var _ba = _ba || []; _ba.push(["aid", "09660acced7930fc288966bc3ec915ee"]); _ba.push(["host", "apsnypress.info"]); (function() {var ba = document.createElement("script"); ba.type = "text/javascript"; ba.async = true;ba.src = (document.location.protocol == "https:" ? "https://" : "http://") + "bitrix.info/ba.js";var s = document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(ba, s);})();
Лента новостей
14:14, 27 Апреля 2017 349

Популярное

В Центре имени Даура Зантария прошла презентация двухтомника писателя

2038
15:49, 11 Декабря 2013
В Центре имени Даура Зантария прошла презентация двухтомника писателя

В Сухуме, в Центре имени Даура Зантария прошла презентация двухтомника писателя – в одном собраны  стихи, рассказы и повести, написанные Дауром Зантария на абхазском языке, во второй том вошли его романы «Золотое колесо»,  повести «Судьба Чу-Якуба», «Енджи-ханум, обойденная счастьем»,  рассказы «Косуля», «Жеребенок», а также «Три свидания с домом» на тему войны, публицистика. Даур Зантария публиковался в престижных российских журналах и газетах, в том числе и в «Эксперте».

На презентацию пришли писатели, друзья Даура Зантария, его сын Нар Зантария, однофамильцы и родственники, студенты.

Вечер воспоминаний писателя начался с прослушивания аудио-записи журналистки, радиоведущей и писательницы Марины Москвиной о «житии Даура Зантария, колхидского странника».  Вот несколько цитат из этих воспоминаний:

«Мы встретились впервые в Доме творчества Переделкинo, случайно оказались за одним столом и за месяц, что мы там прожили, единственный раз одновременно явились в столовую. Он был весь в себе, чем-то мрачно озабочен, искоса взглянул в мою сторону, спросил, чем я занимаюсь. Я скромно ответила, что я писатель. Даур Зантария недоверчиво на меня посмотрел и, прежде чем приняться за творожную запеканку, величественно произнес: «Писатель — сродни охотнику. Нельзя полуубить вальдшнепа». Эта фраза почему-то запала мне в душу. Спустя несколько зим мы снова встретились в Переделкине. С тех пор в Абхазии Даур Зантария пережил войну. Он сильно изменился…

… Салтыков-Щедрин, Зощенко, Ильф и Петров, прочитай они Даура Зантария, воскликнули бы: «Где этот парень, подайте нам его, мы хотим передать ему нашу лиру!

… Яркие судьбы, преодолевающие смерть, их прорывы в бессмертие сплетались в причудливый узор на фоне дивных пейзажей Абхазии, которую Даур Зантария любил, пожалуй, даже больше жизни…

… Он медленно и осторожно входил в русскую литературу. Поначалу приносил свои рассказы в московские редакции, а ему говорили: «Ну, вы, Даур Зантария, вылитый Фазиль Искандер. Сами посудите — герои Фазиля абхазы — и вы тоже пишете об Абхазии. У него почти в каждом произведении встречаются горы с их вечными снегами — и у вас, у него фигурирует море — и у вас, у Искандера смешные рассказы — и у вас, у него, в то же самое время грустные — и у вас...

… Мне кажется, именно по этой причине Даур никогда не строил свое повествование на байках. Народный фольклор клокотал в нем и рвался на бумагу, но он его сдерживал из последних сил, закладывая в фундамент строения; лишь изредка в его вещах прорываются байки в чистом виде, столь близкие ничем не омраченной стороне души Даура…

Собравшиеся с огромным вниманием, как зачарованные,  слушали рассказы Даура, записанные Мариной Москвиной.

«Этот год должен был быть особенным для Даура Зантария и его супруги Ларисы Аргун, он юбилейный, - сказала руководитель Центра им. Даура Зантария Циза Гумба. - К сожалению, ни Даур, ни его преданная и любящая жена Лариса, не дожили до этого дня. После кончины Ларисы, Даур жил недолго….  Лариса была очень светлым человеком, она высоко ценила талант своего мужа. Они очень хорошо понимали друг друга. Даур был человеком с внутренним стержнем. Он горячо любил свою родину и народ».

Она подчеркнула, что выход в свет двухтомника Даура Зантария стал возможным благодаря поддержке премьер-министра Леонида Лакербая и личного участия писателя, министра образования Даура Начкебиа.

«Отличное  издание, прекрасная полиграфия, не менее знаменитый  художник Руслан Габлиа приложил свой труд, сделав два чудных портрета  Даура для супер-обложек», - сказала Циза Гумба. 

В этом году планировалось широко отметить юбилей писателя, создание сценария было поручено режиссеру Мадине Аргун.

«Я была знакома с творчеством Даура Зантария, но углубляясь в его произведения, я все больше открываю его для себя. Я считаю, что это должен быть вечер памяти, на котором должны звучать воспоминания его близких друзей, монологи его персонажей, а не просто концерт, - сказала на презентации Мадина Аргун. – Мы очень ответственно относимся к организации этого вечера. Вначале планировали провести его в Госфилармонии, а потом решили приурочить  к открытию Абхазского государственного драматического театра. Поскольку Даур писал на абхазском и русском, то и вечер будет проходить на двух языках».

Писатель и публицист Владимир Зантария, выступая на презентации в качестве друга  и родственника, выразил всем собравшимся благодарность за то, что они хранят память о Дауре. «Душа радуется, что все вы сегодня пришли сюда. Для родных Даура и Ларисы это очень важно», - сказал Владимир Зантария.

«Многие  мечтали  увидеть собрание сочинений Даура Зантариа, и двухтомник вышел. Я, как один из составителей, могу сказать, что издание удалось, оно выдержано на уровне международных стандартов, потому что  очень хорошо поработал Даур Начкебиа, он лично занимался им, очень беспокоился за дизайн и оформление. Он даже подключил  хороших специалистов, корректоров из Москвы, - подчеркнул Зантария. – В сборник вошли лучшие произведения, и я думаю, что это большой праздник и абхазской, и русской культуры, поскольку к Дауру Зантариа можно применить  слова Искандера о "перекрестном опылении культур".  Даур как раз олицетворяет  своим гениальным творчеством вот это перекрестное опыление, взаимовлияние культур. Как сказал  тот же Фазиль,  «абхазский язык – это кровеносные сосуды моего творчества». Наверно,  Даур тоже мог бы так же  смело заявить, что абхазский язык, абхазский фольклор, народное мышление, стихия народной культуры  стали основой его творчества».

По словам Владимира Зантариа, Даур смог  преодолеть «железную устойчивость традиций». «Это не каждый может, а он смог. Поэтому Андрей Битов очень красиво и образно сказал, что  судьба сулила  Дауру Зантария мировую мощь. Он имел ввиду, в первую очередь, судьбы Энджи Ханум и Чу-Якуба, а также ряд повестей, которые вывели писателя на уровень мировой литературы.  Даура только сейчас начинают открывать. Его сравнивают с Габриелем Гарсиа Маркесом, проводя какие-то параллели. И почему так  заинтересовались  люди? Потому, что он показал изнанку нашей действительности. Своим богатейшим творческим воображением Даур добился огромного успеха. Если мы привыкли к классическому  восприятию литературы, реализму, то он пошел дальше – он стер грань между мифом и реальностью. То, что мы считаем обыденностью,  чему не придаем значения, он возвел на уровень гениального мировосприятия. Даур создал свой мир, и это особенно проявилось в таком произведении, как «Золотое колесо», признанном одним из лучших романов», - отметил Зантариа.

По его мнению, то, что в предисловии к русскому тому Марина Москвина сравнила Даура Зантария с Экзюпери, Воннегутом и другими мировыми мастерами прозы, имеет колоссальное значение для абхазской литературы, культуры, и престижа Абхазии в целом.

Владимир Зантария считает, что публицистика Даура может быть издана отдельным томом. У него очень много статей и на тему политических  баталий, происходивших в России в начале 90-х, на тему войны в Чечне, возвращения адыгов из Косова. «Он все успевал и писал очень своеобразным слогом. Чувствовалось, что это почерк Даура - никакого подражания кому-либо, он был очень самобытен», - подчеркнул публицист и писатель Владимир Зантария.

Своими воспоминаниями о Дауре с участниками презентации по скайпу из Германии поделился  Игорь Сид (Сидоренко) - писатель, журналист, куратор международных культурных проектов. 

Он поздравил всех с важным событием  -   выходом в свет двухтомника Даура Зантария, и поблагодарил тех, кто имеет отношение к изданию. «Даур с нами всегда, -  сказал Сид. – Он  человек, всем хорошо известный и понятный, и, тем не менее,  Даур – человек-загадка. Вроде – сам был веселым, а в его произведениях было столько грусти!».

Писатель Джума Ахуба вспоминал, как в 2000 году, когда он лечился в одной из Московских клиник, Даур Зантария пришел его проведать и подарил свою книгу с надписью, в которой выражал благодарность за поддержку. «Даур всегда был человеком благодарным, он никогда не забывал, если кто-то когда-то его поддержал, или чем-то помог, - говорит Джума Ахуба. – Я впервые познакомился с ним, когда он еще был школьником. Меня поразило, что учась в обычной сельской школе ( в селе Тамыш Очамчырского района), он был столь начитанным, хорошо владел и абхазским, и русским языками. Я почувствовал, что этот мальчик много знал и понимал. Я помог ему напечатать в газете «Апсны» его первые стихи. Он  никогда не забывал этого и  благодарил.   Гениальность Даура всегда была заметна. Помню, сотрудник музея К. Чуковского в Москве, узнав, что я из Абхазии, спросил, знаю ли я Даура Зантария и  назвал  его гениальным…. Даур умер молодым, но он бессмертен своими произведениями».

Воспоминаниями о писателе делились Платон Бебия, Гули Кичба, Терент Чаниа. Писатель Геннадий Аламиа говорил о том, как много значила в жизни Даура его супруга Лариса – очень светлая, добрая, открытая. «Эти качества Ларисы и атмосфера, которую она создавала в доме,  помогали Дауру реализовать свои творческие способности», - сказал Геннадий Аламиа.

Во второй комнате участников презентации ждал фуршет, на котором было множество вкусностей, и, в том числе,  плоды «конфетного дерева», и виноградная чача. 

 

ДАУР ЗАНТАРИЯ

Биографическая справка

ЗАНТАРИЯ ДАУР БАДЗОВИЧ родился 25 мая 1953 г. в селе Тамыш Очамчырского района. Скончался в 2001 году.

Абхазский писатель, прозаик, поэт, публицист. Писал на абхазском и русском языках, член Союза писателей СССР (1984) и Союза писателей Абхазии.

Окончил филологический факультет Сухумского Госпединститута (1975), Высшие курсы киносценаристов в Москве (мастерская В.И. Ежова – автора сценариев к фильмам «Баллада о солдате» и «Белое солнце пустыни» (1984)).

В 1977-1981 работал в абхазском детском журнале «Амцабз» («Пламя»), в 1988-1992 – в Фонде культуры Абхазии. Поддерживал дружеские контакты с Ю. Кузнецовым, А. Битовым, Ф. Искандером, Т. Бек, М. Москвиной и др..

Творческую жизнь писателя условно можно разделить на два периода: домосковский (до середины 1990-х) и московский (с 1996).

В рамках первого периода писатель создавал произведения (стихи, рассказы, повести, очерки) на абхазском языке, изредка – на русском (стихи, напечатанные в коллективном сборнике  «Аукцион», Сухуми, 1990 и  газете  «Эхо Абхазии», 1995, №6; а также статьи   «Волшебное путешествие с Юрием Ковалем» (в «Педагогическом калейдоскопе». 1994) и «Три свидания с домом» (в «Литературных новостях», 1993, N9)). Некоторые ранние стихи 3антария были опубликованы в журнале «Алашара» в 1976 и  1983  годах.  

В 1976 на стр. «Алашара» (№ 5) появился один из его ранних рассказов – «Куаста». В это время он усиленно изучает историю Абхазии, особенно эпоху Кавказской войны. Заметным явлением в творчестве и литературной жизни Абхазии 1980-х стали его исторические повести и рассказы «Князь хылцысов», «Судьба Чу Якуба», «Следы зубров», «День певца», которые впервые были опубликованы в журнале «Алашара». Они вместе с исторической повестью «Енджи-Ханум, обойденная счастьем» и рассказами «Косуля», «Ранним утром» составили сборник «Нар улбааит» (1984).

Исторические повести Даура Зантария представляют собой значительный вклад в развитие жанра в национальной литературе. В этих произведениях писатель творчески использовал эпические повествовательные традиции абхазского фольклора в сочетании с традициями абхазской и мировой психологии, прозы. В повестях отражены особенности эпохи Кавказской войны, этнопсихология людей, традиционная культура, истоки и причины трагедии горцев – выселения в Турцию. Все основные персонажи (Чу Якуб, Гечба Рашит, Енджи-ханум, Н. Раевский, А. Бестужев-Марлинский) – исторические, они новые в абхазской литературе.

Трагедия героев – это трагедия самого народа, который оказался между двумя соперничавшими империями: Российской и Османской. Обостренное чувство свободы не позволяло горцам сложить оружие. Вместе с тем, отсутствие единства как внутри этносов и субэтносов, так и между родственными народами и обществами, внутренние конфликты, месть, предательство, торговля людьми и т.д. тоже играли негативную роль, уничтожали народ. Эти проблемы не обошёл автор. Впоследствии свои взгляды на исторические события XIX в. Зантария открыто выразил в докладе на конференции молодых историков Кавказа в АГУ весной 1990 г.. Доклад под названием «Кавказская война и беженцы» был опубликован после смерти писателя в его книге «Мир за игольным ушком».

В конце 1970-х – 1980-х написаны рассказы «Старуха, сидевшая у окна», «Дзызлан», «Конфетное дерево», «Священник Иоанн», «Сахарный петух», «Абрек Матута», «Бешеная собака», «Косуля», «Чычия», «Праздник отца», «Дед Мзалей и Машина Времени», «Мзымовцы» и др.; повести «Быстроногий олень», «Феохарис», «Сувенир». Они вошли в сборник рассказов и повестей «Быстроногий олень» (1988).

На основе рассказа «Сувенир» 3антария написал сценарий к фильму «Сувенир» («Грузия-фильм», 1985; реж. В. Аблотия).

3антария - автор сценариев к фильмам «Серебряная улица» («Грузия-фильм», 1983; режиссер Д. Нацвлишвили) и «Гроб на заказ».

Сам перевел многие свои произведения на русский язык: некоторые из них были опубликованы в московских и сухумских изданиях. Зантария с семьей переехал в Москву, где в основном общался с либерально настроенной российской интеллигенцией.

В меру своих сил пытался сказать правду о родном народе и грузино-абхазской войне 1992-1993, в которой он потерял немало близких людей. Тема войны нашла достойное отражение и в лирике писателя. Было разрушено родное село, очаг, уничтожены рукописи, библиотека.

Очередным ударом стала смерть супруги Ларисы Аргун. Это все отразилось на здоровье писателя, жизнь которого оборвалась в 2001.

В Москве 3антария работал обозревателем газеты  «Россия», корреспондентом журнала «Эксперт». В этих изданиях, а также в журнале «Россия», «Педагогическом калейдоскопе», «Общей газете», «Литературных новостях» и др. печатал философско-нравственные эссе и статьи, посвященные современным проблемам Кавказа, ситуации на Северном  Кавказе и Абхазии, конфликтам («Слово о научных открытиях», «Три свидания с домом», «На развалинах Горской Республики», «Простые затеи этнизма», «Война, о которой вспоминать не любят», «Встреча в Грозном (Президент Удугов)», «Выгодное миротворчество», «В войне проиграли Чечня и Россия», «Шестидневная война на реке Ингур», «Из Косова в Майкоп», «Черкесы в большой имперской игре»).

Его рассказы, повести и стихи публиковались в газетах и журналах Абхазии и России («Эхо Абхазии», «Литературная газета», «Общая газета», «Новая газета», «Россия», «Дружба народов», «Знамя», «Новый мир», «Сельская молодежь» и др.).

В эти годы на русском языке он пишет роман «Золотое колесо»; опубликован в журнале   «Знамя» в 1997,  отдельно издан в Москве в 1998.

История романа 3антария начинается ориентировочно в середине 1980-х. Ряд его героев (русалка, священник Иоанн, абрек Матута, Григорий Лагустанович и др.) уже встречались в рассказах «Дзыдзлан», «Священник Иоанн» «Сахарный петух», «Абрек Матута», повести «Сувенир».

В романе «Золотое колесо» писатель пытается художественно исследовать процесс возникновения межэтнического конфликта в Абхазии, его истоки. На всех уровнях повествования присутствует голос автора-повествователя, который играет структурообразующую роль.

По утверждению самого писателя, в романе «абхазы показаны глазами грузин, грузины – глазами абхазов, и те и другие – глазами собаки и даже павлина». Маргарита Глебовна Ладария, характеризуя своеобразие художественного сознания Даура Зантария, отмечает, что «в нем удивительным образом сочетается мифологическое сознание, ограниченное народной абхазской поэтикой, с ультрасовременным, не признающим никаких ограничений». Именно такой синтез и объясняет суть его художественного мышления, типологически близкого к "магическому" или "фантастическому" реализму XX века, открытому для условных худ. форм, фантастики, иррациональному, подсознательному». Роман завершается началом войны в августе 1992.

Вячеслав Бигуаа, доктор филологических наук.

 

 


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры