АҾЦӘАЖӘАРА

Асабша, 18 Рашәара 2022 21:19

"РАБОТА, В КОТОРОЙ СРАЗУ ВИДЕН РЕЗУЛЬТАТ": ИНТЕРВЬЮ С ОФТАЛЬМОЛОГОМ АСТАМУРОМ  ГУЛАРИЯ

Сухум. 18 июня 2022. Апсныпресс /Алексей Шамба/ Два месяца назад в Сухуме открылся центр микрохирургии глаза «Прозрение», оснащённый самым современным оборудованием. Мне удалось познакомиться с его главным врачом  и владельцем - офтальмологом  Астамуром  Гулария, который ко Дню медработника согласился рассказать о своей работе и о себе. 

 - Астамур, как вы решились открыть клинику в Абхазии?

 - Я долгое время работал в России и видел, какие там медучреждения, какую качественную помощь оказывают пациентам и всегда мечтал, чтобы в Абхазии открылся полноценный офтальмологический центр, чтобы наши граждане получали качественные и современные услуги. Решиться мне помогло понимание того,  что наша жизнь не такая уж длинная и нужно все-таки успеть сделать что-то полезное. Поэтому я и вернулся домой.

 - С какими проблемами в офтальмологии вам сразу пришлось столкнуться?

 - В Абхазии не было технологий и специалистов, которые умеют ими пользоваться. Иногда наскоками приезжали на некоторое время хирурги, потом уезжали. Врачей, которые работали бы у нас на постоянной основе, не было.

 - Вы можете уточнить, о каких именно технологиях идет речь?

 - Да, конечно. Одна из самых распространенных – это хирургия катаракты. У нас в клинике эта операция проводится амбулаторно. Раньше её делали только стационарно, и пациент долгое время находится в медицинском учреждении. Средний койко-день составлял от 7 до 14 дней. Это была очень высокая нагрузка не только на пациента, но и на саму клинику. Сегодня мы применяем технологию малых разрезов. Это общемировая практика, и я привез эту технологию в Абхазию.

 - В чем особенность этой операции в вашем Центре?

 - Перед хирургическим вмешательством необходима очень серьезная высокотехнологичная диагностика. Это позволяет правильно подобрать необходимую линзу для конкретного пациента. В нашей клинике такое оборудование есть. Оно производит высокоточный расчет хрусталика. Формулы, по которым рассчитываются   его параметры, постоянно совершенствуются, поэтому необходимо иметь соответствующее самое современное оборудование.

 - То есть вы под каждого  пациента подбираете наиболее оптимальные варианты и объемы хирургического вмешательства?

 - Именно так. Мы впервые в Абхазии успешно имплантировали мультифокальные и торические линзы. Это не обычные хрусталики, которые дают возможность видеть через «чистое окно». Они позволяют исправить такое сложное состояние роговицы, как астигматизм. Мультифокальные линзы позволяют видеть в  трех дистанциях: близкой, средней и дальней. Пациенты очень довольны результатами, так как почти полностью восстанавливается способность видеть.

 - На какой стадии развития катаракты вы делаете операцию?    

 - Доводить до полной слепоты, а потом уже оперировать не нужно. Такая тактика ведения больного в современной хирургии уже не существует. Сейчас катаракту оперируют сразу после ее диагностики.  

 - Какими еще заболеваниями вы занимаетесь?   

 - Мы проводим сложные операции по поводу глаукомы. Это самое опасное из глазных заболеваний, оно незаметно крадёт у человека зрение. У нас глаукому можно успешно диагностировать уже при  первичном осмотре.

Кроме того, в клинике заложен серьезный потенциал по лечению заболеваний заднего отрезка глаза. Мы привезли в Абхазию микроскоп, он позволяет глубоко заглянуть внутрь глаза и провести там очень тонкие и очень сложные хирургические операции.

 - О каких патологиях идет речь?

 - Это очень тяжелые состояния, например, отслойка сетчатки, кровоизлияния, последствия сахарного диабета, болезни центральной зоны сетчатки, фиброзы и разрывы. Также этот микроскоп помогает делать операции при травмах.

 - Вы работаете уже        несколько      месяцев. Клиника полностью укомплектована кадрами?

 Я сейчас набираю средний медицинский персонал. Что касается врачей, то мы планируем, что у нас будет работать целая команда офтальмологов не только оперирующих, но и поликлинических, которые ведут прием граждан. Вопрос кадров, на самом деле, самый болезненный. Если пригласить на постоянную  работу хирурга из России, то это гигантская финансовая нагрузка. Его надо обеспечить жильем, зарплатой и дать ему возможность     интересной работы. Кроме того, есть проблемы и с нашим миграционным законодательством, которое не позволяет просто приехать и работать.

 - Получается, что лучший вариант - найти молодых, перспективных специалистов и обучить их?

 - Да. На следующем этапе развития мы планируем создать клиническую базу, в которой можно было бы обучать специалистов. На данном этапе уже есть два прекрасно подготовленных специалиста, они работают в России и готовы, как говорится, по первому зову приехать в Сухум.

 - Сколько сейчас у вас сотрудников?

 - 10 человек. Из них большая часть – это медицинские работники. Для тех задач, которые были поставлены перед клиникой этого количества хватает, но мы однозначно будем расширяться, так как не рассчитываем на так называемою «шабашку». Мы работаем на постоянной основе и несем ответственность за своих пациентов и после операции. .

 - Вы рассказывали о том, что у вашей клиники сложились добрые отношения со знаменитым Центром микрохирургии глаза им. С. Федорова. В чем они заключаются?

 - Две наши медсестры находятся там на повышении квалификации. Если мы сталкиваемся с особо тяжелыми случаями, то отправляем больных туда, где они без очереди получают необходимое лечение. Наша клиника открыта для сотрудничества; мы   планируем её посещение самыми крупными специалистами-офтальмологами России. Для их приезда и работы операционный блок оснащен самым современным оборудованием.

 - Как вы, в качестве инвестора, оцениваете первые месяцы работы?

 - Если сказать коротко, то те задачи, которые были поставлены, выполнены. На данный момент, все, что зарабатывается, кроме зарплаты сотрудникам, вкладывается в саму клинику, так как оборудование очень дорогое.

 - Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Например, почему вы решили стать врачом?

 - Мой брат, Денис Гулария, первым поступил в мединститут. Сейчас он кардиохирург и работает в Германии. Так что эта профессия мне с детства знакома. Мой путь в медицину начался после школы, когда я стал работать в МККК в Гагре в Центре протезирования нижних конечностей. Тогда набирали на работу молодых людей и обучали там же. Мы ставили на ноги наших инвалидов, ребят-ветеранов Отечественной войны народа Абхазии. Я очень проникся интересом к этой профессии и к людям. Мое стремление поддержали родители и брат, и я поступил в Омскую медицинскую академию.

 - Как вы себя чувствовали в холодной Сибири после теплой Абхазии?

 - Это было очень необычно, пришлось долго привыкать к морозам. Жил в общежитии, самостоятельно научился зарабатывать себе деньги на кусок хлеба. Это был один из самых лучших периодов моей жизни. Четыре курса я проучился  в Омске, а потом перевелся в Кубанский медицинский университет, который окончил через 2 года.

 - Почему вы выбрали именно офтальмологию?

 - Будучи студентом старших курсов, проходя практику в  Абхазии благодаря Татьяне Павловне  Апба  я заинтересовался именно офтальмологией. Позже я окончил  интернатуру и ординатуру в Москве, в Российской академии постдипломного образования.

 - Вы сразу стали оперировать?

 - Да, мне повезло, я попал под крыло к Александру Юрьевичу Самойленко, одному из лучших специалистов по самым сложным направлениям в офтальмологии - витреоретинальной  и катарактальной хирургии.

После ординатуры устроиться на работу в Москве без серьезной помощи было практически невозможно. Я решил, что мне лучше поехать набивать руку подальше от столицы и оказался сначала в Сургуте, затем в Ханты-Мансийске, поработал, но особых технологий там не было, да и условия для жизни были очень тяжелыми, поэтому вернулся в Москву. Но к этому времени у меня уже был накоплен операционный опыт.

 - Насколько трудно овладеть современными способами хирургического лечения?

 - Этому научиться непросто. Мне пришлось очень долгое время работать в специализированных учреждениях. Я старался, зная, что мои умения и опыт обязательно пригодятся на родине. Я решил приехать в Абхазию уже готовым специалистом.

 - Вы говорили, что в этот период в вашей жизни произошли  серьёзные события.

 - В один прекрасный день мне предложили открыть офтальмологический кабинет в городе Коврове Владимирской области. Этот кабинет со временем превратился в гигантский проект. Мы открыли один из самых лучших офтальмологических центров в Центральном Федеральном округе. Человеком, который в меня поверил, был Владимир Михайлович Седов, гендиректор группы компаний «Аскона». Этот менеджерский опыт для меня очень важен, как и медицинский. В то время я делал по 5-6 тысяч операций в год. Всё это помогло мне успешно открыть клинику "Прозрение" в Абхазии.

 -  Что самое приятное в вашей работе?

 - Я не вылезаю из операционной 15 лет. Это очень благодарная работа, эмоционально благодарная. Это работа, в которой сразу виден результат.

Last modified on Амҽыша, 19 Рашәара 2022 11:07
РГУ "АПСНЫМЕДИА" Информационное Агентство "АПСНЫПРЕСС" © 2022 Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с абхазским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и ссылкой на www.apsnypress.info. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на www.apsnypress.info обязательна.