Лента новостей

Популярное

Реорганизация системы здравоохранения Абхазии осуществляется по трем основным направлениям

1444
14:49, 31 Июля 2013

Апсныпресс: Зураб Георгиевич, несколько лет назад началась реорганизация системы здравоохранения в республике. Расскажите, пожалуйста, о том, что уже достигнуто на сегодняшний день?

 З. Маршан: Война,  первые послевоенные годы и  блокада нанесли серьезный урон не только экономике нашей республике, но и здравоохранению в целом.  Поэтому передруководством страны и  Минздравом стояла задача не столько реорганизации, сколько восстановления системы здравоохранения. Но время требует перемен, актуальным стал и вопрос реорганизации.

 Реорганизация системы здравоохранения осуществляется по   трем  направлениям. Первое, и самое важное, это  восстановление многих лечебно-профилактических учреждений, их оснащение, улучшение материально-технической базы. Сейчас ремонтируются  Республиканская больница, психоневрологический, противотуберкулезный и онкологический диспансеры, районные больницы в Гудауте и  Ткуарчале. Они также будут оснащены  современным оборудованием, что позволит повысить качество оказываемой  медицинской помощи пациентам.

 Второе направление – это усиление лечебных учреждений, расширение их  профиля. Это то, что происходит с Республиканской больницей.  Сухумский роддом  перестал существовать как самостоятельное лечебное учреждение и введен в Республиканскую больницу как ее структурное  подразделение.  Это сложный, но эффективный процесс. Эффективность заключается в том, что  станет проще решать вопросы   консультативной помощи, поддержки со стороны других врачей-смежников и многое другое.  

 Третье направление  - это  медицинская статистика. Именно с нее мы начали реорганизацию. Важное место в медицинской статистике  занимают фактические медико-статистические данные, регулярно собираемые, обрабатываемые, анализируемые и используемые в повседневной оперативной работе учреждениями и органами здравоохранения.

 Мы ввели большую часть  необходимых форм учета и отчетности.  До начала реорганизации у нас было лишь  40% таких форм.  Я хочу, чтобы вы понимали, что статистика – не просто цифры, это объективная картина состояния здравоохранения и  тенденций его  развития.

 АП: Какие самые острые проблемы в системе здравоохранения республики Вы бы выделили сегодня?

  З. Маршан: Самая острая проблема - кадровая.  Дело не в том, что врачей мало, а в том, что у нас мало врачей определенных профилей. Это не дает нам сегодня развить даже те отделения, которые существуют. У нас всего два врача в лор-отделении, челюстно-лицевых хирургов,  реаниматологов – двое, торакальный хирург - один. Очень мало инфекционистов, педиатров. Без узких специалистов мы не сможем двигаться дальше.

 АП: Те студенты, которые учатся по лимитам в РФ, возвращаются в Абхазию?

 З. Маршан: В последние годы стали больше  возвращаться, но  не все. Дело в том, что  мы получаем профильные лимиты,  и их количество не превышает пяти  в год. При этом основная часть абитуриентов идет учиться  на стоматологов.  Есть студенты, поступившие не по лимитам. Они  обращаются к руководству страны с просьбой помочь с оплатой за образование и  президент никому не отказывает. Мы оплачиваем их обучение из расчета на то, что они вернутся, ориентируем  их в выборе специализации. Так, нам необходимы, к примеру, нефрологи. В отделении гемодиализа  некому работать.

 АП:  Проблема контрафактных лекарств остро стоит во многих странах. По данным ВОЗ 25% лекарств в мире поддельные. Какие меры принимаются в этой сфере для защиты наших граждан?

 З. Маршан: Мы стараемся выявлять  некачественные препараты. Имеется ряд нормативных документов, позволяющих проводить проверки. Во-первых, это  касается источников  получения лекарственных препаратов. Надо подтвердить, что данное юридическое лицо имеет право заниматься продажей лекарственных препаратов.

 Во-вторых, очень важно строгое  соблюдение  правил хранения лекарств в  фармацевтических учреждениях. Это касается и правил перевозки лекарственных препаратов. Машины, в которых перевозят лекарства, должны быть оборудованы специальными  холодильниками.    Некачественные препараты - это не только фальсификат.

 Так, машины с препаратами  общего списка, на которые не должны попадать солнечные лучи, или которые должны храниться при температуре 24 – 25 градусов, порой простаивают на границе.

 У нас ввоз лекарственных препаратов не является частью внешнеэкономической деятельности. Лицензии на ввоз и вывоз препаратов не существует.   Этот вопрос требует  обсуждения  и принятия законодательного решения, тогда легче будет контролировать процесс  ввоза медикаментов. 

 Следует отметить, что в Абхазии уже определились крупные фармацевтические  игроки, занимающиеся ввозом лекарственных препаратов на наш рынок.

 Если порядок ввоза лекарств в республику будет четко определен на  законодательном уровне,  у нас появится больше возможностей  контролировать  лекарственные  препараты  до их поступления  розничную сеть.

 Мы также поднимаем вопросы сертификации среднего звена, т.е. фармацевтов, организуем курсы повышения квалификации   фармацевтов. 

 АП: На днях Вы встречались с представителями российской стороны. Какие вопросы обсуждались на встрече, каковы ее итоги?

 З. Маршан:  Мы были  инициаторами совещания, прошедшего в четверг, 25 июля.   Делегацию РФ  возглавлял Анатолий  Гулин - помощник министра здравоохранения Российской Федерации. В состав  делегации входили сотрудники  различных департаментов министерства,  ростовских и  смоленского НИИ,  Московского медико-стоматологического университета.  На встрече обсуждалось несколько вопросов. Речь шла о консультативной помощи в вопросах законодательной базы системы здравоохранения и синхронизации российского и абхазского законодательства в этой области.  

 Актуальным является вопрос диспансеризации. В 2012г.   диспансеризация  проводилась силами российских коллег на базе Федерального медико-биологического агентства России.  Диспансеризацию прошли более 33 тысяч человек, из них  - 11 тысяч детей. Было выявлено до 400 случаев, когда  больные нуждались  в оказании высокотехнологичной специализированной медицинской  помощи.

 Российская сторона предложила провести  диспансеризацию  и в этом году, но мы  отказались, так как в прошлом году не был разработан совместный  механизм  направления и лечения  пациентов,  являющихся  гражданами России, в лечебных учреждениях РФ.   Проведение диспансеризации - это лишь одна сторона дела. Логическим завершением диспансеризации должно стать лечение нуждающихся в этом.

 Принято решение провести диспансеризацию в 2014г., а сейчас мы будем лечить выявленных больных в тех медучреждениях, которые находятся в подчинении Минздрава России.

После подписания соглашения между министерствами здравоохранения  Абхазии и России несколько лет назад,  у наших граждан,  являющихся также  гражданами РФ, появилась возможность получения бесплатной медицинской  помощи на базе федеральных медучреждений России. В  2009 - 2010 гг. было отправлено около 190 пациентов, а в  2011 – 2012 гг. – около 40. Естественно, мы стали выяснять причины такого снижения. Оказалось, что произошла реорганизация в Минздраве РФ, вышли новые приказы, и ранее разработанные нами  механизмы перестали работать.

У нас имеются некоторые проблемы  с получением квот на лечение  наших граждан в   медучреждениях России.

Сейчас готовится межправительственное соглашение между РА и РФ, касающееся медицинской сферы. В соглашении будут определены организационно-правовые механизмы оказания медицинской помощи различным категориям граждан (граждане РА, являющиеся гражданами  РФ; граждане РФ, являющиеся  гражданами  РА; граждане РА, не имеющие  российского гражданства; граждане  РФ, временно находящиеся на  территории РА; лица без определенного места жительства и др.). 

Мы также обсудили возможность  оказания помощи детям. Абхазская сторона однозначно заявила, что российские  дети будут вакцинироваться бесплатно. Уже были такие случаи, и родители были удивлены, что у нас эта процедура бесплатна, хотя в России вакцины  продаются.

АП: Вы недавно посетили с рабочим визитом Ингушетию, где встречались с председателем правительстваМусой Чилиевым и с министром труда и социального развития Багауддином Маршани. Было предложено провести встречи профильных министров. Как двигается работа в  этом направлении?

З. Маршан:  Ингушская сторона готова была принять ветеранов Великой Отечественной войны, но из-за преклонного  возраста наши ветераны отказались. Тогда они приняли  ветеранов Отечественной войны народа Абхазии 1992 - 1993г.г. В последней  поездке я присутствовал на открытии реабилитационного центра для детей с ограниченными возможностями, в основном с ДЦП. На открытие приехали детские реабилитологи со всего Кавказа.

 АП: Каковы результаты расследования недавнего случая в детской больнице, приведшего к смерти ребенка?

З. Маршан:  Расследование по этому случаю  уже  закончилось.  Комиссия работала две  недели, затем была проведена коллегия. Решением коллегии некоторые  сотрудники  больницы подвергнуты дисциплинарному взысканию:  главврач лечебного учреждения получил выговор, доктор-реаниматолог - строгий выговор, лечащий доктор и медсестра уволены. Насколько мне известно, администрация детской  больницы не согласна с этим решением и  намерена обратиться в Генпрокуратуру.  

АП: Какова судьба Сухумской городской клинической больницы? Какие медучреждения планируется восстановить в рамках новой Инвестиционной программы?

З. Маршан:  Мы будем восстанавливать всю систему. Принято решение о строительстве Гагрской центральной районной  больницы (ЦРБ).  Что касается городской больницы, то она будет профильным учреждением республиканского подчинения. Дубляжа с республиканской больницей  там не будет.  Есть вопрос строительства  ЦРБ в г. Гал, реконструкции ЦРБ в Очамчире.  В Гульрипшском районе планируется построить  госпиталь на 250 коек, который будет подчиняться Минобороны РФ.  В нем будут работать и наши,  и российские сотрудники,  и принимать он будет как российских, так и абхазских  военнослужащих и членов их семей. В связи с этим освободится  территория и  помещение под ЦРБ Гульрипшского района.

Будут восстановлены и первичные звенья  системы здравоохранения, речь идет о сельских амбулаториях и фельдшерско-акушерских пунктах. Сейчас  обсуждается вопрос  либо строительства новых помещений,  либо установки сборных конструкций. Также необходимо решить вопрос  оснащения  современным оборудованием и  обучения   сотрудников амбулаторий и ФАПов.

Есть в планах реорганизация «скорой помощи». Мы считаем целесообразным объедение диспетчерской службы. Она должна  быть одна на наши  240 тысяч  человек и 220 км.

АП: Появится ли в ближайшей перспективе в Абхазии магнитно-резонансный томограф?

З. Маршан:  Да, МРТ будет в Республиканской больнице. Мы также рассматриваем возможность приобретения двух компьютерных томографов для Восточной и Западной  частей Абхазии.

Я хочу подчеркнуть, что кроме аппарата, который спасает 15% пациентов,  есть еще знания, которые спасают 80% пациентов.

АП: Международная гуманитарная организация  «Врачи без границ»(MSF) на протяжении многих лет оказывал помощь Абхазии в лечении больных туберкулезом, которых немало в республике. Кто сейчас непосредственно занимается “туберкулезной программой”?

З. Маршан:  Скажем прямо, МиссияMSF не занималась лечением пациентов, они помогали нам выстроить систему, помогали с  лекарственными препаратами. В следующем  году они свернут свою миссию.  Препараты мы заложили в финансовое обращение  к российской  стороне. Наши сотрудники каждый день оказывают  помощь больным  туберкулезом,  и так будет всегда.

В начале этого года в Петербурге прошла конференция, в ней принимали участие наши доктора. Санкт-Петербургский НИИ фтизипульманологии признал, что России надо переходить на стандарты Всемирной организации здоровья.  Они были удивлены тем,  что мы уже 14 лет, как  перешли на эту систему. Конечно, нам еще не хватает многих вещей,  к примеру, таких,  как оказание хирургической помощи.

Работа по «туберкулезной программе» не остановится.

АП: Одной из острых проблем в республике является наркомания. Что делается в этой области?

З. Маршан:   В этом вопросе наше ведомство не ставит наполеоновских задач. Мы стараемся снизить количество наркозависимых людей и постараться адаптировать их в обществе. За  последние 3 - 4 года мы подняли эту проблему на новый уровень. Мы проводим процедуру  детоксикации. С другой стороны, вопрос наркомании – это вопрос терпимости общества. В обществе нет порицания. В реальности сможет ли кто-то выгнать с похорон или свадебного торжества человека, пришедшего в таком состоянии?

АП: Много ли людей, проходящих лечение от наркозависимости?

З. Маршан:  Немало.  Проблема в том, что они срываются, правда, потом снова возвращаются к нам.  Система борьбы с подобными случаями должна включать и мотивацию самого пациента. Я разговаривал с российским  наркологом, и посетовал, что у нас нет реабилитационного центра для таких людей. Он мне сказал: «Вы  что,  санаторий хотите для наркоманов создать?» 

АП:  В Абхазию приехало немало  репатриантов  из Сирии. Среди них люди -  разных профессий, в том числе и медиков. Как обстоят дела с их трудоустройством?

З. Маршан:  Их не так много. Врач-стоматолог работает в частном учреждении. Насколько мне известно, есть фельдшер.  Существуют определенные барьеры: языковой, менталитет.  К примеру,  я отправил группу врачей  для проведения осмотра детей репатриантов. Но это  время совпало с уразой, и репатрианты попросили провести осмотр после 8 часов  вечера. Я могу понять их  религиозные чувства, но и у моих коллег полный рабочий день. Главврач района И. Цвижба попросил все-таки собрать детей днем.

АП: Возвращаясь к вопросу о Сухумском роддоме, скажите,  пожалуйста, чем вызвано решение о его  переподчинении? Почему понадобилось увольнять всех сотрудников, а потом принимать их заново на работу в родильное отделение Республиканской больницы?

З. Маршан:  То, что сотрудников роддома  сначала уволили, а потом приняли снова на работу – это юридический момент. Сухумский  роддом не являлся юридическим лицом. Вопрос реорганизации роддома вызвал немало споров. Этот вопрос обсуждался в парламенте. Были предложения Генпрокуратуры по юридической стороне вопроса. В парламенте мне посоветовали оставить все как есть.  На мой вопрос, устраивает ли их нынешняя ситуация в роддоме, они ответили, что нет. 

Мы 6 месяцев не могли приступить к работе. У каждого своя мера ответственности: у парламента своя, у Минздрава - своя. Хуже точно не будет. Политизированность сыграла в этом деле  отрицательную роль.

Что касается Республиканской больницы, то ее возможности по оказанию помощи больным, лечению должны  расширяться.  Я уверяю, что в случае с реорганизацией роддома  качество оказания медицинских услуг и лечения изменится в лучшую сторону.  В республиканской больнице работают самые различные специалисты,  и в случае необходимости можно тут же вызвать для консультации пациента любого из них, включая  акушеров и гинекологов.

Я побывал в Израиле в командировке, в одной из самых старых больниц под Тель-Авивом. Так, там не то, что комнат нет, там просто занавески, разделяющие пациентов. На моих глазах за 40 минут  поставили  диагноз - острый инфаркт и через 40 мин.  в этом  же учреждении прооперировали больного. Никакой проблемы в том, что это не узкопрофильное учреждение  там нет.

 


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры