиторам, а это серьезная умственная и  эмоциональная нагрузка на них  и немалая материальная – на  родителей.

Об изменении подхода обучения в старших классах

Реально и безболезненно сегодня мы можем изменить подход к обучению в старших классах школы. В старших классах необходимо определить набор четырех – пяти (а то и меньше) базовых предметов, а остальные предметы для изучения ученик должен выбирать сам, в зависимости от того, что ему нужно для поступления.

В принципе, всю школьную программу ребенок проходит с 5 по 9 классы. 10-й и 11-й класс - это уже некая рефлексия пройденного материала и углубленное изучение отдельных тем.

Данный подход может отменить потребность в репетиторах. Этот вопрос можно и нужно обсуждать. Это может быть не столь затратно  для государства, при этом можно заинтересовать учителей и родителей.

О территориальном разделении школ

Я сторонница раздельного обучения детей младших, средних и старших классов.  В идеале ученики, младших, средних и старших классов должны учиться в зданиях, территориально расположенных в разных местах. Если старшеклассник будет ходить в другую  школу, где будут учиться со своими сверстниками, по статусу он будет себя чувствовать взрослым, самостоятельным, принимающим решения за свои поступки. В  итоге - это один из моментов, который учит его быть более ответственным. И процесс организаций учебы со старшеклассниками нужно построить по-другому, а не так, как в начальной и основной ступени образования. Старшеклассники  через год -  два станут  выпускниками  школ, самостоятельными гражданами страны, поэтому вопрос их социализации, вхождения во взрослую жизнь -  один  из основных вопросов системы образования.

Старшеклассник, помимо базовых (основных), выбирает те предметы, которые ему необходимы для поступления в вуз. Также обсуждается график посещения школы с педагогами, руководством школы. Педагог набирает свою группу по предмету (здесь будут учиться  из разных школ) и ведет их по программе, составленной по запросу учащихся.  Вот здесь, когда учитель работает по углубленной программе, я допускаю плату за учебу. В идеале, образование должно быть бесплатным.  Оно и бесплатное, и крайне неэффективное. Когда в школы начнут идти лучшие выпускники вузов, где они будут получать высокую зарплату, тогда мы можем говорить, что государство гарантирует и бесплатное и качественное образование. Сегодня, по факту, это не так. Поэтому, в старшей школе, была бы моя воля, предложила бы заключение договоров между школами и родителями. Школа берет на себя обязательство подготовки ученика по индивидуальному запросу, родители осуществляют оплату труда. Этот момент будет очень высокой мотивацией со стороны педагога, который будет заинтересован, чтобы по его предмету были ученики, т.к. большую часть родительских денег будет получать он. Школа также будет заинтересована и финансово, помимо престижа. И еще, немаловажный момент -  учет финансов, налоги, которые сегодня идут мимо бюджета. Понимаю, что модель, которую я предлагаю, можем быть уязвима. Однако я хорошо понимаю, что и существующая практика абсолютно нерабочая. Говорю с полной ответственностью: старшая школа сегодня даже препятствует получению  качественного образования. Старшеклассники вынуждены лавировать между школой и репетиторами. Поэтому мы имеем высокую миграцию старшеклассников из городских школ в села, переход от очной формы учебы к  заочной.  Зачастую формальное занесение в школьные журналы, а по факту – отсутствие ученика в школе. Я думаю, что своей правдой не шокирую никого. Процесс идет снизу давно, просто формальные органы управления не хотят видеть это, или им не хватает ресурсов, чтобы повлиять на это.

О национальных учебниках

Одной из наиболее актуальных проблем современной независимой Республики Абхазия, как молодого государства, является проблема понимания мира, себя и своих возможностей и исторической перспективы в новых геополитических условиях государственности. Известно, что исходными понятиями при анализе вышеназванной проблемы являются знания, суждения и умозаключения, вытекающие из тех же самых национальных школьных учебников. Думаю, никто не спорит с тезисом, что школьное образование играет ключевую роль в формировании государственной идеологии и идентичности граждан.

Спрашивается: как может состояться независимое государство, если оно использует учебники других стран? Не имеет значения,  это учебник математики, физики или истории. Учебный текст формирует личность ребенка, через осмысление и восприятия смыслов учебного текста происходит процесс взросления и социализации ребенка. Понятно, что наука не имеет границ и национальной принадлежности, и что школьные учебники, прежде всего, производные от науки. Однако научные знания могут быть оформлены в учебные тексты с учетом национального и государственного интереса. Даже в учебнике по математике можно продумать контекст в задачах, где возможен местный колорит и компонент. Если мы даем в школах с 1 по 11 классы 80% учебных текстов других государств, ребенок может вырасти гражданином другого государства. Если мы, к примеру, возьмем количество учебных часов, отведенных  на исторические дисциплины (всеобщая история, история России и Абхазии, истории других этнических общин, проживающих в Абхазии), то увидим, что  на историю Абхазии в лучшем случае приходится лишь 20% учебного времени. Таким образом, 80% времени мы образовываем и воспитываем школьников через взгляды, мысли, эмоций, суждения, переживания на материалах других государств. Во всех союзных республиках после развала СССР занялись этим вопросом. Они создали национальные учебники. В России даже региональные учебники отличаются, и у них в законе прописано, что  национально-региональный компонент – это обязательное условие в разработке учебников. Это все финансово затратно, но, думаю, не  следует на это закрывать глаза.

Наши учебники должны быть составлены с учетом интересов нашего государства, его истории, географии, природы и других аспектов. А у нас получается, что ребенок изучает экзотические растения и не знает те, которые растут за окном. У нас только начальная абхазская школа работает по национальным учебникам. И еще: независимо от  языка обучения в школе, содержание, контент учебников во всех школах  должен быть идентичным.

О нормативной базе

У нас до  сих пор нет закона об Образовании. Я не уверена, что после принятия закона, на следующий день система образования переформатируется. Однако должны быть ориентиры и направления, по которым следует двигаться.

У нас говорят о реформе образования, кому-то нравится термин «модернизация». Но, на мой взгляд, мы сначала должны серьезно подумать над тем, в чем смысл, содержание и миссия системы образования Республики Абхазия, какие задачи перед системой образования ставит государство в современных геополитических условиях? Естественно, школа - очень важный идеологический инструмент и общественный институт. Каким видит государство своего будущего гражданина? Где место государственного языка в этой системе? У нас абхазские школы - тоже условное название, поскольку на абхазском преподают только в начальном звене. Владеют ли языком выпускники школ? Мы не смогли расширить функциональность абхазского языка как государственного в школьном образовании, не говоря уже о национальных учебниках по всем предметам. Наряду с широкой функциональностью государственного языка, в школьном  обучении  через интегрирование языка в учебные предметы, мы также должны обеспечить свободное владение  выпускниками школ как минимум  еще двумя языками. Как вы думаете, насколько это реально при нынешнем формате процесса обучения языкам  в наших школах? Для меня ответ очевиден. Для этого нужно создавать систему образования с учетом языковых потребностей, начиная с дошкольного образования.

В республика должен быть Центр по национальной подготовке педагогических кадров. Да, выпускники вуза получают хорошее профильное образование по школьным предметам -  физике, химии, математике и др. Однако слабо обучены методике преподавания. Человек  может иметь глубокие теоретические знания, но это не означает, что он автоматически будет хорошим педагогом. Каждый, кто желает работать в школе, сначала должен получить диплом об окончании Центра национальной подготовки педагогических кадров. Кстати, для подготовки современных педагогов нужно в обязательном порядке приглашать специалистов извне, также отправлять будущих педагогов  на стажировку в лучшие школы мира. Не стоит экономить деньги в этом вопросе. Один мудрец уже сказал: «Не спрашивайте, сколько стоит образование, спросите, сколько стоит невежество».

Всё вышеперечисленное и много другое, в том числе и по воспитательной работе, должно быть обеспечено нормативными документами. Поэтому мы акцентируем свое внимание  на этом вопросе.

Каким должен быть современный педагог

Педагог должен быть современным, креативным и гибким. Он должен приходить в школу с хорошим настроением, а дети должны не бояться педагога, а уважать его, считаться с его  авторитетом. Уже давно известна аксиома, что учебный процесс должен строиться педагогом так, чтобы главным в нем были дети.  «Добрый педагог – добрые дети», - я разделяю это мнение. Насколько учитель будет  удовлетворен жизнью, насколько обеспечен финансово, насколько защищен и чувствует себя комфортно, насколько его не мучают другие мысли, настолько же хорошо будет ребенку. Надо дать учителю такую зарплату, чтоб он был свободным и всецело принадлежал учебному процессу, был заинтересован в том, чтобы повышать свою квалификацию.

В странах с успешно выстроенной системой образования ведется очень серьезная, продуманная работа с учениками. Помимо педагога в школах с детьми работают методисты или помощники, люди, которые сопровождают учеников в процессе обучения. С учетом успеваемости и поведения ведется индивидуальная работа с каждым учеником. Вместе с помощником учитель разрабатывает методику, ставит достижимые задачи. Это  личностно-ориентированный подход к образованию.

А у нас есть учебная программа, и учитель обязан произвести «прогонку» по ней, потому что мы,  проверяющие, приходим и требуем от него, чтобы он прошел с учениками весь этот программный  материал строго по календарю. А кто усвоил программу, кто не усвоил её? У нас, конечно же, есть какие-то количественные и качественные показатели, но насколько полно они описывают ситуацию, насколько этими показателями учитывается  каждый  ученик?

Если ученик в начальных классах успевает на тройки, скорее всего он до конца останется троечником, а отличник должен оставаться  отличником. Но ведь если учитывать индивидуальные особенности и способности ребенка, он может отставать по отдельным предметам, но прекрасно усваивать другие. Педагоги должны ставить  перед детьми реалистичные цели, мотивировать их и совместно добиваться успехов.  

Сложилась практика активной работы с успевающими учениками, а те, кто успевает хуже, чаще всего сидят на задних партах. И  уже по тому, где сидят ученики, понятно, кто и как успевает и где эта «точка кипения» в классе. Но  ведь в процентном отношении в классе в лучшем случае 20% отличников. В лучшем случае!

Но ведь 80% неотличников – это тоже наши дети, наши граждане, наше общество. Нельзя  забывать,  что мы живем рядом с ними, с теми, кого мы когда-то определили в «троечники» и не поставили и не реализовали вместе с ними другие задачи. Зачем тогда нам возмущаться и сетовать на то, что общество неразвитое? Это мы так в форматах середняка формируем будущих граждан страны. При нынешнем состоянии школ у учителей нет возможностей, а порой и желания, подтягивать троечников до уровня хорошистов и отличников. С ними не ведутся индивидуальные беседы, им не ставят достижимые цели. Учителя, конечно же, тянут троечников, но превращение троечников в отличников – единичные случаи.

Новые подходы к обучениюя для нового поколения

Когда я говорю о переформатировании советских педагогов, я не оцениваю, советскую систему образования, не говорю,  что это было хорошо или плохо. Советские педагоги работали в другом формате и с другими детьми. Советский педагог с современными детьми, к сожалению, не справляется.

Если сегодняшнего школьника учить по тем же методикам и учебникам, по которым учили меня (хотя у нас часто любят ссылаться на то, что «мы же так учились, и всё было нормально»), результаты будут старыми. Сегодня дети с первых лет жизни не расстаются со смартфонами, у нас же были черно-белые телевизоры с двумя каналами. Можно меня сравнивать с этими детьми?

Нередко приходится слышать от учителей  и родителей: «Зачем нам электронная документация или же электронные классы, когда есть бумажные классные журналы и дневники, когда можно прийти в школу и там все покажут и расскажут».  Но цифровизация  - это не чья-то  прихоть или  праздное желание. Это требование времени. Это мир,  в котором ребенок, который сегодня пошел в школу, будет жить. Мы обязаны работать с прицелом на то время, в котором будет учиться и работать наш первоклассник через десять лет по окончании школы. Мы обязаны меняться и повышать свою компетенцию. 

Какой педагог может конкурировать с Googl,   где все написано? Да никакой! Но педагог   может и должен научить ребенка «плавать» в мире информации. У нас по сей день в чести репродуктивный метод – воспроизвести то, что написано. Такой метод был актуален сотни лет назад, когда только появилось книгопечатанье, и книги были редкостью. Учитель пересказывал детям знания из книг и только так мог донести информацию. Сегодня информация обо всем доступна каждому. Сегодня образование не ориентировано на «знание», точнее не только на «знание», сегодня работают над «компетенциями». Т.е. чьи-то знания, в принципе, чужие знания, изложенные в учебниках, ограничивают тебя в действиях. Получается, что все уже известно, решено, написано. Тебе остается только выучить это. Да, когда-то эта модель образования работала, может быть даже, неплохо. Но мы же понимаем, что каждая историческая эпоха формирует определенного человека в соответствии с ее запросами. Зададимся вопросом: мы хотим для нашей современной Абхазии иметь советского типа человека? Дайте ответ на этот вопрос, и все встанет на свои места. Сегодня школьное образование не может работать только на пересказ учебного текста; это не только не современно, это уже и не престижно, это глубоко архаично. Учебный процесс должен быть ориентирован на практическую часть на основе знаний. Вот здесь уже и говорится о формировании в процесс обучения у школьников таких качеств, которые принято называть «компетенциями». Но это -  уже другая матрица работы. Я знаю, что у нас есть отдельные учителя, которые работают в этом направлении. К сожалению, это отдельные случаи, которые в принципе не влияют на систему.

Система образования  должна реагировать на изменяющиеся обстоятельства, в том числе и на то, что доля живого общения снижается, что дети общаются больше через экраны смартфонов и ноутбуков. Разумный консерватизм необходим системе образования, но вместе с тем, она должна быть мобильной,  своевременно реагировать на новые обстоятельства. У нас же даже парты расставлены  так, как это не делается в большинстве стран. Дети должны видеть друг друга, смотреть в глаза, работать вместе, а не смотреть в затылок впереди сидящего  одноклассника.

В процессе обучения дети, отталкиваясь от освоенного учебного материала, должны предлагать какие-то свои выводы, идеи, проекты, предложения, пусть даже ошибочные. Ошибок невозможно избежать на пути к новым  знаниям. Наши же дети боятся делать ошибки, они чаще всего ориентированы на точное воспроизведение  учебного материала.

До 60% нашей сегодняшней школьной программы, если можно так сказать,  безжизненный материал: выучил, ответил на уроке или сдал экзамен и забыл. Важно, чтобы ученики понимали, где изучаемые ими материалы пригодятся в жизни, где их можно использовать, как они стимулируют личностный,  интеллектуальный и творческий рост.  

О домашних заданиях

Я не знаю, как это получилось, на каком этапе это произошло, но почему то школы сегодня ориентированы именно на родителей. Они задают домашние  задания, и школа фактически продолжается дома, а там уже уставшие родители и  дети. Уже давно психологи пришли к заключению, что это не эффективно. Всего лишь 15% или 20% времени должно быть отведено после школы на выполнение домашних заданий. А в начальном звене вообще практически не должно быть домашних  заданий. Если учитель в течение урока не смог донести материал, то и дома ребенок, за редким исключением, вряд ли его усвоит. Значит  надо думать над тем, как сделать, чтобы ученики могли максимально усваивать учебные материалы в классах.  

О системе оценок

Также уже пора менять систему оценок знаний школьников. Это уже давно устаревшая  система, даже стыдно, что мы так оцениваем учеников. Это тоже дискриминирует ребенка.  

Если мы ставим  ребенку «двойку» или «тройку», он себя  чувствует неудачником, троечником, соответственно к нему относятся и одноклассники. Для отличников «пятерки» - тоже психологическая нагрузка. Мы  видим в нем всегда отличника, а он может где-то хочет расслабиться, может он какой-то предмет хочет выучить на «пять», а другому уделить меньше внимания, выучить на «четыре», но мы ему это не позволяем. Он должен быть всегда отличником.

Кто должен контролировать систему образования

Наше министерство просвещения по сей день -  некий орган, который и управляет, и контролирует. Не должно быть так.  Как можно самого себя проверять? Где там объективность и прозрачность? Абсолютно ни в чем их не подозреваю, но просто должен быть контролирующий орган, который мониторил бы  работу. Возьмем, к примеру, Россию. Там есть Рособнадзор, который  мониторит, отслеживает работу Минобразования. Важное значение имеет и Ассоциация педагогов,  членство в которой  должно быть своего рода  стандартом  качества. Случайный человек не должен попадать в профессиональную ассоциацию. При этом надо иметь в виду, что какие-то инструменты, которые работают в других странах, могут не сработать у нас, поэтому нам не следует  слепо копировать чей-то опыт. Но, я уверена, что некий центр или уполномоченный мониторинг  качества образования Абхазии нужен.

 

 

Последнее изменение Четверг, 06 мая 2021 16:34

Возвращение имени

Документы

ПАРЛАМЕНТ-НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ РА<br>Официальный сайт
АГЕНТСТВО ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЙ СВЯЗИ РА<br>Официальный сайт
АДМИНИСТРАЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ<br>Официальный сайт
МЧС РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ<br>Официальный сайт
КАБИНЕТ МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ<br>Официальный сайт
МИНЗДРАВ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ<br>Официальный сайт
МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ<br>Официальный сайт
ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ<br>Официальный сайт
АКАДЕМИЯ НАУК АБХАЗИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «СУХУМСКИЙ ФИЗИКО – ТЕХНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ»
СУХУМ<br>Официальный сайт
МВД РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ<br>Официальный сайт
AUSURA.SU<br>Биржа труда
Яндекс.Метрика

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me