Лента новостей

Популярное

Леонид Лакербая не согласен с мнением, что все гальцы должны иметь лишь вид на жительство

1911
15:49, 1 Ноября 2013

«Либо ты выстраиваешь линию поведения с высшим должностным лицом,  либо ты должен уйти из этой команды. Другого варианта я не вижу. В положении же о Совбезе РА  записано четко, что  президент назначает и освобождает Секретаря СБ». Так прокомментировал освобождение с должности  секретаря Совбеза РА  премьер-министр Леонид Лакербая на встрече с журналистами в четверг, 31 октября.

«Я очень уважаю этого человека, ценил и ценю то, что он делает. Я считаю, что он ученый высочайшего уровня, талантливый человек… У него масса интересных работ. Но есть одно «но», которое меня всегда мучило и мучает.  В данном случае,  его работа с Анквабом. Тяжело с Анквабом работать? … Меня тоже далеко не все устраивало. Сейчас в  большей степени устраивает, потому что я тоже выстроил свою линию поведения», - сказал Лакербая.

«Мы со Станиславом Лакоба знакомы достаточно давно. Я ни от чего не отказываюсь. Близко мы познакомились в период войны и долго оставались очень хорошими друзьями. У нас возникли разногласия в 2003 году, когда ему и еще кое-кому показалось, что можно сместить Ардзинба и досрочно стать президентом. Это было. Могу сказать и другое. Я  вынужден это сказать - мне он предлагал пост премьер-министра, но я отказался.  К чему все это привело, вы знаете.  Было большое собрание в Филармонии, где действительно очень уважаемый мной человек, которого уже нет в живых, и, который имеет большие военные заслуги, говорил о необходимости  отставки В. Ардзинба. Я был против этого и абсолютно уверен, что действовал правильно. После этого у нас отношения не очень то ладились. Лакоба был обижен на меня. Наши отношения стали более или менее налаживаться в 2006 - 2007 годах.»,- рассказал  журналистам Лакербая.

 

Недоумение премьер-министра вызвал тот факт, что документы заседаний Совбеза стали достоянием широкой аудитории. 

 

Лакербая назвал неверными слова Лакоба о том, что при обсуждении на заседании Совбеза 30 апреля 2013 года ситуации с паспортизацией, большинство членов СБ поддержало его.

 

«На пресс-конференции после освобождения с должности Станислав Лакоба  сказал, что говорил со многими членами СБ и находил понимание. Он разговаривал и со мной по  теме паспортов.  Мой ответ всегда был такой: «Ты секретарь Совбеза. Выноси этот вопрос на заседание. Мы не должны обсуждать его кулуарно. Наконец 30 апреля 2013 года вопрос был вынесен. В тот злополучный день  закончилась моя дружба с Лакоба. Она закончилась не потому, что он на заседании СБ ставил вопросы паспортизации так, как он заявил на своей  пресс-конференции. (Лакоба на пресс-конференции 30 октября говорил о необходимости дифференцированного подхода к выдаче паспортов грузинскому населению – АП). На самом деле, 30 апреля все было не так. Это была речь шовиниста, который говорил, что эти люди не должны иметь никаких прав.  Вот о чем шла речь. Не соответствуют действительности и его слова в  интервью Д, Поландову (на «Эхо Кавказа») о том, что подавляющая часть Совбеза поддержала не президента, а Лакоба. Ни  один из присутствовавших на заседании не мог согласиться с тем,  что это население должно быть бесправным.      

 

На вопрос вице-президента Михаила Логуа, что делать с людьми, которым будет дан «вид жительство», по истечении срока в 5, 10  или более лет, последовал ответ: «Они должны иметь только вид на жительство». О  чем  можно было говорить дальше?  Я согласен, что обязательно надо провести проверку законности выдачи паспортов.  Парламентская комиссия предложила заменить действующие образцы бланков паспорта гражданина РА  на новые, отвечающие современным техническим требованиям защиты. Мы эту работу обязательно проведем в  кратчайшие сроки.

 

Я также хотел бы напомнить,  как привозили  действующие  паспорта,  сколько было потеряно безо всякого учета. Наверняка, при выдаче паспортов имели место  нарушения. Пусть об этом судит комиссия, я не вмешиваюсь в эту работу. Я лишь позволю себе напомнить, что нарушения были и в 2000 году в Гагрском районе, где  получили паспорта  немало людей, приехавших из Карабаха. Все это нас  не красит, но надо делать выводы. Я считаю, что  работа должна быть продолжена», - подчеркнул Лакербая.  

 

Премьер-министр не разделяет точку зрения, что жители Гальского района должны иметь  лишь бессрочный «вид на жительство». 

 

По словам Лакербая, Лакоба, цитируя ответ  президента на вопрос министра иностранных дел на том заседании, привел его не полностью. 

 

«Я  говорил о пенсионерах – их у нас  более семи тысяч в Гальском районе, которые получают абхазские пенсии много лет. Нам нужно решить, что делать, если  лишить их  всех паспортов.  Министр обороны поднял другой вопрос. Он спросил,  насколько правильно то, что мы призываем служить в армию молодых людей из района, а паспортов у них нет?  Министр иностранных дел также задал вопрос: «Как   быть с теми, кто не хочет служить?»  Ответ,  который зачитал Лакоба,  - не из стенограммы, она вообще не велась, а из протокольных записей самого секретаря Совбеза. Лакоба сказал, что Анкваб дал команду СГБ выяснить, кто не хочет служить. А дальше были слова: «Люди, которые не хотят служить, не должны жить в Абхазии»», - уточнил премьер.   

 

На вопрос, как бы он  прокомментировал свои слова о том, что гальцев  легче  интегрировать в абхазское общество, нежели сирийцев, которые привел Лакоба на пресс-конференции, премьер-министр ответил, что эти слова вырваны из контекста.  

 

«Тут  предыстория другая была. Я позволил себе отметить и даже вспомнил Важу Зарандия,  который когда наша танковая группа продвигалась на Ингур,  доехал вместе с ней до границы,  испил со всеми водички и уехал  назад. Возвращаясь назад  Важа Илларионович увидел  двух старушек. Он их подвез  и спросил фамилии. Они ответили «Бутба». Он переспросил: «Бутбая?». В ответ прозвучало: «Какая разница?». Об этом он, приехав в Гудауту, рассказал мне и Владиславу Ардзинба. И сразу последовало поручение Владислава Григорьевича: «Сейчас хороший момент, давайте мы вернем национальность и абхазские  фамилии тем, кто захочет». В первое время была эйфория, все вроде согласились, но  было сделано все, чтоб этого не произошло.  И сегодня  так же.  Сегодня человек другой национальности, тому есть примеры, может  поменять паспорт, национальность, став абхазом. А вот если человек по фамилии Бутбая хочет поменять фамилию на «Бутба», мы с него требуем документ, где есть запись, что он Бутба. Я это имел ввиду и сказал, что в этом вопросе  у нас серьезные ошибки. За столько лет можно было отрегулировать эти вопросы. Это и сегодня не поздно сделать.  Я и сегодня считаю, что это население можно  быстрее интегрировать в абхазскую реальность, нежели тех, кто сегодня приехал из Сирии», - пояснил премьер-министр.

 

По словам Лакербая, если бы Станислав Лакоба говорил о вопросах паспортизации на заседании Совбеза так, как он говорил на пресс-конференции, он нашел бы понимание среди членов СБ.

 

«Он же говорил лишь о виде на жительство для всех безо всякой дифференциации.  На том заседании присутствовали и депутаты парламента, и главы администраций.  Я отвечаю за свои слова. Мне больно говорить об этом, но ложь из уст этого человека его просто не красит», - сказал Лакербая.  

 

Лакоба на пресс-конференции упрекнул президента в том, что, несмотря на произошедшие резонансные убийства (первого секретаря посольства России Вишренева и его супруги, бизнесмена Клемантовича)  не было созвано заседание Совбеза

 

«Заседания Совбеза не было, но велась работа, которая принесла результаты и в  одном, и в  другом случае. Я хотел для себя понять, может и я в чем то виноват. Я взял положение о СБ, где написано, что повестку дня работы заседаний СБ определяет председатель СБ, то бишь президент  по представлению секретаря СБ.  При подготовке заседания СБ, секретарь СБ проводит рабочие совещания с членами СБ.  Я спрашиваю,  если бы Лакоба подошел и сказал, что хочет  собрать СБ по вопросу покушения на Вишернева, как вы думаете, какой бы был ответ президента или других членов СБ?», - прокомментировал Лакербая.   

«Я понимаю, что есть обида, есть амбиции. Но ведь речь идет о деятельности госчиновника достаточно высокого ранга, у которого есть определенные обязательства. Есть понятие  конфиденциальности. Стенограмма заседаний Совбеза не ведется. То, о чем говорил Лакоба,   это вольное изложение того, что говорилось на Совбезе. Я за свои слова готов отвечать. То  заседание было пропитано совсем другим духом. На том заседании дело дошло до того, что надо создавать  резервацию. Последовал резонный вопрос  министром обороны: «А кто будет охранять эту резервацию?

После того заседания, у меня было шоковое состояние. Я все же  думал, что человек такого уровня, как Станислав Зосимович Лакоба,   не должен провозглашать подобные  идеи», - сказал  Лакербая.

Премьер-министр еще раз подчеркнул, что  вопросы паспортизации, нарушений, которые имели место при выдаче паспортов,   требует тщательнейшей проверки.

На вопрос журналистов, как премьер-министр смотрит на  факт избиения  Спартака Жидкова, Лакербая  ответил: «Меня, откровенно говоря, удивляет, что журналистское сообщество не отреагировало на случившееся.  Можно соглашаться или не соглашаться с точкой зрения автора той или иной статьи, но выяснять отношения с кулаками, недопустимо».  


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры