Лента новостей
14:53, 13 Декабря 2017 1170

Популярное

Состоялся круглый стол "Россия и Абхазия в едином информационном и духовном пространстве".

1422
11:40, 24 Декабря 2013

Абхазский медиа-клуб «Айнар» и российский Политологический центр "Север-Юг" провели в Сухуме круглый стол "Россия и Абхазия в едином информационном и духовном пространстве". 

Участники дискуссии обсудили основные вызовы, стоящие сегодня перед сотрудничеством двух стран во взаимосвязи информационного и религиозного полей.

В работе круглого стола с абхазской стороны участвовали директор абхазского филиала Фонда развития «Институт Евразийский исследований» Сократ Джинджолия, директор Центра стратегических исследований при Президенте Абхазии Олег Дамения, уполномоченный по делам религии при Кабинете Министров Резо Кация.

С российской стороны в дискуссии участвовали исполнительный директор Политологического центра "Север-Юг", главный редактор "Вестник Кавказа" Алексей Власов, координатор рабочей группы отдела Кавказа и Центральной Азии Института востоковедения Российской академии наук Александр Скаков, старший научный сотрудник исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Алексей Пилько, православный журналист, обозреватель портала "Религия и СМИ" Полина Долина и политолог Михаил Тюренков.

«2 месяца назад мы обменялись  мнениями по обсуждаемой проблематике, и это было первым продвижением. Какие-то точки соприкосновения наметились, какие-то расхождения  по-прежнему остались», - сказал исполнительный директор Политологического центра «Север-Юг» Алексей Власов.  

По его словам, политологический центр инициировал продолжения обсуждения этой темы потому, что «нужно дать высказаться представителям с разными точками зрения, чтобы не было ощущения, что мы идем по одному каналу информации». 

«Состав участников с абхазской стороны показывает, что эта позиция соблюдена, и в данном случае дискуссия положительная, заинтересованная, и, думаю, будет более эффективной, нежели когда присутствует только одна позиция, одна точка зрения, и нет возможности для того, чтобы сопоставить и с российской, и с абхазской стороны разницу потенциалов и разницу мнений», - сказал Власов.

Выступление в ходе круглого стола российского эксперта Александра  Скакова касалось геополитического взгляда на ситуацию в российско-абхазских отношениях, Алексей Пилько коснулся вопросов информационного пространства, а Полина Долина духовного аспекта.

«Если брать ситуацию на Кавказе, и вообще в мире – есть позитивные подвижки.  Благодаря таким позитивным подвижкам в Сирии и Иране, менее реальным стало вполне возможное начало войны на Южном Кавказе, в зоне Нагорно-карабахского конфликта. Но в конце года мы видим явное осложнение отношений между Россией и Западом вцелом, между Россией и Европейским Союзом вкупе, а также уже имеющиеся давно прохладу и тупик в отношениях между Россией и Америкой. Это, в первую очередь, связано с тем, что были сделаны серьезные попытки создания новых сфер влияния и разделяющих линий Евразии в Европе», - сказал Александр Скаков.

Сложная ситуация, по его словам, сложилась и в отношениях между Россией и Грузией.

«Здесь Абхазии бояться ничего не надо, потому что никакого отказа от признания или сдача Абхазии невозможно, это нереально ни в коей мере. Слова лидеров России о том, что Грузия и Абхазия сами решат свое будущее, ориентировано на внешнего потребителя. Так и есть, народы Абхазии и Грузии сами решают свое будущее. Народ Абхазии свое будущее выбрал – это его право.  Будущее Абхазии и Грузии решается не в Кремле, а народами Грузии и Абхазии, и все логично. Но вопрос в том, что надо бы пройти Москве между Сциллой и Харибдой. Надо вести диалог с Грузией, но поле этого диалога неизбежно ограничено, и маневры для компромисса также ограничены именно признанием независимости Абхазии и Южной Осетии, - сказал российский эксперт. - Да, сейчас Россия открыла рынок своих товаров с Грузией, да, есть обещания облегчения визового режима с этой страной. Но что еще может Россия дать Грузии? Грузия, со своей стороны прекратила заниматься разжиганием антироссийских настроений на Северном Кавказе, и, собственно говоря, это больше в интересах Грузии, чем в интересах России, потому что Северный Кавказ – дальше находится от Москвы, чем от Тбилиси, и это большая угроза для самой Грузии была бы. Мало, что еще Грузия может сделать для России, возможности тоже ограничены. Но если не идти на диалог с Грузией, Россия будет иметь имидж грузинофоба, что в Москве не приемлют маленькое независимое грузинское общество, и тогда Грузию примут в НАТО, сказав, что Грузию надо защитить от России, поддержать. А если идти на большие уступки, снимутся препятствия для вступления Грузии в НАТО, потому что сейчас именно возможность нового конфликта между Россией и Грузией является серьезным препятствием. Получается – и так плохо, и так плохо. У меня такое ощущение, что в будущем году тематика вступления Грузии в НАТО будет снова актуализирована, как ни прискорбно. Конечно, это вступление Грузии в НАТО неприемлемо ни для России, ни для Абхазии, ни для Южной Осетии, и понимание этой угрозы в Москве сейчас есть».

Что касается политики Евросоюза на Южном Кавказе вцелом, то, по словам А. Скакова,  тут опять же есть серьезный вызов. Сейчас, вероятно, со сменой власти в Грузии, будет возвращение к этой давно объявленной тактике вовлечения без признания – т.е. вовлечения Абхазии и Южной Осетии без их признания. «И такой тактике сложно противодействовать, потому что все мы выступаем за свободу передвижения, соблюдение прав человека, - отметил эксперт. - Все хорошо, но здесь возникает много проблем, учитывая границу Грузии и Абхазии, Грузии и Южной Осетии, и то, что открывать ее сложно, опасно, и просто невозможно. Тем самым создаются серьезные проблемы».

Он подчеркнул, что хорошо отслеживаются и затем используются и другие нюансы, которые происходят в отношениях Москвы и Сухума или Москвы и Цхинвала. «Все разногласия, отсутствие единства сразу поднимаются на щит, озвучиваются, и на этой основе сразу строятся далеко идущие планы, - сказал А. Скаков.- И они забывают, что между Россией и Абхазией есть консенсус по некоторым базовым вещам, и этот консенсус стараются не видеть и стараются делать ставки на раскол общества, на борьбу между властью и оппозицией, на том же самом церковном расколе, на социальное недовольство. Таких ставок может быть очень много. Да, часто руководство Абхазии и Южной Осетии обвиняют в том, что что-то делается не так, не верно, не вовремя и т.д., но это совершенно нормальная дискуссия, и она должна иметь место и продолжаться».

«Разве плохо, что деньги, поступающие из России, идут на социальные проекты?, - спросил Скаков. – Ведь понятно, что в результате войны и последующей блокады социальная сфера Абхазии доведена до ужасающего состояния, и что все это надо восстанавливать. Что еще делать Абхазии на деньги, поступающие из России? Добывать нефть? Как может сочетаться добыча нефти и курортная сфера? По-моему никак. Строить заводы и фабрики? Какие? Какие-то проекты озвучены, но я не вижу, чтоб был озвучен какой-то серьезный проект по развитию промышленности Абхазии. Мне кажется, что любые проекты надо не только выдвигать, но и обсуждать».

Российский эксперт считает возможным вернуться к обсуждению «очень важного» проекта дороги «Сухум-Черкесск», имеющего «серьезное экономическое и военно-политическое значение», просчитать его плюсы и минусы.

«Вопрос о запуске сухумского аэропорта тянется, постоянно откладывается, его надо решать, и он решаемый, - считает эксперт. - Сумела же Турция с Северным Кипром решить этот вопрос? Значит, и мы можем найти параметры этого решения… Вопрос о рентабельности добычи каменного угля в Ткуарчале, и его поставок в Россию. Уголь очень хороший, и надо думать, насколько это рентабельно. Вопросы дальнейшего развития курортно-рекреационной сферы - хорошо развивается приморская часть Абхазии, но надо бы развивать и горную часть, в том числе верхнюю часть Кодорского ущелья с прекрасными возможностями для отдыха, и другие регионы. Это и минеральные воды из Абхазии, которых нет на российском рынке, и, возможно, другие проекты».

По мнению Александра Скакова, «надо чаще обсуждать возможности и перспективы Абхазии, России, и их сотрудничество, надо чаще говорить о том, какое общество в итоге мы хотим построить, что мы строим и куда идем».

О позиционировании Абхазии в информационном пространстве России и Запада говорил старший научный сотрудник исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Алексей Пилько.

“Абхазия – страна, которая, безусловно, очень тесно связана с Россией, и в системе российских внешнеполитических координат Абхазия - однозначно позиционируется как друг и союзник. Более того, не будет большим преувеличением сказать, что решение руководства РФ о признании независимости Абхазии – это знаковое решение во внешней политике России, прецедентов которого с момента распада СССР просто не было, - сказал политолог. - Поэтому на международной арене Россия и Абхазия тесно связаны не только формальными договорами, но и в имиджевом плане. Любые успехи и неудачи в государственном строительстве суверенного абхазского государства всегда отражаются не только на Абхазии, но очень сильно и на России. Поэтому с информационной точки зрения у России и Абхазии теперь общее международное информационное поле».

Также, по его словам, не подлежит сомнению уникальная информационная роль Абхазии. «Абхазия - страна небольшая по территории, однако отношение к ней со стороны международного сообщества всегда будет тесно связана мультипликативным эффектом. Все, что будет происходить в Абхазии, будет многократно мультиплицироваться и получать значительный международный резонанс, который будет влиять на Россию в большей степени, чем на Абхазию. Об этом мультипликативном эффекте надо всегда помнить и в Абхазии и в России», - подчеркнул Пилько.

По его мнению, «конфликт 2008 года продолжается, он перенесен с полей реальных военных сражений в информационное, и будет продолжаться еще многие годы». Поэтому, по словам Пилько, общая для России и Абхазии задача – выиграть эту информационную войну.

Одной из сложных и непростых тем в информационном пространстве, связанных с Россией и Абхазией, по его словам, является церковный вопрос.

«Присутствие этой темы в информационном пространстве наносит определенный ущерб как интересам Абхазии, так и России. Это совсем по-другому позиционируется, например, в тех же зарубежных СМИ, которые активно эксплуатируют вопрос о некоем церковном конфликте, а конечная цель не связана ни с какими церковными вопросами. Конечная цель – поднять еще одну негативную тему, которая может дискредитировать Абхазию и Россию, попытка нагнетания антироссийских настроений в абхазском обществе. Поэтому важно серьезно заниматься информационным позиционированием вообще, особенно с учетом упомянутого мультипликативного эффекта. Должна быть четкая программа информационной работы по абхазскому направлению, отсекать возникающие информационные угрозы», - сказал старший научный сотрудник исторического факультета МГУ.

Православный журналист, обозреватель портала "Религия и СМИ" Полина Долина говорила об аспекте освещения церковной проблематики в российских православных СМИ и религиозном сегменте российской блогосферы.

«Я несколько лет руководила одним из церковных СМИ, которое пыталось, и довольно успешно освещало жизнь во многих странах, и всегда самыми проблемными для церковных журналистов были Украина и Абхазия, - сказала Долина. - Если с Украиной обывателю понятно, что там есть украинская каноническая церковь московского патриархата и т.н. киевский патриархат, никем из церквей  не признаваемый, то реакция на раскол в Абхазии абсолютно другая. Это полное непонимание того, что происходит, и, как результат, возникает вопрос: можно ли вообще посещать абхазские церкви, не приведет ли это, грубо говоря, к греху?»

По словам Долиной, «до верующих людей в России доносится эхо церковных скандалов в Абхазии, но мало, кто разбирается в ситуации», и как итог – «огромный паломнический потенциал, к сожалению, практически не используется».

«Негативный информационный фон от абхазского церковного раскола отрицательно сказывается, как многим кажется, на общем восприятии Абхазии, и ее репутации», - считает православный журналист.

Проводя параллели с Украиной, Долина отметила, что «раскольники Украины в подавляющем большинстве – антироссийски настроенные националисты». «Такой же негативный образ может сложиться постепенно и об Абхазии, что сейчас уже начинаем наблюдать, - сказала Долина. - Абхазия известна своими многочисленными святынями, и если в регионе наладится нормальная церковно-приходская жизнь без расколов, республика вполне может стать т.н. православным курортом, а православные СМИ станут относиться к ней как к Черногории, Кипру и Греции».  

Одним из решения существующей проблемы она видит «запуск или продвижение в регионе какого-то православного СМИ, которое издавалось бы канонической церковью и больше рассказывало не о конфликтах и расколах, а о нормальной человеческой жизни, о паломничестве, о святынях».

Руководитель Центра стратегических исследований при президенте Олег Дамениа выразил удовлетворение тем, что «такие встречи проводятся достаточно регулярно» и предложил  «разнообразить форматы этих встреч».

По его словам, в информационном пространстве России и Абхазии немало проблем. «Если Россия проигрывает эту информационную войну, то, представьте, в какой ситуации находится Абхазия!?, - сказал Дамениа. - На самом деле мы войну выиграли не только физической мускулатурой, но и в информационном мире тоже. Это достаточно хорошо известно. Но потом мы сильно расслабились, и до сих пор продолжаем находиться в таком состоянии. К великому сожалению, не только на англоязычных или испаноязычных, но и даже на российском информационном пространстве нас очень мало видно».

Он согласился с Полиной Долиной в том, что негативный образ Абхазии превалирует в российском информационном пространстве. «Это - серьезная проблема и для Абхазии, и для России, - сказал эксперт. - Что касается церковного вопроса, мы тоже исходим из определенных геополитических реалий. Теперь уже хотим того или нет, коль скоро мы одели на себя «шапку Мономаха» и объявили всему миру, что мы независимое от Грузии самостоятельное  государство, то приходится думать гораздо больше, нежели в советское время. И потому, не учитывать геополитический фактор – серьезное упущение, чреватое последствиями. Мы учитываем, что происходит на Западе, на Ближнем востоке, на Севере и т.д…. И здесь, естественно, мы свои шаги сверяем с российскими.  В России, скорее всего, мы нуждаемся больше, чем Россия в нас, и абхазское общество гораздо больше дорожит отношениями с Россией, чем российское общество – отношениями с Абхазией. Да, сегодня существуют такие проблемы, которые не поддаются однозначной оценке. Здесь возникает нечто противоположное той цели, которую преследует человек. Мы оказались в очень тяжелой и сложной ситуации, когда сохранившаяся после войны территория, земля, недра, леса, гидроресурсы и другое, стали растаскиваться. А новая система хозяйствования имеет свою логику и свои нравственные установки. В этом всеобщем растаскивании церковь не оказалась в стороне, она тоже оказалась незащищенной».

В силу этого обстоятельства, по словам Дамениа, сюда стали проникать разные силы, в том числе и вражеские. «Они взяли и построили храм на нашей территории. Интересно, как российское общество восприняло бы, если в 1946 или 1950 году немцы взяли бы, и построили в Москве кирхи. Это был бы некий нонсенс, а у нас это произошло, - сказал Олег Дамениа. - Грузинские мыслители в 20 веке на протяжении века учили нас тому, что мы плохо знаем себя, и призывали внимать то, что они нам говорили, и то, как они нас представляли, и сегодня мы опять столкнулись с тем же самым. Нам стали говорить, что мы себя и свою историю плохо знаем и пр. Даже стали говорить, что мы к православной вере никакого отношения не имеем, что мы язычники, агрессивные мусульмане, такие-сякие. Я не думаю, что эти миссионеры - патриоты России и защищают российские интересы. Они либо не знают, либо не хотят знать страницы собственно российской истории, не будем говорить об абхазской».

«В условиях, когда Абхазия может очень скоро стать совершенно другой в религиозном контексте, что не в интересах не только Абхазии, но и в первую очередь России, мы взяли на себя тяжкий труд и решили не допустить того, чтобы Абхазия стала паломничеством для иных конфессий. Мы хорошо видим сложности и сопровождающие трудности, но ничего не делать, ничего не трогать может быть использовано недоброжелателями. Конечно, то, что «Искандер» будет поставлен в Калининграде, вызывает реакцию со стороны Запада, но может ли Россия отказаться от этого проекта? Любое государство стоит чего-то и заслуживает уважения тогда, когда оно способно защитить себя. Если мы – абхазы, сами себя духовно не защитим, вы, уважаемые братья русские, нас не защитите. О том, кто мы такие – наследники какой культуры, какой веры, какому богу нам верить, кому мы эту территорию и это наследие оставляем – нашим детям и т.д. – об этом идет речь», - подчеркнул руководитель ЦСИ.

По словам Олега Дамениа, «наш прямой долг – защитить свою территорию, и мы не должны быть проблемой и головной болью для России». «Обживаясь, обустраиваясь, и строя процветающее государство – это наша лучшая помощь и поддержка России. А если мы будем несостоявшимся людьми, народом, неорганизованными в государственном смысле слова, то конечно это будет головная боль и провал российского проекта в Абхазии», - подчеркнул политолог.

По мнению Дамениа, «в этом направлении нужно будет очень много работать, и вряд ли на круглом столе такие проблемы решатся, но есть возможность обменяться мнением, чтобы потом расширить круг, провести совместные конференции, исследования, а затем их публикацию и презентацию».

Уполномоченный по делам религии при Кабинете Министров Резо Кация назвал церковный вопрос «очень важным». «Этот вопрос был важен и внутри абхазского общества с первого дня начала войны между Грузией и Абхазией. То, что было сделано отцом Виссарионом неоценимо. На его плечи легли все тяжести возрождения, развития Православной церкви в Абхазии. Он один не мог все это вынести, и прежде всего, он обратил свой взор за помощью к России, к Московской патриархии, что было встречено благожелательно, несмотря на имеющиеся сложности в межцерковных взаимоотношениях, - сказал Кация. - Московская патриархия и ее архиереи никогда не отворачивались от абхазских проблем, всегда оказывали всяческую посильную помощь в развитии и сохранении православия в Абхазии. К сожалению, в последнее время этот вопрос излишне политизирован. Статус этого вопроса настолько высоко поднят, причем искусственно, что порой поражаешься, так ли это важно для общества Абхазии, как об этом преподносится в высказываниях различных сторон, политологов. Если говорить, что в Абхазии около двадцати конфессий, то выделять из нее только православную церковь, думаю, что будет неправильно. С другой стороны, роль Православной церкви в Абхазии, в ее будущей судьбе, конечно, превалирующая, потому что интересы многих здесь скрещиваются, как населения Абхазии, так и России, и Грузии, и представителей иной веры, конфессий. Я считаю, что в плане понимания того, что православие должно возродиться и иметь подобающее место в абхазском обществе, прекрасно понимают и в России, и делают все для того, чтобы это и было. Поэтому, видимо, в 1999 г. в Москву было приглашено абхазское священство, в том числе и я, как работник светской власти. И на этой встрече была заложена основа взаимоотношений между Москвой и Абхазией в церковном вопросе”.

Политолог Михаил Тюренков также сказал о том, что религиозная ситуация, церковный раскол сказывается негативно на имидже и Абхазии, и России.

Алексей Власов, подытоживая круглый стол, поблагодарил его участников за высказанную позицию, назвав каждую «честной и выстраданной». Вместе с тем он считает, что «мы не вправе осуждать ни одну из точек зрения, которая здесь звучала, поскольку это - точки зрения людей, реально болеющих за дело, которые видят так, а не иначе, и это их взгляд на процессы развития внутри религиозного диалога, духовной сферы Абхазии».

По словам Алексея Власова, дискуссии теряют свой смысл, «когда мы переходим на личности». «Я считаю, что до того момента, пока не затрагивается личностный фактор, о чем-то можно говорить. Как только разговор переходит в критерий оценки хороший – плохой, правильный – неправильный, добрый – злой, в эмоциях теряется смысл, суть дискуссии», - подчеркнул соведущий круглого стола.

По его словам, духовное пространство не исчерпывается вопросами религиозного диалога. «Вообще, понятие «духовное пространство» намного шире. Мы затронули только один аспект, да, он болезненный, но проблем в духовном пространстве намного больше. Это и формирование, воспитание молодого поколения. Какое оно? Насколько его интересуют те проблемы, о которых мы говорим за круглым столом? Не является ли вся эта ситуация, поставленная в центр нашей оптики, нашего внимания, в итоге тем факторам, который мешает нам понять, что проблема Абхазии, проблема российско-абхазских отношений, внутрицерковными проблемами не исчерпывается. И когда мы говорим о духовном пространстве, мы должны выходить на какой-то более широкий дискурс, что актуально и для будущего абхазского общества, - отметил Власов. -  Потому что это ценностный ориентир модели развития, по которой будет, в том числе, развиваться и духовная сфера. Второй момент, никто не отрицает, и здесь я ни от одного журналиста не слышал, что уровень интегрированности в информационное поле Абхазии, информационное поле России достаточно высок. Через информационные потоки Россия и Абхазия хотим мы этого или нет, тесно связаны. Поэтому многие вопросы, которые происходят в Абхазии, отражаются в российских СМИ. Мы говорили о том, как средства расходуются и т.д., любой скандал, любой конфликт будет выплескиваться. Понятно, что замолчать, уйти об обсуждения темы все равно невозможно, нереально».

По его словам, «все блещут своими познаниями, оценками, подходами, эмоции зашкаливают, но конкретных никаких решений этого вопроса пока не просматривается». «Конечно, этим пользуются наши недоброжелатели. Наш центр занимается мониторингом грузинских СМИ, и эта тема в самых разных аспектах интерпретируется однозначно: этот конфликт, в том числе является политическим, в который вовлечена и российская, и абхазская элита. Никому это здесь не нужно, но объективно это происходит именно так, отметил Алексей Власов. – Кроме того, Абхазия и Россия несут серьезные репутационные издержки. Вопрос о церковном конфликте  не является внутренней проблемой Абхазии, именно потому, что это остро влияет и на геополитическое позиционирование России в регионе. Я считаю, закрепившиеся в СМИ штампы крайне неудачными. Например, «церковный раскол в православии Абхазии», или «проблема новоафонской митрополии»… Это не отражает ни суть проблемы, ни, по большому счету, реальных масштабов конфликта. Причина конфликта по большому счету из-за того, что он постоянно нагнетается в информационном поле. Конфликт тлеет, но если почитать интернет-издания, СМИ, то такое впечатление, что важнее этой проблемы для кого-то и не существует вообще, но это же не так!»

«Я понимаю, почему любая критика в адрес тех, кто в Новом Афоне, болезненно воспринимается не только ими, но и частью политической элиты Абхазии. Потому что лозунг создания собственной церкви с собственным епископом для многих абхазов – это как часть идеологии, как какой-то символ независимости», - сказал Власов.

Но, по его мнению, «есть юридическая сторона вопроса, которая понятна всем, но она противоречит канонической стороне вопроса, которая понятна не многим». «Те, кто говорят на одном языке, на языке каноническом для православной церкви, в этом вопросе не всегда будут находить точку соприкосновения с оппонентами, просто потому, что они говорят на разных языках. Мы сводимся только в одном, что конфликт используют те силы, которые пытаются внести разлад в российско-абхазские отношения. Это и грузинские, и ряд западных СМИ, которые эти штампы активно формируют. Конфликты должны решать интеллектуальные сообщества, прежде, чем апеллировать к обществу, бросать лозунги, нужно людям, болеющим за российско-абхазские отношения, за будущее Абхазии, эти вопросы обсуждать системно с конкретными предложениями в рамках нашего общего российско-абхазского интеллектуального сообщества. Нужно проводить инструментальные исследования, срез восприятия этих проблем в абхазском обществе. Это должно быть очень культурно, тонко, взвешенно и с тем, чтобы любой такой шаг не вызывал дополнительного ажиотажа и совершенно ненужной политизации этого вопроса. Нужно отделить вопрос, связанный с духовной темой, с ее политической составляющей», - подчеркнул российский эксперт.

«Я эксперт, политолог, но реально вижу, что есть возможность найти поле для диалога. Нет непреодолимых разногласий. Вопрос в том, чтобы СМИ и в Абхазии, и на Западе, и в России не занимались искусственным педалированием этой темы, чтобы подбросить дровишек в огонь. Нужно двигаться вперед  для того, чтобы найти разумное решение», - сказал Алексей Власов. Он предложил еще раз встретиться в феврале 2014 года, пригласив экспертов, которые непосредственно представляют российскую православную церковь, выслушать их точку зрения.

«Мы не противники, мы все союзники, просто нам нужно чаще говорить, понимать друг друга и стремиться к тому, чтобы это был не конфликт, а продвижение вперед», - резюмировал исполнительный директор Политологического центра "Север-Юг", главный редактор "Вестник Кавказа" Алексей Власов.

 

 

 


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры