Лента новостей

Популярное

Сослан Салакая: надо решать проблемы мирно и обсуждать острые вопросы без напряжения

1415
11:25, 7 Октября 2013

30 сентября в Анкаре, в Университете экономики и технологий (TOBB-ETU) состоялась международная конференция «Кавказская война XIX века: Realpolitik и "войны памяти"». Представители научных кругов, экспертного сообщества, журналисты и представители НПО из России, Турции, Грузии, Абхазии и Азербайджана обсуждали исторические проблемы Кавказской войны ХIХ века. Это мероприятие, по замыслу организаторов конференции, должно стать «новой научно-экспертной площадкой по изучению истории Кавказского региона в ХIХ столетии».

Согласно итоговому Заявлению участников конференции, «средство против "войн памяти" – профессионализм и открытая академическая дискуссия». Профессиональный историк заинтересован не в замалчивании, а в обнаружении всех фактов, чтобы построить обоснованные, доказательные и непротиворечивые интерпретации Кавказской войны как исторического явления определенной эпохи.

Своими впечатлениями поделился участник дискуссии, Сослан Салакая, заместитель директора Абхазского института гуманитарных исследований им. Д.И.Гулия, представлявший Республику Абхазия на конференции в Анкаре.

– Сослан Шотаевич, каковы лично Ваши впечатления о конференции, о ходе дискуссии, о степени толерантности её участников?

– Это была очень интересная конференция: организаторы, стремясь охватить разнообразные точки зрения, собрали большое количество участников, которые выступали с докладами самой разной тематики. Правда, с трудом уложились в один день: понятно, что девятнадцать докладов, при регламенте в десять минут, прочитать хотя и успели – но обсудить их практически не удалось, даже задать вопросы в том объеме, в каком хотелось бы… Но это первый совместный опыт такого рода, и главной целью было поставить вопросы, обозначить проблемы, в этом смысле конференция была очень удачной. Дискуссия была посвящена именно Кавказской войне, с российской стороны присутствовали не только представители Москвы, но и, главное, Северного Кавказа. В их числе – Касболат Дзамихов, бывший президентом Международной Черкесской Ассоциации в 2006-2009 гг., проректор Кабардино-Балкарского университета (КБГУ); заведующий кафедрой политологии и социологии того же университета Тимур Тенов; наш земляк из Ростова-на-Дону – декан исторического факультета Южного федерального университета (ЮФУ) Николай Трапш... Приехали также представители Азербайджана, два участника были из Грузии – профессор ТГУ Валериан Долидзе и Ираклий Убилава, председатель Клуба молодых политологов Грузии; также турецкие представители, московские – в т.ч. несколько достаточно известных политологов молодой волны. Произошел очень содержательный обмен мнениями; конечно, вряд ли мы сделали там какие-то выдающиеся научные открытия, но, по крайней мере, каждый имел возможность озвучить свою позицию. А все сходились во мнении, что надо решать проблемы мирно и обсуждать острые вопросы без напряжения.

Грузинская делегация нас удивила несколько оригинальным подходом. Конечно, отношение к Абхазии у грузинских участников оставалось в русле политических традиций Тбилиси, это понятно; в особенности господин Долидзе упорно называл Южную Осетию «Самачабло» и вместе с Абхазией именовал наши республики «отколовшимися территориями», призывал Россию отказать им в признании. Но самое удивительное – он говорил, что и Грузия допустила ошибку, приняв свое широко известное постановление по «геноциду черкесов» – черкесов, которые, по мнению Долидзе, никогда не были союзниками грузин. Наоборот, явно в духе нынешней политики Бидзины Иванишвили (согласно которой Россия и Грузия должны на Кавказе активно сотрудничать), он утверждал, что черкесы в XIX веке были врагами России, а сегодня являются естественными союзниками абхазов, и как с ними не заигрывай, черкесы все равно от поддержки Абхазии не откажутся. Господин Убилава современных политических отношений не касался, но прямо высказался в том смысле, что Кавказская война отвечала и интересам Грузии. Конечно, строго говоря, если углубиться в историю, то придется констатировать, что о Грузии вообще в то время речь не шла, но если учитывать современные реалии, то можно найти некоторые параллели. И если руководство Грузии во главе с Михаилом Саакашвили пыталось разыгрывать «черкесскую карту», то эти участники, наоборот, не скрывали, что о стратегическом союзе с черкесами речь не идет.

– То есть, можно сказать, что происходит возвращение к традиционным политическим взглядам?

– Скорее всего, дело не в традициях грузинской политики: я думаю, это очередной конъюнктурный подход: политика Тбилиси поменялась – и поменялась «черкесская» риторика. Я, честно говоря, не знаю, чем конкретно занимается профессор Долидзе, но чувствуется, что он умеет отстаивать свое мнение; однако не помню, чтобы он выступал с протестами, писал античеркесские статьи три-пять лет назад, когда происходило сближение Грузии с Северным Кавказом.

На второй день утром у нас состоялась встреча с послом Российской Федерации в Турции, уже неофициальная; на ней присутствовали не все гости, а часть российской делегации, и меня пригласили; на встрече, в частности, представители посольства выразили заинтересованность, чтобы в Турции такая работа продолжалась, поскольку позиции России в этом вопросе весьма слабы, прежде всего потому, что ее точка зрения никак не раскрывается, не пропагандируется. Я им даже посоветовал: если вы хотите, то вот достаточно серьезный наш ученый, Георгий Алексеевич Дзидзария, его труды могли бы стать хорошим связующим звеном… Хотя могут, конечно, возникнуть трудности – можно выступать перед русскоязычной аудиторией, но если перед черкесской – встают определенные трудности, прежде всего вопрос, на каком языке: ведь на русском многие не воспринимают. Тем не менее очевидно, что в российском посольстве к этим вопросам относятся серьезно.

– А что можно сказать о выступлениях представителей научных кругов Северного Кавказа?

– Само собой, они – так же как и мы, – не могли и не собираются обходить вниманием последствий Кавказской войны, массового махаджирства и т.д. Снова было сказано, что попытки затушевать такие вопросы как раз и приводят к обострению ситуации, к попыткам перевести этот вопрос в политическую плоскость. В целом существует четкое понимание, что обострение ситуации не на руку и самим черкесам, и обсуждение не следует переводить в острую фазу; замалчивать тему никто не собирается, но и делать ее орудием в руках слишком радикальных политиков тоже нельзя. Радикализация этого вопроса может привести к непредсказуемым последствиям для самих черкесских народов, это понятно всем. Впрочем, если на конференции и были какие-то трения, то они имели отношения к дипломатическим моментам, и в частности вопрос опять-таки коснулся грузино-абхазских взаимоотношений. Я сам свидетелем этого разговора не был, но мне стало известно, что грузинские представители ставили вопрос, почему Республика Абхазия самостоятельно присутствует на этой конференции – притом, что ни турецкая, ни российская сторона этому вопросу особого значения не придавала. Официально я был от Абхазии один, но присутствовал и Николай Алексеевич Трапш, он не просто наш земляк – он человек устойчивых политических взглядов, так что можно считать, что от Абхазии нас было двое. Мы грузинам резко не отвечали: поговорив с Николаем Алексеевичем, мы пришли к решению, что нет смысла вести политическую борьбу на научных мероприятиях: чего хорошего, если грузинский участник приедет домой и будет с гордостью рассказывать, как боролся с «сепаратистами», хотя в данном случае про грузинских участников не могу сказать такого заранее – не буду возводить напраслину.

– То есть участникам конференции удалось остаться полностью в рамках научной дискуссии?

– Да. Пару раз из уст господина Долидзе прозвучали некие демарши в отношении абхазской стороны, но у зала они не встретили одобрения,

не только с российской, это понятно, но и с турецкой стороны поддержки они не получили – к моему удовлетворению. Притом много говорилось именно об Абхазии. Хотя турки не признают нашей независимости, но вполне могут считать нас отдельными участниками этих дискуссий...

А как свою точку зрения на Кавказскую войну озвучили турецкие участники?

– Традиционный взгляд турецких историков достаточно хорошо известен. Кавказская война ими рассматривается главным образом в рамках русско-турецких противоречий, как эпизод битвы за Кавказ, за господство над регионом. Турки считают и утверждают, что они традиционно всегда были лояльнее настроены по отношению к местному населению, чуть ли не дружественно, подчеркивают, что их с кавказцами связывала и религиозная общность и т.д. Тут, конечно, ничего нового нет. Но прозвучало другое, очень любопытное мнение – видимо, оно как-то связано с напряженностью в отношениях с Ираном в настоящий момент. Один из турецких участков нарисовал такую схему: Россия пришла на Кавказ, защищая Грузию от Ирана, который своим военным давлением на грузин побудил Россию вмешаться, тем самым Россия была в значительной степени вынуждена отвечать на действия иранской стороны – про многочисленные русско-турецкие войны при этом не говорилось. Это, наверное, тоже может рассматриваться как своего рода конъюнктура, но такой взгляд был озвучен.

 

Конференция о Кавказской войне в столице Турецкой Республики – это нечто новое для кавказоведов?

– Да, формат мероприятия необычен не только для нас, но и для российской, и для турецкой стороны. Это – один из первых шагов, организаторы установили тесные отношения между МГУ и TOBB, начали именно с этой темы, достаточно быстро решили организационные вопросы – не так тщательно, как это принято в Европе, где подготовка длится полгода-год, но сумели быстро организовать конференцию, и получилось очень интересно. В их планах – целая серия таких конференций, не обязательно посвященных Кавказской войне: например, в следующем году они намерены приурочить мероприятие к началу Первой мировой. Организаторы собираются проводить дискуссии на площадках Анкары и Москвы попеременно; и это хорошо, что они сразу выбрали такую острую тему: и я, и другие гости могли убедиться, что участники не побоялись затронуть некоторые весьма сложные вопросы. Очень важно также, что позвали кавказцев поучаствовать, потому что нередко бывают случаи, когда обсуждаются вопросы, касающиеся Кавказа, без участия кавказских представителей – и это вызывает, конечно, негативную реакцию. А на этот раз в Анкару приехали люди, в черкесском мире достаточно известные и авторитетные, и я надеюсь, что их мнение будет услышано теми, кто хочет услышать.


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры