Лента новостей

Популярное

В Общественной палате РА прошли слушания по теме «Стратегия внешней политики Республики Абхазия»

726
14:32, 24 Сентября 2012

В Общественной палате РА прошли слушания по теме «Стратегия внешней политики Республики Абхазия».

С основным докладом выступил заместитель министра иностранных дел Ираклий Хинтба. В обсуждении участвовали секретарь Совета Безопасности РА Станислав Лакоба, представители гражданского общества. Перед началом работы все присутствовавшие минутой молчания почтили память юного Еслама Ладария, страдавшего лейкемией и лечившегося в Италии. К сожалению, врачи не смогли спасти мальчика, средства на лечение которого собирали по всей Абхазии.

Встречу открыл Ираклий Хинтба, который в деталях рассказал о работе МИД Абхазии и основных положениях стратегии внешней политики страны. «Внешнеполитическая проблематика представляет интерес для всех слоев абхазского общества, что привлекает к МИДу пристальное внимание. Сегодня отсутствует формально закрепленная внешнеполитическая концепция, которая бы обозначила принципы и основные направления внешнеполитической деятельности. После августа 2008 года и последовавшего признания независимости Абхазии встала необходимость концептуально оформить то, что мы понимаем под стратегией внешней политики, – сказал он. – Ожидается, что в декабре Президент Анкваб обратится к Народному Собранию с Посланием, в котором могут быть обозначены основные направления и принципы внешнеполитической деятельности, что послужит основой для нашей работы над концепцией.

Важно отметить, что внешнеполитические решения имеют два институциональных уровня: международно-политический и внутриполитический. Все решения на международном уровне должны соответствовать интересам страны и удовлетворять ключевые внутриполитические силы. В условиях, когда Абхазия не обладает широким международным признанием, внешние факторы влияют на внутреннее развитие страны и приобретают особый смысл и значение для широких слоев населения. Сегодня нередко раздается необоснованная критика в адрес внешней политики государства, поэтому важно поговорить об основных параметрах внешнеполитической деятельности, чтобы избежать недопонимания и спекуляций».

Он рассказал о структурных изменениях в работе МИДа, которые произошли после прихода нового руководства. В ведомстве были открыты территориальные отделы, которые занимаются сбором и анализом информации, разработкой основных направлений деятельности по различным регионам. Это отдел Ближнего Востока (Турция, Иран), отдел Европы, США и Канады, отдел России, стран СНГ и Грузии и отдел Латинской Америки и стран азиатско-тихоокеанского региона. Организован политический отдел, который только формируется. На 40% был обновлен кадровый состав министерства, вводятся новые формы отчетности, приведен в порядок документооборот. В основе работы МИДа должны присутствовать принципы уважения к Абхазии (например, письма с грузинской версией абхазской топонимики больше МИДом не рассматриваются) и государственный подход (не допускать промахов и ошибок в документах, наладить всю организационную работу). Особое внимание уделяется информационной работе: открыт новый сайт МИДа на шести языках, в ближайшее время добавятся еще два языка (польский и арабский). Запущен еще один сайт «ProAbkhazia», где публикуется вся аналитическая и новостная информация об Абхазии, которая выходит в разных странах. МИД избрал стратегию «постоянного напоминания о себе». Она заключается в том, что практически ежедневно каждый территориальный отдел направляет ноты в соответствующие страны, обычно это поздравления с праздниками и историческими датами. «Мы не всегда получаем отклики, но уверены, что со временем эта работа даст результат», – сказал Ираклий Хинтба.

Цели внешнеполитической деятельности МИДа – это та тема, которая должна обсуждаться обществом. Их не мало: обеспечение безопасности страны; сохранение и укрепление суверенитета и территориальной целостности Абхазии, что необходимо для социального и интеллектуального роста страны и создания благоприятных условий для укрепления конституционного строя и демократических основ (прав и свобод человека); продвижение процесса международного признания; развитие стратегического партнерства и полномасштабного сотрудничества с Россией; полномасштабное урегулирование грузино-абхазского конфликта на основе международного признания независимости Абхазии; защита прав и интересов абхазских граждан и соотечественников, проживающих за рубежом; поддержка и укрепление положительного имиджа Абхазии; выстраивание долгосрочного сотрудничества с теми странами и межгосударственными объединениями, которые пока не признают независимость Абхазии. В числе векторов внешнеполитической деятельности названы: прежде всего, российский, а также латиноамериканский, азиатско-тихоокеанский, европейский, ближневосточный. Кроме того, было названо «конфликтное» («грузинское») направление.

Реализация задач внешней политики возможна не только на уровне государства. В Абхазии есть неправительственные организации, творческие коллективы и группы, отдельные люди, обладающие авторитетом. Все они могут внести свою лепту в этот процесс.

МИД РА активизировал институт почетных консулов, они уже работают в некоторых странах Европы – в Италии, Великобритании, Сан-Марино. Для этого не требуется согласие принимающей стороны, а почетные консулы – это известные люди, готовые помогать Абхазии.

О грузинском факторе внешней политики сегодня в обществе много говорят и спорят. Есть точка зрения, что грузино-абхазского конфликта больше не существует, что он завершен, а, следовательно, нет вопросов, которые с ним связаны. «После 2008 года была попытка не обращать внимание на то, что происходит в Грузии. В свое время в Абхазии проигнорировали и не отреагировали на официальном уровне на те документы, которые разрабатывались в Грузии («стратегия для оккупированных территорий», выдача нейтральных паспортов). Дискуссия по этим вопросам шла на международном уровне, а когда нас спрашивали, как мы можем на это отреагировать, мы отвечали, что нам это не интересно. В результате эти инструменты были введены в действие, и с их помощью Грузия активнейшим образом пытается влиять на нашу страну. Это произошло потому, что мы не отреагировали своевременно, не сказали миру, что эти предложения абхазское общество не примет, и это только усугубит ситуацию», - отметил Хинтба.

Что касается самого конфликта, то, по словам замминистра иностранных дел, «мы всегда относились к нему, как к межгосударственному».

«Сегодня с этим соглашаются только те страны, которые признали независимость Абхазии. Для всего остального мира он не только не межгосударственный, но зачастую и не этнополитический, а только политический. Грузия сегодня не признает существование грузино-абхазского конфликта; там считают, что есть только грузино-российский конфликт. Грузинские власти стремятся убедить весь мир в том, что абхазы хотят жить в Грузии, но «страна-оккупант» Россия якобы препятствует тому, чтобы абхазское население выразило интерес к проживанию в совместном государстве с Грузией. Мы же утверждаем, что наш конфликт этнополитический, и в нем есть мощный этнический фактор невозможности сосуществования в едином государстве. Это ценностный конфликт, конфликт идентичностей. Абхазский народ может проживать только в отдельном от Грузии государстве – вот наш сигнал международному сообществу. Утверждая, что конфликт завершен, мы подыгрываем грузинским властям. Это означает, что мы всего уже достигли, и нам ничего больше не нужно. Сегодня Грузия активизировала диверсионно-террористическую деятельность, она активно действует в идеологической и политической сферах и стремится уничтожить любые перспективы на легитимацию нашего статуса в мире. Завершенным конфликт будет тогда, когда Абхазия достигнет цели широкого международного признания и станет полноценным членом ООН», - подчеркнул Хинтба.

После августа 2008 года, по словам Хинтба, надо было трансформировать конфликт с учетом новых реалий (признания Россией независимости Абхазии) и резкого снижения уровня внешней угрозы благодаря российским гарантиям безопасности.

«С точки зрения Запада эта трансформация должна была означать невозможность урегулирования грузино-абхазского конфликта в рамках одного с Грузией государства. Единственный способ урегулировать конфликт – это признать независимость Абхазии. Надо было его трансформировать таким образом, чтобы он воспринимался как межгосударственный конфликт, который не может быть решен на основании принципа территориальной целостности Грузии. В отношении Запада к перспективам Абхазии пока очень мало изменений. В позиции Евросоюза по Абхазии произошла консервация, внешнеполитический контекст мало изменился, хотя очень сильно изменилась Абхазия. Конфликт продолжается, Грузия делает все для того, чтобы разложить абхазское общество и уничтожить национальный дух независимости, дешевыми приманками завлечь людей в Грузию», - сказал он.

Замминистра иностранных дел считает, что «сейчас конфликт находится в новой, не менее опасной стадии».

«К нам применяются более тонкие, более изощренные, более хитрые инструменты и технологии. Мы сегодня должны досконально знать все, что происходит в Грузии, чтобы противодействовать новым угрозам, - подчеркнул он. - Если же говорить о политических параметрах конфликта до августа 2008 г., то, безусловно, в «старой версии» он завершен с признанием Россией независимости Абхазии. Именно это имел в виду в своем интервью заместитель Министра иностранных дел РФ Г.Б. Карасин. Однако для обретения полноценной международной легитимации политического статуса Абхазии необходимо расширить число стран, признающих нашу независимость. Именно вокруг этой задачи сформированы политические рамки «новой версии» грузино-абхазского конфликта после августа 2008 г.».

Обсуждение доклада было оживленным, и все отмечали его информативность.

«Если мы говорим, что война не окончена, то это означает, что конфликт имеет место», - сказал секретарь Совета Безопасности РА Станислав Лакоба.

Надежда Венедиктова, член Общественной палаты РА поинтересовалась у Хинтба, следует ли из его доклада, что Запад остается главным адресатом наших попыток добиться международного признания?

Ираклий Хинтба ответил, что «европейский вектор очень важен для нашей внешнеполитической деятельности». «Абхазия исторически является частью Европы, и мы понимаем, что Европа – это очень важная сила сегодня. Невозможно добиться прорыва в процессе международного признания без обращения к Европе и без взаимодействия с ней. К сожалению, интерес к Абхазии у Европы в основном связан с грузино-абхазским конфликтом. Мы стараемся переориентировать наших европейских коллег на то, чтобы помощь, которая планируется для Абхазии, была направлена на развитие абхазского общества, а не укрепление мер доверия или что-то вроде этого. Как только Грузия видит, что Европа действует эффективно и политически приемлемо для нас, планирует проекты по развитию, тут же начинается блокирование этих инициатив и контактов. Они требуют, чтобы все решалось в Грузии, а мы выступаем только за прямые контакты с Европой», - сказал Хинтба.

Доказательством изощренности методов, которые применяет против Абхазии Грузия, по словам Хинтба, является «черкесский вопрос», который в последнее время много обсуждается. По его мнению, Тбилиси и его союзники, а также ряд интернет-провокаторов сделали многое, чтобы внести противоречия в абхазо-адыгские отношения. Он признал, что есть «и наши недочеты, и мы будем их исправлять, чтобы иметь возможность работать с обществом и доносить до людей нашу позицию».

«Для абхазов очень важно сохранить братские отношения с братскими народами, и абхазское государство подумает о разработке стратегии взаимодействия с северокавказским регионом России», - подчеркнул он.

«Люди понимают, что война продолжается, мирный договор не подписан. Несмотря на это наша граница с Грузией открыта, не пора ли нормализовать эту ситуацию?», - спросил член ОП РА Сурен Керселян. Он также считает, что армянская диаспора тоже могла бы внести свой вклад в продвижение интересов Абхазии.

Станислав Лакоба сказал о том, что предложение Совета Безопасности – закрыть границу. А Ираклий Хинтба добавил, что граница будет оборудована как государственная, закрыть границу - значит прекратить незаконное пересечение ее в обоих направлениях. По поводу усилий армянской диаспоры он сказал, что, «мы ждем предложений, и чем больше друзей будет у Абхазии, тем лучше».

Арда Инал-ипа, член ОП РА отметила, что «жители Абхазии в силу обстоятельств очень политизированы, люди интересуются внешней политикой и их надо больше информировать. Что касается российских дипломатов, то понятно, что они имеют в виду: вопрос политического статуса Абхазии решен окончательно и обратного пути нет. Встречающаяся в абхазском обществе точка зрения, согласно которой война между Грузией и Абхазией не завершена, но конфликта между ними нет, – в корне противоречива. К сожалению, в нашем обществе распространяется упрощенное представление о задачах и возможностях внешнеполитической деятельности. Надо рассказывать об истории нашей дипломатии, о том, какие были сложные моменты, тогда и сегодняшнюю политику можно будет оценивать более объективно".

Сократ Джинджолия, директор филиала некоммерческой организации Фонд развития «Институт Евразийских Исследований» в Республике Абхазия: «Утверждение о разрешенности конфликта – это упрощенный подход; он приводит к тому, что нам больше не к чему стремиться. На самом деле у нас очень много проблем, над которыми еще долго надо работать». Он порекомендовал МИДу разработать концепцию трансформации конфликта. Контакты абхазских граждан с Грузией, которые активизировались в последнее время, он назвал «процессами, которые нас не могут радовать». «Двоякого мнения тут нет, – сказал он, – враг был и остается».

Председатель Движения «Матери Абхазии за мир и социальную справедливость», член ОП РА Гули Кичба подчеркнула важную роль в информационном прорыве, которую играют неправительственные организации. «Мы недавно были в Сербии. Если бы нас там не было, то дискуссия пошла бы совсем в другом ключе, никто бы не узнал о нашей позиции, а мы говорили о том, какая у нас ситуация на самом деле», – сказала она.

По поводу встреч с представителями Грузии Ираклий Хинтба обратил внимание на формат этих встреч. МИД категорически против двусторонних молодежных проектов, он поддерживает региональный формат, в котором участвуют все страны Южного Кавказа, - сказал он.

Станислав Лакоба положительно оценил усилия МИДа и выбранный курс. «Был период непонятного заигрывания в МИДе, мы позволяли относиться к нам без должного уважения. Я против того, чтобы мы всегда говорили «нет», но и против того, чтобы всегда говорить «да», – сказал он. – Если мы четко обозначим свою позицию, тогда и с нами будут говорить по-другому. Что хорошего в том, что мы принимаем послов Грузии? Пусть приезжают представители, аккредитованные на всем Кавказе. Если бы была единая позиция в этих вопросах, то и ситуация сегодня была бы другой. Мы говорим, что конфликта нет, вот люди и рванули в Грузию. Мы сегодня не знаем, сколько выдано нейтральных паспортов, эта цифра засекречена. У меня был представитель международной организации и с ним был откровенный разговор. Он мне четко сказал, что людям, приезжающим на лечение, предлагают выбор: или платить за лечение, или становиться гражданами Грузии, и многие подписывают эти документы, все фиксируется. Их берут на учет, прикрепляют к ним своих людей, обрабатывают».

Содиректор Центра гуманитарных программ Батал Кобахия считает, что «мы стали заложниками политики двойных стандартов». «Мы постоянно слышим упреки в адрес любой действующей власти в том, что происходит в отношениях с Грузией. Между тем, эти отношения начались на следующий день после того, как на границе по реке Ингур мы установили абхазский флаг. У нас люди осуждают любые отношения с Грузией, а сами при этом ездят на машинах, которые завозятся из Грузии. Я не хочу говорить о тех, кто едет в Грузию, чтобы спасти своих близких, для кого это вопрос жизни или смерти. Я за то, чтобы мы обустроили границу, мы и так торгуем, пусть эта торговля будет легальной. Пусть государство само выявляет тех, кто едет с преступными целями», - сказал он.

Член Общественной палаты Руслан Хашиг уверен в необходимости принятия решения по вопросу грузино-абхазской границы на уровне правительства и Парламента. Касаясь поездок в Грузию, Хашиг процитировал Саакашвили, заявившего недавно в Зугдиди: «Не мы будем завоевывать Абхазию, а абхазы вернутся к нам». «У нас все общество знает, что осуществляется торговля с Грузией, а при этом мы делаем вид, что ничего не происходит, – сказал он. – Надо легализовать этот процесс, чтобы мы знали, кто и зачем туда ездит и что там творит».


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры