Лента новостей
18:52, 17 Сентября 2017 1240

Популярное

Торжества, посвященные памяти Михаила Аджба, прошли в селе Ачандара

898
20:16, 20 Августа 2013

  В этом году исполнилось бы 100 лет советскому летчику Михаилу Кутиевичу Аджба  (1913 - 1948 гг.). Торжества по случаю столетия летчика прошли в минувшее воскресенье, 18 августа, в селе Ачандара Гудаутского района.

Почтить память легендарного земляка пришли ветераны Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг., участники Отечественной войны народа 1992 - 1993 гг., вице-премьер Александр Страничкин, глава администрации Гудаутского района Валерий Малиа, посол России в Абхазии Семен Григорьев, представители различных общественных организаций, представители фамилии Аджба.

В память о советском пилоте два самолета Л-39 ВВС РА совершили почетный облет  Ачандарской поляной, где проходили памятные мероприятия. Играл военный оркестр 7-ой российской военной базы, дислоцированной в г. Гудаута.  Ветераны Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг., односельчане, родственники возложили  цветы к моглиле легендарного летчика.  

Гвардии капитан Краснознаменного авиаполка дальнего действия Михаил Аджба в годы Великой Отечественной войны совершил более 200 боевых вылетов, он одним из первых советских летчиков бомбил Берлин.

Родился Михаил в 1913 году, в селе Ачандара Гудаутского района в семье крестьянина. Окончив сельскую школу, он продолжил учебу в Абхазском педагогическом техникуме. Его первое знакомство с авиацией состоялось 1 мая 1933 года на Сухумском аэродроме. В 1939 году он с отличием заканчивает Батайскую авиашколу и начинает работать в Сухумском аэропорту пилотом гражданской авиации. В 1940 году в Тбилиси сдает экзамен на пилота второго класса, а немного позже его награждают за образцовую работу значком «Отличник воздушного гражданского флота».

С первых же дней Великой Отечественной войны М. Аджба  был в составе 102-го  авиаполка дальнего действия, сформированного в основном из гражданских летчиков, которые вынуждены были воевать на мирных машинах ЛИ-2. В книге В.Н. Горностаева  «Мы воевали на ЛИ-2», немало страниц посвящено М. Аджба, который рискуя своей жизнью, являл мужество и героизм в борьбе с фашистскими стервятниками. Второй пилот В.Ф. Тишайкин характеризовал своего командира как доброго, отзывчивого и внимательного человека, называл его своим учителем, он рассказывал, что в экипаже М.Аджба был до мая 1944 года. Далее В. Тишайкин вспоминал: «Из Польши наше соединение перебазировалось в Союз. Мы остались в России, а полк Михаила Кутиевича перебазировался на Дальний Восток».

Другой боевой друг, летчик М.Е. Романенко своему другу из Абхазии, участнику Великой Отечественной войны Дмитрию Осия писал, каким он помнил Михаила Аджба: «Капитан Аджба был в 32-м Гвардейском Керченском авиаполку дальнего действия, а я во 2-й авиаэскадрильи. С ноября 1943 года до июня 1944 года мы действовали с аэродромов Ленинграда, Левашово, Парголово и Пушкино».

В своем письме М. Романенко рассказывал об одном интересном эпизоде из боевой биографии Михаила Аджба, о том, как Михаил спас его экипаж.  «В середине февраля 1944 года, - пишет М. Романенко, - мы шли на боевое задание. Турку – это западная Финляндия, маршрут по Финскому заливу до полуострова Ханко и поворот на цель. В Финском заливе есть два острова – Сейскари и Лавансари. На фоне воды они выглядят с высоты около 4 тысяч метров, как два белых круга. Ориентиры хорошие. Мы решили проскочить между ними. Но приблизившись ближе Лавансари, нас «окружили заботой» около 15 прожекторов и начали бить зенитки, да так здорово, что нам пришлось «волчком» вращаться, а прожектора уцепились цепко, но с бомбами, даже с внешней подвеской не очень-то сильно поманеврируешь;  сам знаешь, что это такое.

И вдруг вспышка на земле, погасли все прожектора и зенитки перестали бить. Когда вывели самолет, открыли шторки на окнах и посмотрели справа вниз, то увидели: почти весь остров в огне, большая часть острова была покрыта сплошным огнем. Стали на курс, дошли до Ханко, повернули на цель, выполнили задание.

Как всегда, я пошел со своим командиром к командиру авиаполка подполковнику Осипчуку Борису Петровичу докладывать о выполнении задания. В землянке на КП впереди нас докладывал о выполнении боевого задания экипажем капитан М. Аджба: «Товарищ полковник! Боевое задание выполнено.  По цели сброшена 1 бомба 500 кг, а одну бомбу 500 кг.пришлось бросить на остров Лавансари, чтобы спасти впереди идущий экипаж, остров в огне, экипаж видимо спасен». Я с командиром корабля старшим лейтенантом Михейкиным Иваном Васильевичем стояли позади капитана Аджба и слушали его доклад. Когда он доложил и повернулся к нам, я с командиром его стали обнимать и целовать. - Спасибо боевой друг, ты спас наш экипаж!

 Командир полка приказал представить экипаж М. Аджба к боевым наградам. Вскоре  разведка доложила командиру полка о взрыве неизвестным экипажем крупного бензохранилища на острове. Была дана команда «разыскать экипаж и представить его к награде». Этим экипажем оказался экипаж М. Аджба, он был награжден вторым орденом Красного Знамени».

«Прекрасное летное мастерство, принципиальность, безупречная честность в сочетании с добротой и готовностью всегда прийти на помощь в бою. Эти качества вызывают всеобщую любовь друзей и товарищей. Мой экипаж всегда будет помнить Михаила Аджба как боевого друга», - так оценил М. Романенко летное  мастерство М. Аджба

В день Победы в Берлине состоялось торжественное построение гвардейского бомбардировочного полка, плечо к плечу стояли летчики, штурманы, техники, стрелки-радисты. Стоял полк, честно выполнявший свой священный долг перед Родиной. Среди них был Михаил Аджба.

За боевые заслуги перед Родиной Михаил Кутиевич был награжден тремя орденами боевого Красного Знамени, орденом «Красная  Звезда», орденом Отечественной войны первой степени, орденами Кутузова и Суворова.

После войны с Германией М. Аджба находился в частях авиации дальнего действия в том же полку до февраля 1947 года.

С конца 1947 года Михаил Кутиевич вернулся в Абхазию и начал работать в Сухумском аэропорту, сначала пилотом гражданской авиации, потом начальником авиаотряда. Погиб в октябре 1948 года при выполнении задания на Северном Кавказе. Самолет долго не могли найти,  пассажирами были высокие военные чины, и из-за этого экипаж обвинили во вредительстве.

Нашли самолет случайно: его обнаружил местный  пастух. В июле 1949 года останки Михаила Кутиевича были перевезены на Родину. На тот момент государственная комиссия еще не разобралась в причинах авиакатастрофы, так что родственники и сельчане скромно похоронили своего земляка. Лишь спустя много лет по инициативе ачандарцев останки Михаила Кутиевича со всеми почестями перезахоронили и поставили ему памятник в центре его родного села Ачандара.

 

***

В информации Апсныпресс использованы материалы из статьи Руслана Тарба о М. Аджба


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры