Лента новостей

Популярное

В журнале «Эксперт-Юг» (www.expert.ru) появился специальный проект «Республика Абхазия»

2402
18:02, 16 Августа 2013

В журнале «Эксперт-Юг» (www.expert.ru) появился специальный проект «Республика Абхазия». В последнем номере журнала (12 – 25 августа 2013 г., № 30 – 32) опубликованы интервью с вице-президентом Абхазии Михаилом Логуа,  руководителем Госуправления РА по строительству и архитектуре  Эсфирь Майтоп,  гендиректором госкомпании «Абхазберегозащита» Максимом Харчилава, а также материалы о строительстве в Абхазии («Строитель номер один») , развитии дорожно-транспортной инфраструктуры («Новые дороги ведут в Абхазию») и восстановлении лифтового хозяйства («Абхазские лифты стремятся вверх»).

***

ИНФРАСТРУКТУРА ПОДТЯНЕТ ИНВЕСТИЦИИ

 Николай Проценко

Владимир Козлов

 Благодаря комплексному плану содействия социально-экономическому развитию Абхазии, реализуемому при помощи России, в Абхазии создаётся база для притока капитала в основные отрасли экономики страны — туризм и сельское хозяйство

Основным приоритетом экономической политики руководства Абхазии сегодня остаётся восстановление республиканской инфраструктуры, существенно пострадавшей в годы войны и блокады. Точкой отсчёта в этом процессе стало признание независимости Абхазии со стороны Российской Федерации в 2008 году. Об основных направлениях развития экономического и политического сотрудничества с нашей страной в интервью «Эксперту ЮГ» рассказал вице-президент Республики Абхазии Михаил Логуа.

Уроки независимости

— По данным статистики, с момента признания Россией независимости Абхазии инвестиции в основной капитал республики выросли в 2,5 раза — с двух до пяти миллиардов рублей в прошлом году. Тем не менее, нехватка вложений в ряд ключевых отраслей экономики страны заметна даже невооружённым глазом, а имеющиеся инвестиции в основном приходятся на государственный сектор. Является ли активизация частных инвестиций на сегодняшнем этапе значимым приоритетом для руководства Абхазии?

— Мы принципиально пошли по пути восстановления инфраструктуры, а не вложения денег в прибыльные коммерческие проекты. Например, мы не сомневаемся, что в курортную сферу инвестиции придут в любом случае, и этот процесс уже заметен, хотя пока и не в том объёме, как нам хотелось бы. При этом я не сторонник того, чтобы Абхазия превращалась в страну дешёвого туризма — думаю, что рано или поздно в наш курортный комплекс с удовольствием вложат деньги серьёзные инвесторы. Но для этого прежде всего необходимо создать условия, восстановив ключевые инфраструктурные объекты или создав новые. Для примера: последний раз канализационные системы в Абхазии меняли лет за 10–15 до распада СССР. Добавьте к этому последствия военного конфликта 1992–1993 годов — по самым скромным подсчётам, ущерб от агрессии Грузии тогда составил порядка 15 миллиардов рублей в советских ценах. В рамках Комплексного плана содействия социально-экономическому развитию Абхазии на 2010–2012 годы мы впервые смогли подойти к восстановлению страны на качественно новом уровне — идёт реконструкция дорог, строятся детские сады, школы, клубы, спортивные площадки. Совсем недавно Абхазию посетила представительная российская делегация во главе с полпредом в СКФО Александром Хлопониным, и он выразил приятное удивление качеством и стоимостью тех объектов, которые ему удалось посетить.

— Можно ли утверждать, что активизация инвестиционного процесса во многом зависит от признания Абхазии более широким кругом стран, чем сейчас?

— Безусловно, нам интересны инвестиционные предложения от любого партнёра, должны быть условия для любого капитала — главное, чтобы мы были убеждены в чистоте его происхождения. Было бы неплохо, чтобы как можно большее количество стран признало нашу независимость, и мы ежедневно и неустанно работаем в этом направлении. Но главное, что нас признала Российская Федерация — великая держава, страна, с которой мы связаны не одно столетие. В нашей истории было всякое, в том числе и трагические моменты, но мы никогда не теряли духовной связи. Именно это обстоятельство было самым важным в 2008 году, когда Дмитрий Анатольевич Медведев объявил о признании независимости Абхазии. Тогда это был для нас большой праздник, но мы, наверное, ещё не вполне понимали, насколько это большая ответственность. Поэтому суть дела не в том, сколько стран нас признают — самое важное, чтобы мы сами научились жить как независимое государство. У нас очень молодая страна, двадцать лет — это небольшой возраст для человека, а для государства тем более. К тому же эти годы прошли не в тепличных условиях — война, блокада, послевоенное восстановление. Поэтому нам приходится многому учиться, у нас очень много проблем, которые мы не скрываем, — мы понимаем, что их не решишь в одночасье.

— Тем не менее, опора только на Россию при всех выгодах может при определённых обстоятельствах выступить и фактором риска. Ставится ли сегодня задача расширения внешнеполитического и внешнеторгового сотрудничества Абхазии?

— Конечно, пока нас не признают ведущие страны Запада, мы не будем иметь доступ к мировым рынкам, но в данный момент для нас достаточным приоритетом является выстраивание гармоничных отношений с Россией. Если брать сферу инвестиций, реальность такова, что в основном здесь работает российский бизнес. Я не знаю ни одного серьёзного российского экономического форума, где в последние годы не присутствовали бы наши представители. Активно развиваются связи с Москвой, заложенные ещё в те времена, когда вашей столицей руководил Юрий Лужков — в самые сложные для Абхазии времена он шёл на серьёзные меры по поддержке нашей страны.

— Может ли вторым по значимости торговым партнёром вашей страны выступить Турция, где проживает большая абхазская диаспора?

— Торговля с Турцией велась с первых послевоенных лет. В основном это были продукты питания, которые доставлялись в Абхазию с риском быть украденными грузинскими сторожевиками, что не раз и происходило. Сейчас внешнеэкономические отношения с Турцией продолжают развиваться, но, повторюсь, наш основной внешнеторговый партнёр — это Российская Федерация. Тем более у нас есть общее советское прошлое, а от многих болезней, которые добавились в последующие годы, надо избавляться вместе.

— В какой степени сегодня реализуются возможности привлечения инвестиций со стороны абхазской диаспоры в разных странах мира? Есть ощущение, что её инвестиционная активность могла быть значительно выше.

— У меня тоже есть такое ощущение. Процесс идёт, но медленно. Когда я был в Армении, меня поразило, как много там делается за счёт диаспоры, хотя, конечно, возможности армянской и абхазской диаспор сравнивать нельзя. Не так давно на конгрессе абхазо-абазинского народа наш президент с трибуны сказал представителям диаспоры: если каждый из вас, живущих за пределами страны, вложит в Абхазию хотя бы по доллару, нашей экономике будет значительно легче. В то же время мы активно занимаемся репатриацией соотечественников — соответствующие структуры действуют с первых послевоенных лет. С момента начала войны в Сирии мы приняли уже более 200 соотечественников из этой страны, хотя это очень сложный процесс.

Инвестиционное потепление

— В советское время Абхазия ассоциировалась не только с курортами, но и с фруктами. Какие возможности сейчас создаются для того, чтобы сельское хозяйство в стране достигло прежних высот?

— На ближайшие несколько лет на эти цели предусмотрены значительные средства, но при одном условии: на руки не будет даваться ни копейки. Сейчас за государственные средства в республике создаются сельхозугодья, которые могут быть переданы в пользование частным предпринимателям при наличии бизнес-плана. Если через несколько лет такое хозяйство продемонстрирует хорошие результаты, то за символическую плату оно будет передано в более долгосрочную аренду. Как и в других сферах экономики, в сельском хозяйстве нам прежде всего нужно восстановить инфраструктуру, а дальше как минимум накормить себя и гостей экологически чистой продукцией мы сможем. Затем можно выходить с этой продукцией и за пределы республики, хотя мы видим, что российский рынок очень конкурентен, попасть на него непросто. За последние годы, к примеру, хорошие позиции в вашей стране заняли абхазские вина, но если сейчас, в условиях вступления России в ВТО, в этой же ценовой нише российский рынок заполнят вина грузинские, нашу продукцию ждёт серьёзная конкуренция.

— В Абхазии отсутствует частная собственность на землю. Это принципиальная позиция руководства страны? Не является ли это фактором, сдерживающим приток инвестиций?

— Это выбор нашего народа. Мы маленькая страна, и продавать здесь землю нельзя — завтра мы можем проснуться на чужой земле. Более того, я могу привести примеры более крупных стран, той же Франции, где долгосрочная аренда земли считается нормой. Сегодня у нас можно взять землю в аренду на 25-30 лет с правом пролонгации — это достаточный срок для того, чтобы создать на ней прибыльный бизнес.

— До настоящего времени приобретение недвижимости в Абхазии остаётся для российских граждан довольно сложным процессом. Планируется ли каким-то образом его упростить?

— В своё время был принят закон о том, что жильё в нашей стране может приобрести только гражданин Республики Абхазии. В то же время мы знаем, что долгие годы тайно или явно происходили сделки купли-продажи недвижимости с участием нерезидентов. Я сам два года возглавляю комиссию по гражданству, и 80 процентов обращающихся в неё людей — это граждане России, которые просят предоставить абхазское гражданство только для того, чтобы оформить в собственность дома или квартиры. Хотя гражданство любой страны — это другая материя, в этом должно быть духовное начало. Но с учётом сложившихся практик, о которых я сказал, я доложил президенту республики о необходимости узаконить приобретение жилья российскими гражданами на основании вида на жительство. Фактически это будет признанием того, что уже есть на самом деле.

— Как скоро эти поправки в законодательство вступят в силу?

— Пока предложение находится на стадии разработки, затем его должны утвердить парламент и президент. Это займёт определённое время, но я очень рассчитываю, что положительное решение будет принято как можно раньше. Мы всегда были многонациональной страной и гордились этим, и квартирный вопрос не должен приобретать национальную окраску.

— Как вы оцениваете уровень криминальных рисков для ведения бизнеса в Абхазии?

— Не думаю, что в Абхазии самая напряжённая криминальная ситуация, даже если сравнивать не только со странами бывшего СССР. Сейчас основные регистрируемые преступления — это мелкие кражи. За последние годы значительно сократилось количество тяжких преступлений, есть довольно серьёзные успехи в борьбе с наркоманией.

— Что сегодня делается для улучшения транспортной доступности Абхазии, в первую очередь авиационной?

— Сухумский аэропорт практически готов обслуживать регулярные рейсы, мы часто принимаем правительственные делегации из России. Но всё зависит от позиции Международной организации гражданской авиации (IСAO) — в её уставе есть пункт, что присвоить международный код аэропорту можно лишь в том случае, если ни один из членов ассоциации не возражает против этого. Так что в данный момент это политический вопрос, поскольку Грузия, являющаяся членом IСAO, блокирует процесс.

— Несколько лет назад в России был анонсирован проект восстановления Военно-Сухумской дороги, которая когда-то связывала Северный Кавказ с Абхазией. Можно ли утверждать, что это живое начинание?

— Живой проект, на мой взгляд, это тот, по которому готовится проектно-сметная документация. С этой точки зрения тот проект, о котором вы говорите, и ряд других — скорее виртуальные, но поверьте, они оживут — они обречены на это. Дайте нам время. Мы ещё очень молоды, двадцать лет — это немного. Но рядом с такой великой державой, как Россия, у нас всё получится. Поверьте, мы очень переживаем за то, как развиваются события в вашей стране, но мы уверены, что в России всё будет хорошо и она снова займёт достойное место на мировой арене.                                                   

http://expert.ru/south/2013/32/infrastruktura-podtyanet-investitsii/

***

СТРОЙКА ПОД ГОСКОНТРОЛЕМ

Строительный комплекс является одной из самых динамично растущих отраслей экономики Абхазии. Отличительной особенностью абхазского строительства эксперты как в самой республике, так и в России признают высокое качество и скорость при сравнительно низкой цене. В значительной степени это результат личного контроля за важнейшими стройками президента Абхазии Александра Анкваба.

О ситуации в строительном комплексе страны рассказывает руководитель Государственного управления Респу­блики Абхазия по строительству и архитекту реЭсфирь Майтоп. Её ведомство выполняет функцию высшего органа государственного управления в строительной отрасли респу­блики, осуществляя экспертизу проектов, контроль качества строительства, лицен­зирование, а также разработку законода­тельной базы.

Слагаемые строительного роста — С 2008 по 2012 годы объёмы строитель­ных работ в Абхазии, по данным статисти­ки, выросли почти в пять раз. Можно ли утверждать, что республика переживает строительный бум?

 - За последние годы, с момента признания Россией независимости Абхазии, объём финан­сирования строительных работ действительно резко увеличился — об этом можно судить по количеству объектов, которые одновременно запущены в реконструкцию. Можно говорить, что когда наши отношения с Россией вышли на межгосударственный уровень, в строительной сфере произошли заметные изменения к луч­шему. Тем не менее, новых проектов у нас не­много, потому что главная задача на данном этапе — привести Абхазию в порядок. Если бы вы приехали сюда сразу после войны, вы бы увидели руины, а сегодня многие места преоб­разились. Мы восстановили Абхазский нацио­нальный театр, идёт восстановление русского театра и филармонии, школ, домов культуры, детских садов. Параллельно появились проек­ты строительства овощехранилищ, форелевых хозяйств, промышленных предприятий — это совсем недавняя тенденция, которая говорит о том, что первичная стадия восстановления хозяйства пройдена.

 - Какие объекты запланированы к ре­конструкции на ближайшие годы?

 - В связи с грядущим 20-летием победы в войне за независимость мы готовим к откры­тию мемориальный музей и пантеон первого президента Владислава Ардзинбы, эти объ­екты должны быть готовы к Дню Победы, 30 сентября. Далее мы продолжим работу над реконструкцией энергосистемы, канализаци­онных сетей, водозаборов — эти объекты, по­мимо того, что пришли в негодность во время войны, просто устарели с советских времён. Отдельная госпрограмма посвящена рекон­струкции крыш и фасадов, причём не только в Сухуме — по всем городам республики. Но основной упор руководство страны делает на восстановление объектов для подрастаю­щего поколения — у нас катастрофически не хватает детских садов, школы работают в две смены, детский спорт в запустении, поэтому сегодня мы активно восстанавливаем всю эту инфраструктуру. И отдельная часть строитель­ной отрасли — курорты.

 - Можно ли назвать последнюю сферу, судя по объёмам гостиничного строитель­ства, наиболее динамичным сегментом отрасли?

 - Можно сказать и так, хотя основная часть того, что строится, — это не многоэтажные здания, а небольшие гостиницы, скорее даже гостевые дома на 30-50 человек, такой фор­мат в традиции нашего гостеприимства. Не могу назвать точную цифру построенных го­стиниц, поскольку разрешение на строитель­ство зданий высотой до трёх этажей выдают администрации районов, но таких объектов действительно появилось очень много. Снача­ла их стали массово строить в Гагрском райо­не, прилегающем к российской границе, но в последние годы гостиничный бум уже дошёл до Сухума, новые объекты появляются даже в юго-восточной части республики.

 - Какие компании сейчас являются клю­чевыми игроками на строительном рынке?

 - В Абхазии две большие строительные ор­ганизации — государственная компания «Абхазстрой», которая работает по всей республи­ке, имея более 20 подразделений, и частная Южная строительная компания. Это органи­зации широкого профиля, которые выполняют все виды строительных работ, за исключением изыскательских — это прерогатива специаль­ного управления по геодезии и картографии. Остальные строительные организации — мел­кие и средние.

 - Насколько остро в Абхазии стоит во­прос подготовки кадров для строительной отрасли? Есть ли в республике собственная архитектурная школа?

 - К сожалению, нет. Наш госуниверситет ни­когда не выпускал строителей и архитекторов. У нас есть колледж, который готовит для отрас­ли специалистов среднего звена, а несколько лет назад здесь открылся филиал Нижнетагиль­ского технологического института Уральского федерального университета, сейчас у них вто­рой выпуск конструкторов. Но нам нужны спе­циалисты с хорошей подготовкой, поэтому мы отправляем студентов учиться на архитекторов и конструкторов в Россию. И за последнее вре­мя динамика лимитов на учёбу в России очень изменилась. Если раньше был большой кон­курс на юристов, экономистов и медиков, то в этом году самый большой конкурс — на строи­тельные специальности. Несколько лет назад строительные лимиты были не востребованы, приходилось уговаривать абитуриентов — сей­час ситуация полностью изменилась.

- В какой степени строительный ком­плекс Абхазии зависит от импорта строй­материалов? Какие из них производятся на территории республики?

 - Я бы не сказала, что это критическая за­висимость, поскольку транспортное сообще­ние с Россией сейчас нормальное. Правда, единственные стройматериалы, которые мы производим сами, — это щебень и песок, для других материалов нет сырьевой базы. У нас также есть бетонные заводы и производства шлакоблоков, но цемент для них завозной. Качество цемента, конечно, разное — из Рос­сии его завозить дороже, но качество выше, чем турецкого. Новороссийский цемент — это бренд. Если на нём стоит марка 500, то это действительно 500, а турецкие 500 — хорошо если 300.

 - Привлекаются ли для участия в строи­тельных работах на территории республики российские компании?

 - Да, при необходимости наши строитель­ные компании ищут субподрядчиков в России. Например, недавно мы реставрировали наци­ональный театр, работы были очень сложные, таких специалистов у нас нет — пришлось их приглашать из вашей страны.

 - Как устроена нормативно-правовая база строительной отрасли в Абхазии? На­сколько она отличается от российской?

 - Конечно, мы ориентируемся в первую очередь на Россию, отличия очень небольшие, и когда к нам пошли российские инвестиции, российская сторона оговорила все условия составления проектно-сметной документа­ции. В свою очередь, российское строитель­ное законодательство основано на советской нормативно-правовой базе, которая за не­большими исключениями была очень непло­хой. В каких-то параметрах она устарела, но я не знаю ни одного здания, построенного по со­ветским СНИПам, которое бы рухнуло. Поэтому мы пользуемся именно советской базой, мы имеем на это право. Но я хотела бы обратить внимание, что сейчас мы не просто восстанав­ливаем здания, построенные в советскую эпо­ху или даже раньше, — мы подходим к этому процессу с новыми нормами, современными материалами. Несколько маленьких приме­ров. У нас при реконструкции детских садов проектируются отдельные туалетные комнаты для девочек и мальчиков — я знаю, что в Рос­сии этого нет. Кроме того, совершенно другой подход к организации питания в детских учреж­дениях. В советское время школы и детсады получали готовое питание из комбинатов, мы от этого ушли — в каждом детском учреждении сейчас проектируется своя кухня, это позволя­ет обеспечивать детей свежей и хорошей едой. То же самое с больницами. Мы реконструиро­вали республиканскую больницу — это огром­ное здание, но в нём раньше не было томогра­фов, не было гемодиализа, были совершенно другие требования к операционным — всё это надо было учесть при реконструкции. Поэтому мы не просто восстанавливаем инфраструкту­ру — мы её одновременно модернизируем.

 - Каковы особенности абхазского за­конодательства об охране памятников архитектуры?

 - Если вкратце, то законодательство очень жёсткое и соблюдается строго. Ни один объ­ект, который находится в реестре памятников, не может быть реконструирован без согласо­вания с управлением по охране памятников архитектуры. Я сама занималась восстановле­нием исторического здания школы в Сухуме — вы не представляете, сколько я поднимала ма­териалов только для того, чтобы сделать такие же двери, какие были в 1870 году.

 - От представителей абхазских строи­тельных компаний не раз приходилось слышать, что в Абхазии строят быстрее и дешевле, чем в России. Чем, на ваш взгляд, это объясняется?

 - В первое время после войны у нас ещё преобладал советский подход. Но с приходом команды Сергея Багапша были заданы очень высокие требования к стандартам строитель­ства: строить надо один раз и хорошо, чтобы каждый год не возвращаться к одним и тем же объектам. Комиссии из Москвы, которые проверяют ход реконструкции объектов, не раз отмечали, что мы строим гораздо лучше, чем в России. Это результат того, что была задана очень высокая планка, и многих бо­лезней, характерных для российского строи­тельного комплекса, у нас действительно нет — прежде всего речь идёт о раздутых сме­тах. Контроль за этим является прерогативой нашего управления, у нас собраны очень ком­петентные эксперты, которые не пропускают превышения расходов. Естественно, сметчи­ки зачастую позволяют себе раздуть сметы, зная, что экспертиза не в силах отследить всё без исключения. Особенно этим грешат частные компании, которые порой забывают, что строительство — государственное. Но мы стоим на страже интересов государства и при экспертизе очень часто сокращаем сметы на 10-20 процентов.

 - Президент как бренд качества — В какой степени такой подход к строи­тельству является заслугой президента ре­спублики Александра Анкваба?

 - Стиль Анкваба — лично вникать во все детали, ни один огрех мимо него не проходит, и прогресс в строительной отрасли начал­ся именно в тот момент, когда Анкваб стал премьер-министром в команде Багапша. В этом качестве он сделал для строителей очень много, регулярно посещая все большие стройки — сама я тогда работала над рекон­струкцией школы-интерната. Анкваб приучил нас хорошо работать — это была серьёзная, очень жёсткая школа. Те, кто не выдержал его подхода к работе, не смог перестроиться, ушли из отрасли. К сожалению, сейчас у пре­зидента не так много времени, чтобы лично курировать строительный комплекс, но мы научились смотреть на стройку его глазами. На одном из объектов я увидела неправильно сделанные плинтусы и сказала строителям: если вы так выполнили работу, значит, Анкваб к вам не приезжал — переделайте, пока он это не увидел. Одним словом, Анкваб — это бренд качества.

СПРАВКА О СОБЕСЕДНИКЕ

 Эсфирь Яковлевна Майтоп окончила физико-математический факультет Абхазского госуниверсите­та и Северо-Кавказский горно-металлургический институт в г. Орджоникидзе (Владикавказ). 20 лет проработала в проектном институте «Гипрогорстрой» Грузинской ССР, пройдя путь от техника сметно­го отдела до главного конструктора. После 1992 года занимала различные должности в строительном комплексе Республики Абхазии, в том числе - главного инженера ГК «Абхазстрой». С мая 2013 года - начальник Государственного управления Республики Абхазия по строительству и архитектуре.

 ***

СТРОИТЕЛЬ НОМЕР ОДИН

 Ведущий игрок строительного рынка Абхазии – государственная компания “Апсныргылара” (“Абхазстрой”) – благодаря программе восстановления экономики страны за последние годы увеличил объемы своей деятельности в несколько раз. Одновременно была проведена модернизация производственных мощностей и увеличена эффективность выполняемых работ.

«Апсныргылара» («Абхазстрой») — одна из немногих абхазских компаний, которым уже удалось преодолеть условную планку для круп­ного бизнеса — один миллиард рублей годового оборота. До принятия Ком­плексного плана содействия социально- экономическому развитию Абхазии на 2010-2012 годы компания осваивала 500-600 млн рублей в год, в 2010 году оборот компании превысил 800 млн ру­блей, а прошлый год «Апсныргылара» завершила с результатом 2,227 млрд ру­блей выручки и 170 млн рублей чистой прибыли. По словам руководителя ком­пании Руслана Тванба, на ближайшие годы запланирован дальнейший рост оборотов в связи с ожидаемым увеличе­нием объёмов финансирования в рамках российской помощи по восстановлению экономики Абхазии.

Фронт работ

 В настоящее время в «Апсныргылара»  работает около двух тысяч человек, две трети из них — граждане Абхазии. Струк­тура ГК «Апсныргылара», включающей 18 самостоятельных предприятий, по­зволяет охватить всю территорию стра­ны — на сегодняшний день группа выпол­няет работы более чем на ста объектах. Наиболее крупные из них расположены в столице Абхазии, городе Сухуме — ре­спубликанская больница, роддом, фи­лармония, Абхазский государственный музей, абхазский и русский драмтеатры, объекты здравоохранения — психонев­рологическая больница, туберкулёзный диспансер и другие. Реализуется боль­шая программа по реконструкции жилого фонда — к новому году планируется за­вершить восстановление кровель много­квартирных домов по всей республике, впереди аналогичные работы по подва­лам и фасадам — более трудоёмкая и за­тратная часть программы.

 Но самые значительные средства вкла­дываются сегодня в восстановление детских садов и школ — именно здесь за послевоенные годы сформировалась наи­более критическая ситуация. Некоторые из таких объектов, реконструированных «Апсныргылара», относятся к категории очень крупных, например, школа-интернат в Очамчыре площадью более 10 тысяч кв. метров.     Параллельно идёт восстановление и строительство новых водоводов, канализационных объектов, очистных сооружений. Всего в соответ­ствии с комплексным планом содействия социально-экономическому развитию республики в Абхазию из России посту­пило 10,863 млрд рублей. «Без внимания не останется фактически ни одна из сфер нашей жизни. Будем стараться распреде­лять деньги таким образом, чтобы каждая сфера была охвачена», — сказал в про­шлом году о приоритетах при реализации комплексного плана президент Республи­ки Абхазии Александр Анкваб.

 Вместе с тем перечень объектов, на которых работает «Апсныргылара», не ограничивается реконструкцией соци­альной и коммунальной инфраструктуры. В конце прошлого года в Гулрыпшском районе Абхазии на территории НИИ сельского хозяйства госкомпания на­чала строительство овощехранилища на 2, 5 тысячи тонн с итальянским и немецким  оборудованием. Объект, финансируемый в рамках Комплексного плана социально-экономического развития республики, планируется ввести в эксплуатацию в конце нынешнего года. Кроме того, реализация комплексной программы позволила быстро осуществить  модернизацию  строительного комплекса республики. «Несколько лет назад, глядя на стройки в Адлере, мы могли только мечтать о тех временах, когда у нас появится такое оборудование, какое задействовано там», — говорит Руслан Тванба. Теперь же практически каждое управление, подведомственное «Апсныргылара», оснащено современной техникой, прежде всего новым транспортом, Одновременно расширялся круг поставщиков стройматериалов — по словам руководителя компании, сегодня уже больше половины цемента поставляется из Турции, поскольку российская продукция зачастую неоправданно дорога.

Стройка по смешной цене

 В начале июля Абхазию посетил полпред президента России в СКФО и вице- премьер правительства РФ Александр Хлопонин. Цель визита — проверить, как идёт освоение средств, выделенных Россией Абхазии в рамках комплексного плана восстановления республики. От увиденного Хлопониным в значительной мере зависел объём дальнейшей российской помощи Абхазии, и впечатления  от объектов, многие из которых были восстановлены «Абхазстроем», у полпреда стались положительные. «Мне очень понравились темпы, которыми осваиваются ресурсы, — заявил Александр Хлопонин после посещения здания Абхазского драматического театра имени Самсона Чанба, нескольких детсадов и сухумской четвёртой средней школы, где был произведён капитальный ремонт. — Меня поразила стоимость реконструкции объектов, я всё-таки имею возможность  сравнить с Северным Кавказом и Россией  в целом. Я считаю, что при хорошем качестве работ их цена ниже рыночной».

 Здание театра в стиле сталинского ампира, находящееся в центре Сухума, -  одна из визитных карточек столицы  Абхазии, и на примере его реконструкции можно продемонстрировать те принципы, которыми руководствуется <<Апсныргылара». Во время войны здание, к  счастью, почти не пострадало, но в последний раз его капитальный ремонт был проведен ещё в 1952 году. «Внутренние стены оказались деревянными, пришлось разбирать и снова собирать почти всё здание, за исключением наружных стен, — рассказывает Руслан Тванба. — Единственное, что осталось старого — это деревянные перекрытия верхнего этажа, всё остальное переве­ли на железобетон, отделали гранитом». Самой сложной частью реконструкции театра оказалась реставрация лепни­ны здания — для этого была приглаше­на группа специалистов из Петербурга, работавшая в Сухуме полгода. «Резуль­тат великолепный, а цена оказалась в несколько раз ниже, чем у московских компаний», — констатирует Руслан Тванба. Следующий знаковый объект, над которым сегодня работает «Апсныргы­лара», — мемориал первого президента республики Владислава Ардзинба, кото­рый должен быть открыт в сентябре.

Фактор Анкваба

 По итогам недавнего визита в Абхазию Александр Хлопонин заявил, что первый этап Инвестиционной программы содей­ствия социально-экономическому разви­тию Республики Абхазия на 2013-2015 годы утверждён. «Мы абсолютно удовлет­ворены совместной конструктивной рабо­той, все договорённости будут выполнять­ся в полном объёме. Вся необходимая работа по формированию документации с абхазской стороны выполнена в пол­ном объёме и качественно», — добавил полпред в СКФО. До конца года объём российской финансовой помощи Абха­зии должен составить 1,18 млрд рублей, и значительная часть этих средств будет освоена строительным комплексом.

 «Финансирование не будет меньше, чем это было в прошедшие годы. Главное — правильно выбирать направления рабо­ты и действовать в темпе», — сообщил во время встречи с Александром Хлопони­ным президент Республики Абхазии Алек­сандр Анкваб. Говоря о его вкладе в раз­витие абхазской строительной отрасли, все представители рынка прежде всего говорят о жёстком контроле, который Анкваб ввёл надстройками в республике, ещё будучи премьер-министром в годы президентства Сергея Багапша. «Нужны вкус, вложения и любовь к своему горо­ду, — так в своё время определил Алек­сандр Анкваб приоритеты для строителей при восстановлении Сухума и других горо­дов. — Органы власти должны проявлять принципиальность. Я категорически про­тив всякого рода зданий на Сухумской на­бережной, в парке на набережной. Надо остановиться, иначе потомкам ничего не останется. Знаю, что нажил немало недо­брожелателей и на этой почве, но другого выхода нет». Руслан Тванба говорит, что успехи строительной отрасли в Абхазии достигнуты именно благодаря принци­пиальности Анкваба: «Президент любит строительство, регулярно приезжает на объекты, даже по выходным. Мы бы, на­верное, вздохнули облегчённо, если бы он не следил за строительством, но без его высоких требований к качеству работ мы бы не смогли достичь значительных результатов».

 ***

ОБЪЕМ РАБОТ ЕЩЕ ОГРОМНЫЙ

  Для развития любой территории, благополучия ее населения, привлечения инвесторов ключевую роль играет состояние транспортной и инженерной инфраструктуры. Но одно дело – поддерживать работающее хозяйство в нормальном состоянии и совсем другое – привести его в порядок после войны и стихийных разрушений. Именно этим в последние годы занималась госкомпания “Абхазберегозащита”

 Lорожно-транспортная инфра­структура и инженерные комму­никации Абхазии существенно пострадали во время войны, особенно в восточной части республики. Объём работ по их восстановлению периоди­чески увеличивается разрушениями от стихийных бедствий. Восстановитель­ные и берегоукрепительные работы на побережье Чёрного моря, реках, озёрах и дорогах Абхазии играют социально значимую роль с точки зрения не только комфорта местного населения, но и раз­вития туризма, значение которого для роста экономики трудно переоценить. Чтобы содержать дороги, мосты, берега и русла рек в нормальном состоянии, двадцать лет назад была создана спе­циализированная госкомпания «Абхаз­берегозащита». О том, в каких условиях предприятие начинало работать, какие сложности пришлось пережить в после­военное время, что было достигнуто за последние годы, и о планах на будущее рассказывает генеральный директор ООО «Абхазберегозащита» Максим Харчилава, работающий на предприятии с момента его основания.

- Какие объёмы работ выполнило предприятие в последние годы?

 - В 2012 году объём выполненных нами строительно-монтажных работ со­ставил порядка 200 миллионов рублей. В 2011 году объём был приблизительно тот же. За это время мы смогли серьёз­но модернизироваться — в новую тех­нику вложено около 120 миллионов ру­блей. В этом году мы выполняем работ на 20-30 миллионов каждый месяц, а могли бы делать ещё больше. Но пока мы работаем в аварийном режиме. Например, к 30 сентября мы должны восстановить мост длиной 110 метров в селе Мыку, который разрушила река Дуаб, вышедшая из берегов. Мы пообещали президенту республики Алек­сандру Анквабу ко Дню Победы либо перекинуть временный мост, либо по­строить новый — это позволит провести праздничные мероприятия на Мыкуашта. К сожалению, вся инфраструктура — времён Советского Союза, поэтому из аварийного режима мы пока не можем выйти.

 - Какие изменения происходят на строительном рынке Абхазии?

 - Строительная отрасль республики с каждым годом и днём меняется к лучше­му. В последнее время это связано с вы­полнением Комплексного плана восста­новления инфраструктуры республики, который финансируется из российского бюджета. Восстановление идёт полным ходом — вводятся в эксплуатацию новые здания, новые проспекты, восстанав­ливаются система водоснабжения, хо­зяйственные коммуникации. В качестве подрядчиков всё это делают в основном абхазские компании, определённый ин­терес появляется со стороны российского бизнеса. «Абхазберегозащита» — основ­ной подрядчик в выполнении работ, свя­занных с берегоукрепительными работа­ми, расширением русел, строительством мостовых переходов. Нужно заметить, что особенность Абхазии в том, что здесь

одни и те же работы стоят примерно втрое дешевле, чем в России — это, конечно, наше важное преимущество.

 - В каком состоянии находятся ин­фраструктурные объекты, которые не были разрушены во время войны или повреждены стихией?

 - Сохранившиеся дороги, мосты и иные сооружения были построены ещё во вре­мя Советского Союза. Но дело в том, что в советское время строили по тогдашним расчётам и ГОСТам. Сегодня почти все объекты необходимо реконструировать, так как требования к таким сооружениям стали принципиально другими. В наши за­дачи входят и работы по реконструкции. Что-то приходится переделывать, что-то дополнять берегоукрепительными рабо­тами. До сих пор объём работ, который стоит перед предприятием, — огромный.

 Работы на озере Рица

 - Какие из недавних объектов были наиболее масштабными?

 - Из завершённых недавно это рабо­ты на озере Рица. Дело в том, что во вре­мя войны и после её окончания в течение нескольких лет заниматься поддержани­ем озера в нормальном состоянии было некому. В результате в месте выхода реки Юпшара, вытекающей из озера, образовались большие наносы, кото­рые привели к закупориванию её русла. Это привело к тому, что уровень воды в озере Рица поднялся на два-три метра. И в какой-то момент под существенно возросшим давлением воды произошёл прорыв выхода реки из озера, что при­вело к значительным разрушениям. Все берегоукрепительные сооружения, по­строенные в пятидесятые-шестидесятые годы прошлого столетия, были уничто­жены. Кроме того, в нескольких местах была полностью разрушена рицинская автомобильная дорога, движение по ней оказалось заблокированным. Перед нами была поставлена задача в кратчай­шие сроки восстановить не только русло реки, но и дорожное полотно, и уже за­тем — восстановить берега озера.

 - Сколько времени ушло на восста­новительные работы в этом районе?

 - Всего мы работали в течение четы­рёх лет. Сначала занимались первооче­редными проблемами — восстанавлива­ли дороги, потом берегоукрепительными. Не надо забывать, что здесь мы зависели не только от погодных и климатических условий, но и от туристического потока. Например, в январе-феврале мы зани­мались только подготовительными ра­ботами, а в марте приступали непосред­ственно к основным работам. Но уже в мае поток туристов на озеро Рица делал невозможным продолжение восстанови­тельных работ, поэтому их приходилось на время прекращать и продолжать уже осенью. Получается, в течение несколь­ких месяцев в каждом году восстанови­тельные работы не велись, отсюда такой длительный общий срок от начала их про­изводства до окончания. Всего на бере­гоукрепительные работы на озере Рица было потрачено около 180 миллионов рублей.

 - Почему этот проект для вас особо значим?

 - Здесь важна не только социальная роль для местного населения или эко­логическая значимость, хотя о них мы тоже не забываем. Надо помнить, что ту­ризм — это одна из основ экономики всей Абхазии. И если не будет дорог, по кото­рым туристы смогут добраться до наших достопримечательностей, среди которых и озеро Рица, значит, они к нам просто не поедут. На туризм сегодня приходится немалая часть налоговых поступлений страны и доля в валовом продукте. Поэ­тому мы к каждому из тех объектов, ко­торые восстанавливаем, относимся как к особо значимому. По-другому просто не получается.

Факторы успеха

 - От каких факторов зависит объём работ?

 - Берегозащита — это достаточно консервативная отрасль в любой стране, независимо от экономических условий. Именно здесь сказывается специфи­ка нашей работы — в первую очередь на море в период штормов и на реках в период их разливов, когда предприятие очень сильно зависит от погодных усло­вий. Понимаете, одно дело — на берегу дом построить, и совершенно иное дело, когда приходится работать в открытой акватории или на бурлящей реке и зани­маться берегоукрепительными работами. Отсюда риски, связанные со стихией, за­висимость от погодных условий, которые обычно приводят к продлению сроков выполнения работ, а иногда к дополни­тельным затратам.

 - Кроме техники и погодных усло­вий, какие ещё факторы влияют на развитие предприятия?

 - Наш коллектив. Когда мы органи­зовались в послевоенное время, у нас не было ни техники, ни оборудования. Всё, что мы делали, делалось вручную. А сейчас у нас работает порядка 180 че­ловек. Тот небольшой костяк специали­стов, который удалось сохранить в по­слевоенное время, постепенно обучал новых сотрудников. Училища, которые в советское время готовили молодёжь по строительным специальностям, се­годня не действуют. В послевоенное время предприятие зачастую работало исключительно на энтузиазме сотрудни­ков, искренне желающих восстановить инфраструктуру родного края. Зарплаты как таковой не было, люди радовались, если получали лишнюю булку хлеба. Се­годня, конечно, у нас стабильная ситуа­ция, а тогда никто и не думал о том, ка­кая будет зарплата. Три-четыре года мы своими силами восстанавливали дороги и мосты, чтобы по Абхазии можно было ездить. Представляете, какой команд­ный дух в компании! Персонал является основной движущей силой развития на­шего предприятия, и коллектив у нас в целом молодой.

 - Сколько лет вы работаете на предприятии?

  - С момента его основания работал главным инженером. Затем перешёл на должность генерального директора, на которой нахожусь уже 18 лет. Всего мой стаж в «Абхазберегозащите» — 20 лет.

 - Для проведения столь масштаб­ных работ ваше предприятие привле­кает сторонние организации?

 - Нет, всё мы выполняем собствен­ными силами, в том числе производим строительные материалы для собствен­ных нужд. Берегоукрепление — это же в основном бетонные работы и металло- каркасные конструкции. Мы сами до­бываем щебень и песок, у нас работает дробильно-сортировочный и бетонный завод, производящий более 120 кубов материала. В зависимости от потреб­ности мы можем произвести порядка 500-600 кубов бетона в смену, есть у предприятия и своя техника. Всё это появилось, конечно, не сразу, в течение 20 лет постепенно приобретались необ­ходимые для проведения работ основные средства. Сегодня мы сами готовим ме­таллоконструкции, заливаем бетон, про­водим подготовительные работы. За всю нашу историю объём выполненных работ увеличился практически в 100 раз.

 - Какие задачи поставлены перед предприятием на 2013 год?

  - На этот год у нас главная задача — произвести ремонт сельских дорог, в том числе построить шесть мостов в Ткуарчальском районе, трёхпролётные мосты в Очамчырском районе, пять мостов в Гудаутском районе. На эти цели у нас заложе­на сумма порядка 200 миллионов рублей. Ещё около 400 миллионов рублей преду­смотрено на восстановительные и бере­гоукрепительные работы, необходимость которых возникла в результате стихийных бедствий, штормов, которые причини­ли значительные разрушения в Гаграх, в Сухумском и Гудаутском районах. Самые масштабные работы придётся произвести в Гагрском районе, на них предусмотрено 114 миллионов рублей. Восстановление в Гудаутском районе обойдётся примерно в 14 миллионов рублей на объекты в горо­де Афон и в 40 миллионов — на объекты в городе Гудаута. Оставшиеся средства пойдут на работы в Сухумском районе. Не­которые суммы у нас зарезервированы и на непредвиденные расходы.

 - Сколько времени потребуется, чтобы произвести работы?

  - У нас готов проект, ожидаем экспер­тизу, осенью, скорее всего, приступим к восстановительным работам. Полагаю, что они займут примерно полгода. Но в связи со спецификой работы в нашей сфере мы пока не планируем свою дея­тельность на долгий срок. Там, где про­шла война, планировать очень трудно. Пока у нас просто очень много работы.

  ***

НОВЫЕ ДОРОГИ ВЕДУТ В АБХАЗИЮ

Совершенствование дорожно-транспортной инфраструктуры Республики Абхазии сегодня является ключевым фактором в развитии страны. Государственная компания “Абхазавтодор” – крупнейшая строительно-ремонтная компания в Абхазии, на счету которой реализация главных дорожных проектов  республики. На сегодняшний день компания подводит  итоги почти двадцатилетней работы и заявляет о новых значимых проектах.

Абхазия — страна с богатейшими природными ресурсами и рекреа­ционным потенциалом. Однако в последние годы республике пришлось заново восстанавливать экономику, раз­вивать производственную базу, налажи­вать инфраструктуру. Автомобильный вид транспорта является основным для Абха­зии. После окончания военных действий в 1993 году автодорожное сообщение на­ходилось в критическом состоянии — су­щественная часть дорожных магистралей, особенно в районе Сухума и в восточной части страны, была разрушена почти до основания. Над восстановлением авто­дорожной сети в республике трудятся уже около двадцати лет — и нужно сказать, что сегодня не все российские регионы могут похвастать такими хорошими дорогами, как те, что находятся в районе основных курортов Абхазии.

Пробуждение стройки

 Сейчас крупные проекты по стимулирова­нию развития автодорожной инфраструк­туры реализуются в республике благодаря помощи российских властей. В частности, существенные средства на эти цели были заложены в Комплексном плане содей­ствия социально-экономическому разви­тия Республики Абхазия на 2010-2012 годы — за эти годы, по данным прави­тельства республики, из России поступи­ло 10,86 млрд рублей. Уже определены параметры Инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию Республики Абхазия, которая будет действовать в 2013-2015 годах. Делегация России, возглавляемая вице- премьером Александром Хлопониным, побывала в Абхазии в начале июля с це­лью утверждения документов по первому этапу инвестиционной программы.

В рамках комплексного плана в пери­од с 2010 по 2012 годы государственная компания «Абхазавтодор» проводила ремонтные работы в западной части ре­спублики, на дорожном участке от Псоу до Сухума — это около 116 километров. Проводились также берегозащитные мероприятия в районе озера Рица. Ком­пания обеспечила ремонт и восстанов­ление двух тоннелей в Гагре протяжённо­стью 842 м и 1256 м и проложила новый дорожный обход вокруг города. Сегодня эта дорога полностью завершена и введена в эксплуатацию. В восточной части республики ГК «Абхазавтодор» занима­лась реконструкцией трассы Очамчыра - Ингур. Этот участок республикан­ской автотрассы протяжённостью около 40 км оставался невосстановленным бо­лее десяти лет.

Формирование профессионала

 Государственная компания «Абхазавто­дор» создана в 1995 году по указу прези­дента Абхазии. Уже около 20 лет компания занимается восстановлением главных ав­тодорожных путей республики. Основной профиль деятельности — строительство, ремонт, техническое обслуживание и экс­плуатация дорог республиканского зна­чения. Предприятие выполняет все виды дорожного строительства: от разработки грунта под проекты, асфальтирования и укладки асфальтобетона до ямочного ремонта дорог. Компания успешно про­шла процедуру подтверждения качества и на сегодняшний день имеет лицензии на строительство дорог второй, третьей и четвёртой категорий — нескоростных до­рог шириной от двух до четырёх полос.

 Сегодня «Абхазавтодор» фактически представляет собой профессиональное объединение, в которое входят четыре дорожных ремонтно-строительных управ­ления (ДРСУ-1, ДРСУ-2, ДРСУ-3, ДРСУ-4), а также несколько центральных ремонтных мастерских. Основные рабочие центры госкомпании находятся в Гагре, Гудауте, Гулрыпше и Сухумском районе. За столь долгий период деятельности специали­стам компании удалось накопить уникаль­ный опыт работы даже в самых непростых условиях.

 «Первое время своих кадров ката­строфически не хватало, приходилось приглашать специалистов из России, — рассказывает генеральный директор ГК "Абхазавтодор" Леонид Лолуа. — Но за то время, пока мы активно занимались вос­становлением дорожной инфраструктуры республики, мы одновременно наращи­вали и свои профессиональные силы. На сегодняшний день у нас сформировалась своя очень сильная база специалистов, и мы можем выполнять практически все виды дорожных работ самостоятельно, причём эти проекты гарантированно соот­ветствуют всем международным стандар­там. Сегодня к нам возвращаются моло­дые специалисты. Теперь у нас есть свои архитекторы и проектировщики, которые прошли обучение в российских вузах и знают последние технологии дорожно- транспортного строительства. Кроме того, в республике появилась своя про­изводственная база — недавно был за­пущен дорожно-строительный комбинат. Построенные заводы исключают нашу за­висимость от поставок строительных материалов, ускоряют сроки строительства, снижают как себестоимость, так и риски строительства».

 Сегодня абхазские специалисты полно­стью готовы к новому этапу комплексного освоения автодорожной инфраструктуры.

Развитие дорог — развитие экономики

 Дороги Абхазии подразделяются на два вида — республиканского и местного значения. Республиканские дороги — это основные магистрали, которые прохо­дят через Псоу, Пицунду, Ткуарчал, Сухум, Кодорское ущелье. Их суммарная дли­на — порядка 430 км. Протяжённость так называемых местных дорог гораздо больше — около двух тысяч км. По ком­плексному плану за три года компания «Абхазавтодор» восстановила почти 70 км дорог местного значения. «В прошлом году на работы по комплексному плану наша компания реализовала проекты на 604 миллиона рублей, по инвестицион­ной программе освоено 450 миллионов рублей, — говорит Леонид Лолуа.

  - Без­условно, строительство новых дорог по последним технологиям требует огромных инвестиционных вложений. И, к сожале­нию, местные власти пока не могут найти такие колоссальные суммы в бюджете ре­спублики. Мы очень ценим то, что суще­ственную часть необходимых финансовых затрат на эти цели взяла на себя россий­ская сторона».

 Параметры Инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию Республики Абхазия на 2013- 2015 годы ещё до конца не определены. Но дополнительно к ней в ближайшее время будет запущена республиканская целевая программа «Развитие транспорт­ной инфраструктуры Республики Абхазия на 2013-2016 годы». Суммы инвестиций пока не оглашаются.

 Хотя основная часть дорог в Абхазии уже восстановлена, работы по дорожной ин­фраструктуре ещё далеки от полного завер­шения. На завершающей стадии находятся работы на основной российско-абхазской магистрали, которая фактически проходит через всю республику. Её общая протяжён­ность составляет около 200 км, из которых порядка 50 км будут строиться в ближай­шие годы. Так, на отрезке между Псоу и Гагрой трасса пересекает горный массив с рядом созданных ещё в советское время тоннелей. Из них пока реконструировано только два. Планируется, что строительство третьего тоннеля и всей объездной дороги в целом существенно разгрузит курортный город. Проект имеет особое значение для развития автодорожной сети республики и поэтому курируется местными властями.

 На 2013 год запланирован капиталь­ный ремонт автомобильных дорог от Псоу на озеро Рица, на участке Сухум —Очамчыра, запланировано проектирование трассы Новый Афон — Нижняя Эшера. «Абхазавтодор» уже начал ремонт дорог местного значения  -  в сёлах Отап, Тхина и Река Очамчырского района. Как сооб­щает Леонид Лолуа, специалисты компа­нии уже приступили к укладке асфальта в селе Отап, по остальным объектам прово­дятся подготовительные работы.

 Восстановление автодорожной инфра­структуры Абхазии, безусловно, будет содействовать экономическому разви­тию республики. Хорошие дороги способ­ствуют усилению трафика внутри страны, укрепляют международное транспортное сообщение. Сейчас взаимодействие Аб­хазии с миром осуществляется, прежде всего, через абхазско-российскую трассу, соединяющую республику с ключевыми городами Черноморского побережья. Именно потому она имеет стратегическое значение для экономики — по этой до­роге идут как туристические потоки, так и грузовые. Для примера, по данным со­чинской таможни, за первую неделю мая этого года на российско-абхазской грани­це было зарегистрировано, досмотрено и пропущено более 17 тысяч автомобилей и свыше 400 экскурсионных автобусов. А ведь это лишь начало туристического сезона, который в нынешнем году, по от­кликам туроператоров, на абхазском на­правлении показывает рост порядка 15%.

 ***

АБХАЗСКИЕ ЛИФТЫ СТРЕМЯТСЯ ВВЕРХ

Молодая компания «Сухум-Лифт» активно развивается в выбранном специализированном сегменте, значимость которого увеличивается по ходу восстановительных работ в Абхазии. Сейчас компания работает над производством по сборке собственных лифтов и уже предлагает свои услуги на сочинском рынке

 Генеральный директор ООО «Сухум-Лифт» Сергей Кесян с гордо­стью показывает нам лифтовую шахту, которая была спроекти­рована и построена его командой. С гордостью — потому что это очень сложный объект: шахта фактически пристроена к новому зданию, которое проектировалось явно без лифта. Затем мы едем к строяще­муся в Сухуме «Центру Москвы». Это роскошный деловой центр рядом с набережной, который строится на деньги московской мэрии. Лифты здесь тоже устанавливала компания «Сухум-Лифт», причём здание тре­бовало как грузовых, так и пассажирских лифтов высшего качества. Сергей Кесян к таким заказам готов — много лет он работал в Сочи, устанавливая лифтовое оборудование в многочисленных частных до­рогих гостиницах. Правда, в Сухуме — городе, который совсем недавно начал восстанавливаться после тяжелейшего периода, сначала войны 1992-93 годов, затем экономической блокады — свои лучшие компе­тенции Сергей Кесян может проявить пока нечасто. Больше приходится работать с нуждающимися в реконструкции лифтами советского време­ни. Но новое строительство постепенно начинает набирать силу. В то же время и предприятие не стоит на месте, расширяя как виды деятель­ности, так и географию своей работы. Сегодня «Сухум-Лифт» — редкая даже для российского рынка компания, способная выполнять работы по проектированию, производству, установке и обслуживанию лифтов самостоятельно и в полном объёме.

Момент самоопределения

 ООО «Сухум-Лифт» всего два года, это компания, которая была создана с нуля. «Я работал в Сочи, но когда впервые в Абхазии стали восстанавли­вать дома и появилась потребность в лифтах, мне позвонили и сказали, что родина нуждается в лифтах, — рассказывает Сергей Кесян. — В свя­зи с тем, что в республике сложная ситуация, здесь только начинается восстановление, я согласился».                            

 У компании «Сухум-Лифт» два учредителя — Сергей Кесян и Южная строительная компания (ЮСК) — один из крупнейших подрядчиков по проектам восстановления инфраструктуры республики. Именно пред­ставители ЮСК уговорили Сергея Кесяна перебраться с большого рынка Сочи и создать новую компанию в Абхазии. Несколько раз строительное предприятие попадало в ситуацию, когда ради починки лифта приходи­лось долго ждать представителей сторонней компании, устанавливавшей устройство. А ведь специфика работы с лифтами в том, что каждое новое изделие, как правило, имеет особенности, которые может знать только установщик. «Лифт — это очень сложная работа. В этом деле есть непи­саные законы — если я собрал лифт, я же обязан его обслуживать, — по­ясняет Сергей Кесян. — Поэтому заказчик строительства всегда должен иметь прямую связь с компанией, которая собирает лифты».

 Сам Кесян работает в сфере лифтового хозяйства более десяти лет. Начинал в России рядовым монтажником. Затем работал в компаниях - лидерах на рынке лифтов — например, в компании Otis возглавлял от­дел сервиса, затем работал в той же должности на предприятии «Лифт- Олимп». При этом особенный опыт у нынешнего главы «Сухум-Лифта» накоплен в установке сложных дорогих лифтов.

 Конечно, трудно не оценить выбор, который сделал два года назад Сергей Кесян. Заказов в Сочи было очень много, и нет сомнений в том, что высококлассный специалист мог бы успешно продолжать работу на этом бурно растущем рынке, который отличается и высокими расценка­ми, и наличием крупных состоятельных клиентов. Однако перспектива создания своей компании, которая могла бы помочь родной республи­ке на сложном этапе, перевесила.

 Фронт работ

 «Сегодня в Абхазии насчитывается около полутора тысяч лифтов — у ре­спублики была острая необходимость в создании такой компании, как наша, — говорит генеральный директор ООО "Сухум-Лифт". — Сейчас у нас на обслуживании находятся около 200 лифтов, которые мы под­держиваем в рабочем состоянии. При этом мы за два года смонтиро­вали с нуля более 20 лифтов — в бизнес-центре, онкологическом дис­пансере, нескольких жилых домах, в том числе в президентском доме. Помимо этого, четыре лифта мы установили в строящемся "Центре Москвы", сейчас заканчиваем установку ещё семи в оздоровительных учреждениях. Вдобавок нам пришлось взять на обслуживание 36 но­вых лифтов, которые были установлены до нашего появления».

 Пока «Сухум-Лифт» — единственная компания, которая работает в Абхазии на этом рынке. Предприятие отличается тем, что способно проводить самый широкий перечень видов работ: закупка оборудо­вания, проектирование, монтаж, обслуживание. Компания состоит в партнерских отношениях со всеми основными производителями комплектующих и оборудования для лифтового хозяйства. Среди ключевых партнеров предприятия — «Мослифт», Otis, Могилёвский завод. Чёткое понимание возможностей каждого из поставщиков позволяет подбирать оптимальное решение для любого клиента — в зависимости от его потребностей и платёжеспособности.

 Для справки: установка типового лифта в девятиэтажном доме, не считая  собственно стоимости оборудования, обходится приблизительно  в 300 тысяч рублей. Сюда входят и пусконаладочные работы, и дальнейшее обслуживание.

Массового частного строительства в республике пока нет, сейчас основные  работы — восстановление социальной инфраструктуры, которое  ведётся с 2009 года в рамках реализации Комплексного плана  содействия  социально-экономическому развитию Республики Абхазия.   Финансирование  плана взяла на себя в рамках двусторонних партнёрских  отношений Российская Федерация. Ожидается, что эти работы подстегнут  и частные инвестиции — определённый всплеск в сфере строительства   гостиниц, например, уже наблюдается.

Между  тем, даже нынешний Сухум — это большой фронт работ. Здесь в общей сложности насчитывается 430 лифтов, установленных  в многооэтажных домах, — и заменить пока удалось лишь несколько десятков. Лифты пришли в бездействие не только из-за выработки ресурса , но и вследствие военных действий и послевоенной запущенности лифтового хозяйства. Они требуют ремонта шахт, машинных отделений, обновления электрической части. При этом у муниципалитета не всегда есть средства на финансирование даже самых необходимых работ. Особенность работы «Сухум-Лифта» в том, что компания в ряде случаев при отсутствии финансирования бралась восстанавливать  муниципальные лифты за свой счёт. В этой ситуации важную роль для стабильности бизнеса ООО «Сухум-Лифт» играют  частные  заказы, которые компания берётся выполнять в том числе  на близлежащей территории России — в Сочи. По сути, компания  имеет возможность предлагать свои услуги по конкурентоспособной цене  на российском рынке. Более того, сейчас Сергей Кесян ведёт переговоры с «Мослифтом» о создании на территории Сочи совместного предприятия. Это — знакомый для Кесяна высокодоходный рынок. Другое  направление развития — начало производства лифтов собственной разработки.

Дальше  — своё производство

 Сегодня компания разработала проект оригинального лифта, уже идёт процедура патентования разработки. Внедрение в производство собственной  модели позволит экономить около 30% — компания в этом случае  будет покупать не готовый лифт, а только комплектующие, производя сборку на своей производственной площадке. «Один лифт мы уже сами собрали, — говорит Сергей Кесян. — А сейчас строим собственную базу площадью 300 квадратных метров, где и будет производиться сборка.  Я думаю, что к концу года мы уже въедем туда — осталось  установить  оборудование. Вложения составят в общей сложности около 40 миллионов рублей. Но мы их будем делать постепенно, поскольку главный источник инвестирования — прибыль компании».

 Сейчас в  «Сухум-Лифте» работает около 60 человек. По словам главы компании, новое производство позволит увеличить количество рабочих мест как минимум до сотни. Мощность производства может составить 20 лифтов в месяц.  Хотя, безусловно, реальная загрузка предприятия будет зависеть от объёма заказов.

 А в августе  Сухум посещает итальянская делегация. «Сухум-Лифт» ведет с итальянской стороной переговоры о создании предприятия по сборке подъёмников для людей с ограниченными возможностями. «Мы, конечно,  сгоряча ввязались в это дело, — признаётся Сергей Кесян- но  его нужно довести до конца, а я пока не вижу, кто, кроме нас, это может сделать».

 Действительно, компания сейчас фактически самостоятельно формирует  рынок  лифтового хозяйства и вынуждена брать на себя все виды деятельности, которые сопутствуют работе с лифтами. В этой ситуации, учитывая, что  компания создавалась с нуля, самым трудным было обучить первые рабочие звенья сотрудников, поясняет Сергей Кесян. Когда это сделано, сложившиеся специалисты берут помощни­ков — и процесс подготовки новых кадров становится ежедневным.

 Лифтовое дело очень специфично — нужно не бояться высоты, знать особые допуски, особенности ведения бухгалтерии и т.д. В Сухум из Сочи Сергей Кесян приехал два года назад с ещё четырьмя сложивши­мися специалистами. Вместе они сделали главное и, как признаётся сейчас глава «Сухум-Лифта», самое тяжёлое — за два года сформи­ровали профессиональный костяк компании, который уже позволяет в дальнейшем наращивать коллектив под дальнейшее развитие. Без­условно, это развитие связано прежде всего с темпами восстановле­ния и развития самой Республики Абхазии.


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры