Лента новостей

Популярное

Война началась наутро, после выпускного бала – Екатерина Синявская

3037
13:49, 9 Мая 2015
Война началась наутро, после выпускного бала – Екатерина Синявская
И самое яркое воспоминание – День Победы! Цветущие сибирские степи, май, люди вдоль дороги, бросающие в вагоны охапки полевых цветов.

Сухум. 9 мая. Апсныпресс. Ветерану Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. Екатерине Синявской – девяносто два! Она выросла у горной реки Кодор. Потом защищала свою Родину от врага, не ведавшего об этих местах, обучала людей новым идеям, о которых ее правнуки уже не помнят. Она строила передовое общество и сама на многие годы его пережила. О прошлом свидетельствуют только руины фабрик и обветшалые памятники. А страна, которой были отданы молодость и силы, не существует.

Мы познакомились на открытии мемориала воинам, павшим в боях за Марухский перевал. Памятник был разрушен и теперь его восстановили к 70-летию Победы. На гранитном камне, поставленном в память об одной войне, так и осталось отверстие от пуль уже следующей войны. Точно так же, как этот обелиск, ветераны Великой Отечественной перенесли в Абхазии две войны. Они помнят обе. Им есть, что сравнивать… В 41-ом о том, что фашистская Германия напала на Советский Союз, Екатерина узнала наутро, после выпускного бала…

«Наши мальчишки ушли на фронт, практически, сразу, – рассказывает Екатерина Васильевна, – а я с аттестатом в руках пробиралась из интерната им. Ермолова, где заканчивала 10 класс, домой – в Кодор. Машин нет, все едут навстречу, отдыхавшие в Абхазии военные уезжают». В апреле 42-го мобилизовали и Катю Кулакову. По приказу Сталина на фронт призвали девушек-комсомолок. В Абхазии на призывном пункте собрали 900 девчонок. «Единственное, о чем я тогда жалела – это мои косы. Сказали, что заставят отрезать, – смеется Екатерина Васильевна. – Но командир успокоил: пусть только попробуют, голову сниму!» Потом была жизнь в «пульмановском» вагоне, Батумский порт, обучение и служба на 13 батарее 466 зенитно-артиллерийского полка. «Знаете, что такое батарея? Это 4 пушки, дальномер и прибор. Дальномер ловит цель, передает на прибор, а там 8 девочек сидят и отправляют графики на орудие: на какой высоте, под каким углом летит самолет», – объясняет Екатерина Васильевна.

Батареи в основном состояли из девушек, мужчины - только командир, комиссар, парторг и те, кто заряжали орудие, стреляли. Самым сложным делом для девчонок оказалось научиться вскакивать и одеваться по боевой тревоге. Первое время, пока ночью в темноте нашли свою одежду, пока собрались, – тревога уже закончилась.

«Следующий раз, не стесняйтесь, хватайте одежду, и в чем есть – по местам, потом одеваться будете», – велел командир. И еще, что запомнилось – постоянное желание спать. Потому что весь день расписан: оперативные дежурства, тревоги, боевые подготовки. Личного времени – один час. Все черноморские порты немцы усиленно бомбили. Из Батуми люди следили за заревом пожаров в Поти. Но сам Батумский порт вражеские бомбардировщики пока обходили. Поэтому все суда заправлялись именно здесь, к причалам были проложены трубопроводы, по которым шло горючее – спички хватило бы, поднять на воздух весь порт и прилегающие кварталы. «И вдруг передают: летят бомбить Батумский порт. Мы надели противогазы и – на свои приборы», – Екатерина Васильевна помнит каждый миг тех событий. Чтобы скрыть порт, была устроена дымовая завеса, а в стороне, на реке Чорох, на местности нарисовали ложный объект. Немецких летчиков удалось обмануть, они полетели бомбить речку. Но то время, которое пришлось сидеть в противогазах, слушать грохот бомбежки, гул вражеских самолетов – девчонкам показалось вечностью. «До сих пор помню наши грязные, ошеломленные лица, когда сняли противогазы», – говорит Екатерина Синявская.

Потом Екатерину избрали комсоргом. А через два года перевели в Сухум, в 20 зенитно-пулеметный батальон, боевые точки которого от Гагры до Зугдиди охраняли железнодорожные мосты. Шел 45-ый год… 20 зенитно-пулеметный батальон отправили на Дальний Восток, на войну с Японией. Кате предложили остаться дома, дослужить в Абхазии. Но она сочла нечестным «бросать своих комсомольцев». Эшелон двигался на место назначения целый месяц…«Ехали через всю страну, но больше всего запомнился Сталинград, - рассказывает Екатерина Васильевна. – Нас там должны были накормить обедом. Состав остановился, мы вышли… И не увидели домов. Только дороги, а по бокам груды развалин и плиты с надписями: номер дома, название улицы. А из-под земли трубы торчат, и из труб дым идет – оставшиеся в живых люди жили в подвалах». И самое яркое воспоминание – День Победы! Цветущие сибирские степи, май, люди вдоль дороги, бросающие в вагоны охапки полевых цветов. «Мы сначала не поняли, что случилось. А потом вдруг услышали – Победааааа! Это было на станции Иссык-Куль. Чуть с ума не сошли от счастья: смеялись, пилотки бросали вверх, обнимались». Для Екатерины Васильевны война закончилась 3 сентября 1945 года в Ворошилове.

Старший сержант Екатерина Кулакова была награждена орденом «За боевые заслуги» и пятиметровым отрезом крепдешина – гуманитарная помощь американских союзников. Правда, ордена в наличии не оказалось. Потом уже старший сержант Кулакова получала его по месту жительства в военкомате.

«Но косы я сохранила, - улыбается Екатерина Васильевна, - помню в эшелоне все бегала с ведром к машинисту за горячей водой, мыть голову». А из крепдешина, белого в синий горошек, через год Катя сшила свадебное платье – в Кодоре, в 1946 году, она вышла замуж за соседа, тоже прошедшего войну, Александра Синявского. Вместе они прожили 65 лет. На вопрос, тяжелым ли было послевоенное время, она отвечает: «Может, и тяжелое, но как-то все равно радостно жили. Не было красивой одежды, не было хороших квартир и мебели, никто не ездил на машинах… А счастье было. И дружба была. И верили в то, что в будущем все будет еще лучше. Вот, когда, действительно, было тяжело и больно… Это после окончания войны, в 93-ем году. Я тогда из Кодора приехала в Сухум, надо мне было в военкомат. Сошла на Красном мосту с автобуса – а города нашего нет, все разрушено. Так я даже не смогла пойти в контору, сидела и плакала уже от досады и жалости. А потом только пошла по делам, когда успокоилась».

Сегодня мы отмечаем 70-летие той Победы. Старый праздник в абсолютно другом мире. Уже нет Советского Союза, уже Батуми и Поти – за границей. Уже Грузия нам не друг, а американцы – не союзники. На днях тяжелая военная техника из Америки выгружалась в порту Поти для участия в совместных с Грузией военных учениях НАТО… Годы, которые для Екатерины Васильевны были временем ее молодости, ушли в прошлое, стали историей. И эту историю в каждой стране преподносят со своих позиций. Лишь ветераны помнят все, знают правду и могут рассказать о ней так, как это было. В отличие от политиков. Екатерина Синявская после войны, до пенсии, проработала в школе учителем немецкого языка.

«Тогда мы верили сами и учили детей, что наступит коммунизм… А вместо этого все рухнуло, все, что мы строили», – с грустью говорит она. И уже после Отечественной войны народа Абхазии, когда старая учительница встречала на улице своих бывших учеников, она с осторожностью смотрела им в глаза: «Мне казалось, что я их обманула. Но они говорили: да что вы, Екатерина Васильевна, разве это вы виноваты! А я почему-то считала, что виновата…»


Из архива Екатерины Синявской, 25 мая 1942 г.

foto_voennyhlet.jpg

Возврат к списку

Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры