Лента новостей

Популярное

Российско-абхазские отношения: контуры нового уровня интеграции

3987
20:21, 24 Сентября 2014

Во вторник, 23 сентября, в Сухуме состоялся круглый стол, организованный МИД Абхазии, на тему «Российско-абхазские отношения: контуры нового уровня интеграции».  В дискуссии участвовали посол РФ в Абхазии Семен Григорьев, исполняющие обязанности  первого вице-премьера  Александр Страничкин, вице-премьер Беслан Бутба, и.о. министра иностранных дел Вячеслав Чирикба, и.о. министра внутренних дел Рауль Лолуа, ректор АГУ Алеко Гварамия, эксперты, представители организаций гражданского общества, журналисты. Участники круглого стола заслушали доклады по актуальным темам российско-абхазских отношений.

И.о. вице-премьера Беслан Бутба рассказал о российско-абхазском партнерстве  и механизмах повышения стандартов социальной поддержки граждан Абхазии. Он с сожалением констатировал, что Абхазия находится в том состоянии, когда ей самой помогает, «хотя  и братская и дружественная страна, но соседнее государство».  И.о. вице-премьера  сказал, что сверхзадача  правительства состоит  в том, чтобы в ближайшие пять лет сделать так, чтобы Абхазия ни к кому не обращалась за такой помощью. «Мы - гордые, сильные, независимые люди. Мы должны построить свое сильное государство», - сказал он.

Он сообщил, что с января 2015 года базовая абхазская пенсия, составляющая уже многие годы всего 500 рублей, увеличится почти в 10 раз.

По словам Беслана Бутба, государство будет использовать все рыночные механизмы для того, чтобы люди занимались бизнесом, «могли зарабатывать на себя поддерживать других людей  в социальной сфере». Он также обратил внимание на то, что по многим объективным и субъективным причинам, бизнесмены платят не  все налоги. И.о. вице-премьера также высказал пожелание, чтобы социальная помощь выделялась многодетным семьям, была направлена на изменение демографической ситуации в стране.

На круглом столе было представлено 12 докладов по разным аспектам российско-абхазских взаимоотношений, после чего состоялось их обсуждение. 

Посол России в Абхазии  Семен Григорьев считает, что круглый стол удался,  потому что было высказано много  интересных мыслей и идей. Он акцентировал внимание на некоторых вопросах, которые обсуждались и на круглом столе и в абхазском обществе. По его словам, для него во многом остается лозунгом открытие российско-абхазской границы по реке Псоу  в ближайшее время.  Посол отметил необходимость конкретных расчетов. «Это касается буквально любого положения нового большого договора, о котором мы говорим в настоящее время    в России и  Абхазии», - сказал он.

Семен Григорьев   отметил, что «открытие российско-абхазской границы по реке Псоу возможно только при полном перекрытии абхазо–грузинской границы, при ее серьезном инженерном оснащении, значительном укреплении в персональном смысле, значительных структурных реформах  в  совместной охране границы, осуществляемой на основании межгосударственного  соглашения».

Отметив, что  все это требует определенного времени и материальных расходов, он призвал быть более ответственными в выдвижении таких лозунгов, «чтобы не завысить планку общественного ожидания и не вызвать общественное недовольство через шесть, двенадцать  месяцев, когда российско-абхазская граница останется в нынешнем состоянии, а люди  будут говорить о том, что не выполнены чьи-то предвыборные обещания». 

Это, по его словам, касается и распространения российских социальных стандартов  на Абхазию.

И.о. министра иностранных дел Вячеслав  Чирикба подчеркнул важность таких круглых  столов, конференций. Вместе с тем он не согласился с одним из докладчиков, а именно Владимиром Евсеевым, назвавшим Абхазию «частично признанным государством». По словам Чирикба, термина «частично признанное государство» в международном праве нет. Он призвал использовать термин «государство, не обладающее широким международным признанием».

В своем выступлении содиректор Центра гуманитарных программ Арда Инал-ипа  отметила: «На положении Абхазии всегда серьезно отражаются осложнения геополитической ситуации, поэтому мы стараемся отслеживать динамику этих процессов. Мы понимаем, как все усложнилось в последнее время, когда, например, американская военная стратегия меняется от оборонной к наступательной превентивной, что естественно вызывает озабоченность России; когда Америка в своих интересах пытается переструктурировать  энергетическую систему европейской безопасности в обход России, когда Европа все более и более поддается американскому давлению. Очень много вызовов у России, и понятно, что это отражается на политике России в отношении государств в ее ближайшем окружении, в том числе и на Абхазии. Видимо, в связи с этими изменениями стала активно обсуждаться идея подписания нового российско-абхазского договора, который призван обеспечить гораздо более глубокую интеграцию Абхазии в российское пространство. Прежде всего, я хочу подчеркнуть, что в Абхазии существует консенсус относительно интеграции с Россией – все позитивно относятся к подобной перспективе,  если степень и характер этой интеграции не ведут к снижению политического суверенитета абхазского государства и не перечеркивают надежды на перспективы дальнейшего международного признания Абхазии. Снижение доверия или какое-либо сомнение относительно развития двусторонних абхазо-российских отношений, даже минимальное сомнение – губительно для Абхазии. Поэтому все, что вызывает это сомнение  -  тревожно и не в интересах Абхазии. Я думаю, и России тоже совершенно не нужно, чтобы в Абхазии возникали какие-то новые настроения, где есть место некоторым сомнениям».

По мнению А. Инал-ипа, дискуссия о новом договоре и  необходимости более глубокой интеграции началась не совсем правильно. «Здесь уже задавали вопрос: существует ли текст этого договора? Где-то в публикациях пишут, что текст уже есть, уже написан. Получается, что все мы здесь сидящие обсуждаем то, чего еще не видели. Я считаю, что не нужно забывать о том, что идея большей интеграции через модель ассоциированных отношений была вброшена весной совершенно неподготовлено, без анализа существующих отношений, без какого бы то ни было обоснования. Реакция в Абхазии была очень острой и негативной. Практически все абхазское общество -  исполнительная власть, парламент, оппозиция, различные партии и ветеранские организации – все однозначно высказались против этой идеи. Возможно, эта реакция была неправильной, возможно надо было иначе к ней  отнестись. Но факт этого отрицательного реагирования уже существует, эта реакция  - уже факт истории. И не учитывать этот факт просто нельзя. Поэтому надо разобраться, почему абхазское общество обеспокоилось, что именно вызвало опасения, которые заставили так реагировать? Мы можем благостно дискутировать на эти темы, делать вид, что опасений нет. Но, к сожалению, опасения есть, и у них есть основания».

Она обратила внимание на то, что  в российском истеблишменте есть два линии отношения к Абхазии. «Одна линия, которая идет от высшего руководства России, поддерживаемая и развиваемая МИД России  - линия на развитие и взаимодействие с Абхазией как с состоявшимся государством, да с массой проблем, но с независимым государством. МИД РФ проводит огромную работу, чтобы продвигать процесс международного признания Абхазии. Но мы должны признать, что есть и другая линия, высказываются и другие мнения. Буквально несколько дней назад, в общероссийской газете «Новые известия» был опубликован материал о возможном проведении в 2015 г. референдума о присоединении Абхазии к России, что, кстати, поддержал зампредседателя комитета Госдумы по конституционному строю и госстроительству Вадим Соловьев. Мы не должны закрывать глаза на то, что на достаточно высоком уровне речь идет и о такой слишком уж глубокой интеграции, что, конечно же, вызывает серьезные опасения в абхазском обществе».

Эксперт уверена в том, что «важный и полезный разговор об укреплении процессов взаимодействия, без которых на самом деле развитие Абхазии невозможно, нужно отличать от таких непонятных информационных вбросов».

«Говоря о базовом договоре между РФ И РА, нужно понимать, на каком основании его надо пересматривать? Может быть, достаточно его откорректировать или дополнить? Живя все эти шесть лет в соответствии с существующим рамочным договором о дружбе и сотрудничестве, где мы заметили, что есть какие-то бреши, пустоты, недоговоренности? Что именно нужно восполнить или развить?», - сказала А. Инал-ипа.

Она предлагает разговор об интеграции начинать с определения недочетов, если они есть, с определения российских и абхазских интересов, чтобы обществу была понятна необходимость перемен. «Судьбоносные решения должны приниматься на основе ясного формулирования интересов, на основе понимания, в чем именно заключается острая необходимость тех или иных решений. Здесь есть красные черты и для Абхазии, и для России. Для Абхазии – это снижение суверенитета – красная черта, игнорирование которой общество в Абхазии будет воспринимать негативно.  Но и для России есть красная черта. Если интеграция будет настолько сильной, если изменения будут настолько значительными, то не только противники России станут воспринимать Абхазию, как оккупированную территорию. Разве это нужно России? Кто-то здесь уже говорил, что только несколько стран употребляют этот термин в юридическом плане, но можно прийти к тому,  что не до конца продуманные новые идеи будут «лить воду на мельницу» американского взгляда на то, как Россия ведет себя со странами, независимость которых признала».

Содиректор ЦГП призывает к тому, чтобы «эта дискуссия велась очень серьезно, не приуменьшая те озабоченности, которые есть, даже если бы они не имели под собой глубокой почвы. А в действительности, многие опасения имеют серьезные основания, поэтому разговор должен быть глубокий и честный, без приуменьшения реальных сложностей».

Директор Центра стратегических исследований Олег Дамениа напомнил присутствующим советские времена, когда руководители Абхазской АССР ездили в Тбилиси,  получали там соответствующие указания, а затем  «приезжали и объясняли людям , как следует развиваться».

Он с сожалением констатировал, что  это же «стали делать наши руководители и сейчас».  «Они ездят в Москву, оттуда приезжают  и начинают нам объяснять, что и как нужно нам делать», - сказал он. 

Олег Дамениа  считает, что «в первую очередь, виноваты мы сами, а  не Москва,  не российское руководство». «Наши руководители продолжают  по-старому работать и руководить в независимой, суверенной Абхазии, которую признала Россия. Я надеюсь, что эта практика будет  преодолена, - сказал Дамениа.  – Надо, не просто ждать, пока  российские специалисты подготовят текст нового рамочного договора, а  самим четко сформулировать, что мы хотим иметь в новом договоре, о котором сегодня идет речь».  По его словам, Россия должна знать, чего ожидает и хочет Абхазия, но и Абхазия, в свою очередь, также должны знать, что хочет Россия от Абхазии.

Дамениа выразил удовлетворение состоявшимся обменом мнений. «Я сегодня дважды  услышал, что в Кремле не идет речь об изменении политического статуса Республики Абхазия. В Кремле речь идет  о том, что Россия хочет взаимодействовать с Абхазией на равноправных условиях, - сказал он. - Если же Абхазия хочет строить на равных отношения с Россией, то  ей необходимо  развивать собственное государство, экономику, обороноспособность, укреплять правопорядок».  По словам философа, «Абхазия развивается очень медленно и это отставание «становится серьезной угрозой для нашего существования сегодня».

Директор Центра стратегических исследований также считает необходимым провести анализ имеющейся росийско-абхазской договорной базы. «Надо знать какие соглашения работают, а какие нет и почему, кто ответственен за это», - заметил он. 

Посол Семен Григорьев, в свою очередь, напомнил, что  между Абхазией и Россией существует солидная договорно-правовая база. Он  согласился с мнением Олега  Дамениа о  необходимости работы по инвентаризации подписанных за шесть лет соглашений и договоров.

И.о. вице-премьера Александр Страничкин обратил внимание глубину и многоплановость    понятия «российско-абхазская интеграция», а также разные стартовые  возможности России и Абхазии. Он напомнил, что в 2013 году было подписано соглашение о почтовом сообщении между Россией и Абхазией, однако, к сожалению, оно пока что так и не реализовано.  

Касаясь вступления в силу с января 2015 г. российско-абхазского соглашения об отмене таможенных пошлин А. Страничкин  отметил: «При всей значимости этого соглашения, абхазская сторона понесет определенные потери, поскольку в отличие от России, Абхазия  не взимает НДС с  товаров, ввозимых в республику. Это тоже вопрос для обсуждения. Мы будем вынуждены ввести  такой налог, иначе мы просто будем нести  бюджетные потери».

Речь шла и о необходимости  развития  горизонтальной интеграции на уровне предприятий,  научных  институтов. «Подписано  большое количество договоров и соглашений с регионами России, но многие  так  и остались на бумаге. Нам следует развивать интеграционные процессы не только на межгосударственном, но и межрегиональном уровне», - отметил Страничкин.

Также свое мнение по поводу интеграции с Россией, новом рамочном договоре высказали директор Центра гуманитарных программ Батал Кобахия, директор Ассоциации «Инва-Содействие» Алхас Тхагушев, представитель Федеральной таможенной службы РФ в Абхазии Сергей Иванов.


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры