Лента новостей

Ираклий Хинтба: Только максимально активизировав внутренние ресурсы и возможности, мы сможем выступить полноценным участником интеграционного процесса с Российской Федерацией

1319
17:31, 24 Сентября 2014

"Российско-абхазские отношения на новом этапе: внешняя политика и контекст в условиях формирующейся полицентричной системы мироустройства" - тема дколада, с которым  выступил заместитель министра иностранных дел Абхазии Ираклий Хинтба на круглом столе «Российско-абхазские отношения: контуры нового уровня интеграции»

 

Уважаемые дамы и господа!

Наш круглый стол призван запустить общественную и экспертную дискуссию о контурах нового уровня российско-абхазской интеграции. Очень важно сегодня и в дальнейшем услышать конкретные идеи и предложения, которые могли бы лечь в основу обновленного формата российско-абхазских отношений и соответствующих двусторонних договоров. В своем выступлении я обращусь к вопросам внешнего контекста, который влияет на перспективы безопасности и развития Абхазии и определяет  необходимость углубления отношений с Россией.

Переход на новый уровень российско-абхазских отношений, качественный рост интеграции наших стран в различных областях - это не только возможность, которой мы можем воспользоваться, но и объективная необходимость. Содержанием нового качества отношений должно стать ускоренное развитие экономики, повышение стандартов социальной поддержки граждан Абхазии, значительное укрепление безопасности, подключение Абхазии к ресурсам и инструментам модернизации, предоставляемым интеграцией на постсоветском пространстве. Абхазия должна обрести новую роль, соответствующую потребностям ее внутреннего развития и требованиям внешнего мира.

В чем заключаются эти потребности и требования?

 

Это, в первую очередь,

  1. Безопасность
  2. Устойчивое социально-экономическое развитие;
  3. Укрепление суверенной государственности, культурной идентичности и встраивание в формирующуюся архитектуру новой полицентричной системы мироустройства.

Какие факторы влияют сегодня на контекст, определяющий наши внутри- и внешнеполитические стратегии? Можно выделить три фактора:

 

  1. Обострение геополитической конкуренции в Закавказском регионе и вызванные ею угрозы безопасности – ситуация, когда кризис на Украине используется для реанимации военного потенциала Североатлантического альянса и наращивания сил НАТО в Восточной Европе.      
  2. Усилия Грузии и её западных союзников по воспрепятствованию широкому международному признанию Абхазии и реализации прав граждан Абхазии, выстраиванию барьеров к международному общению, недопущение экономических контактов;
  3. Интенсификация интеграционных процессов на постсоветском пространстве, которые становятся важнейшим фактором развития.

 

2014 год стал переломным не только для России, но и для всего мира. Кризис на Украине и возвращение Крыма в состав России, резкое охлаждение отношений России и Запада – уже впору говорить о противостоянии – ярко обозначили изменение контуров современного миропорядка. Иллюзии однополярности разбились об устремления укрепившихся центров силы, таких как Россия, Китай, страны Латинской Америки. Идет сложный процесс кристаллизации полицентричной системы мироустройства, сопровождаемый нестабильностью и конфликтогенностью.

Реанимация конфронтационного духа в отношениях России и Запада, переживающих сегодня, пожалуй, сложнейший кризис за много десятилетий, дает основание ряду крупных политологов (в частности, американскому специалисту Роберту Легволду) предполагать, что начинается новый раунд холодной войны, и «новая холодная война … будет крайне разрушительна, она скажется на всех сколько-нибудь важных аспектах международной системы». Среди вопросов, по которым будет прервано сотрудничество России и Запада, Легволд выделяет и «урегулирование локальных конфликтов на постсоветском пространстве».

Абхазия сегодня активно вовлечена в региональные процессы геополитической конкуренции. По нашей границе с Грузией фактически проходит линия конфронтации России и Запада. И этот геополитический разлом становится все очевиднее.

Иллюстрируем данный тезис рядом свежих примеров. Политика Грузии после поражения сил Саакашвили и прихода к власти новой команды в 2012 г. отличается большей прагматичностью, в том числе в плане восстановления неполитических отношений с Россией, при этом очевидно, что процесс интеграции Грузии в военные, политические и ментальные структуры Запада необратим.

Грузия активно стремится к членству в НАТО, рассматривая его как защиту от мифической угрозы российской агрессии. Так, в резолюции Парламента Грузии по ситуации на Украине от 3 сентября зафиксирован призыв к НАТО и Евросоюзу «принять эффективные меры по усилению безопасности как Украины, так и Грузии и Молдавии, и с этой целью ускорить интеграцию в единую евроатлантическую систему».

Это призыв был приурочен к саммиту НАТО в Уэльсе, резолюция которого, по словам генсека НАТО А. фон Расмуссена, «направляет Москве очень четкий сигнал: мы намерены предпринять все шаги для обеспечения эффективной защиты наших союзников». Тбилиси на этом саммите получает «золотую карту», пакет мер усиленного сотрудничества, предполагающий, в частности, появление впервые в Грузии военной структуры НАТО в виде совместного тренировочного центра, существенное расширение связного офиса НАТО в Тбилиси, передачу Грузии определенных видов военной техники. Грузинские аналитики отмечают, что «функции центра не будут ограничены только подготовкой военнослужащих НАТО и стран-партнеров. НАТО проникает и утверждается в Грузии со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Здесь также уместно привести заявления министра обороны США Ч. Хейгела, который, находясь недавно в Тбилиси, подчеркнул, что США «обязательно» продолжат углубление военного сотрудничества с Грузией, «в особенности – на фоне действий России в Украине». США не скрывают, что готовы при определенных обстоятельствах подтолкнуть Грузию, своего «верного и надежного партнера» - к противодействию российским интересам в регионе. Заявления Хейгела нашли горячий отклик у его грузинских коллег, которые не устают говорить о планируемом повышении уровня сотрудничества между Грузией и США.

На этом фоне комитет Палаты представителей США утверждает законопроект о «Поддержке свободы на Украине», в котором Украине, Молдове и Грузии предоставляется статус «основного союзника США вне НАТО», что предполагает возможность участия в совместных оборонных инициативах и мероприятиях военного характера, а также говориться о выделении ежегодно 10 млн долл. «на противодействие российской пропаганде».

Очевидно, что с конца 2013 г. в США возобладала «стратегия Бжезинского», которая отличается от основанной на прагматизме «стратегии Киссинджера» и состоит в обосновании необходимости оказания давления Россию, формирования ее стратегического окружения - нового «санитарный кордона», разоружения и подрыва жизненных сил

Вряд ли у нас в обозримой перспективе появятся возможности и для качественного улучшения отношений с Европейским союзом. Стратегия ЕС на постсоветском пространстве была изначально отдана на откуп странам, настроенным антироссийски. Несформулированная по сути стратегия стала использоваться Грузией, Украиной и другими странами для подмывания основ российского влияния в постсоветском пространстве, поэтому идеи о том, что Абхазия может стать зоной сотрудничества России и Европы оказались противоречащими здравому смыслу. Это и привело к провалу политики «Восточного партнерства», а также усилий ЕС по управлению конфликтами. В итоге регион оказался вновь втянут в геополитическую конкуренцию. Абхазия оказалась заложницей грузинского влияния на европейские подходы, поэтому попытка выстроить прагматичную европейскую альтернативу американской идеологизированности практически не удались. Не получилась и реализация политики многовекторности, провозглашенной в Абхазии в середине двухтысячных годов. Она столкнулась с суровой реальностью, в которой маневрирование стран, не обладающих достаточными для того ресурсами, малоосуществимо. Нам всегда предлагалась игра с «нулевой суммой» и ценностный выбор, на который Абхазия пойти не могла.

В этих условиях Абхазия как ближайший союзник России должна перейти на еще более понятные основания нашего политического и военного позиционирования в регионе, и быть готовой к тому, что большая часть международного сообщества будет консолидироваться на основе радикального неприятия всего, что связано с Россией. Это может резко осложнить и без того непростые перспективы признания Абхазии со стороны стран Запада, усилить внешнее давление на Абхазию, создать новые угрозы стабильности и безопасности.

Ответить на эти вызовы и действовать в асимметричных ситуациях Абхазия сможет в тесном партнерстве с Россией. Поэтому вполне закономерно, что в ходе встречи Президента России В.В.Путина с избранным Президентом Абхазии Р.Д.Хаджимба в Москве 27 августа с.г., речь шла о «возможности и необходимости заключить до конца текущего года новый договор между Россией и Абхазией, договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, целью которого станет качественное повышение уровня интеграции между двумя суверенными государствами».

Из логики заявлений следует, что предполагается, не отрицая проделанный значительный объем работы по развитию российско-абхазских отношений, в частности обширную договорно-правовую базу, насчитывающую 84 двусторонних документа, принять новый договор, который более четко закрепил бы контуры стратегического партнерства России и Абхазии в новых условиях.

Основные компоненты предполагаемого документа – формирование единого внешнего контура обороны, укрепление сотрудничества в области правоохранительной деятельности, более эффективное содействие в социально-экономическом развитии и повышении жизненного уровня граждан Абхазии, упрощение режима на российско-абхазской границе, модификация таможенных процессов – ни в коей мере не направлены на ущемление суверенитета Абхазии. Речь идет о том, что Абхазии выпадает шанс воспользоваться новыми ресурсами развития и модернизации, но воспользоваться с умом и пониманием того, что никто не сделает нас лучше и счастливее, кроме нас самих.

Сегодня с очевидностью стоит задача продолжить укрепление государственной границы с Грузией, выстроить полноценную инфраструктуру, минимизирующую незаконное пересечение и инфильтрацию криминальных элементов с сопредельной территории. Большой объем работы уже проделан. Более качественная защита границы с Грузией позволит нам в перспективе упростить режим на российско-абхазский границе и создать условия для подключения Абхазии к экономической интеграции в рамках Таможенного Союза и Евразийского экономического союза.

Ввиду признания неделимости безопасности в современных условиях Абхазия и Россия должны сформировать международный режим безопасности, который эффективно дополнял бы коллективные структуры обеспечения безопасности, такие как ОДКБ. Российско-абхазское военное сотрудничество через формирование единого внешнего контура обороны должно, помимо вклада в обеспечение безопасности, способствовать укреплению и модернизации абхазской армии, повышению ее боеспособности до современных стандартов.

Сложный внешнеполитический контекст и открывающиеся перспективы качественного повышения уровня интеграции с Россией, создают для нас ситуацию, когда от эффективной внешней политики будут зависеть условия для социально-экономического развития, модернизации и повышения потенциала реальной независимости Абхазии. На современном этапе внешняя политика должна активнее создавать условия для подключения Абхазии к интеграционным процессам на постсоветском пространстве, работать по расширению контактов внутри евразийского и таможенного союзов.

В современной анархичной международной системе ценен уже сам факт рационального сотрудничества суверенных государств. Создается ситуация, когда интересы Абхазии и России сближаются настолько, что выгодных для себя результатов наши государства могут добиться только при высоком уровне интеграции. Но интеграция не должна восприниматься словом-страшилкой. Интеграция - это не слияние, но усиление взаимных потенциалов стран для блага людей.

Важно подчеркнуть: Абхазия - не буферное или «искусственное» государство, это не марионетка и приложение к России. Абхазия – это надежный союзник России, обладающий собственным достоинством и готовый внести  весомый вклад в общее дело обеспечения безопасности и стабильности в регионе Южного Кавказа. Абхазия должна быть еще более активной на международной арене, пробивать «стены непонимания» и демонстрировать миру положительный эффект углубленной интеграции с Россией.

 Доверие и коммуникации, снижение неопределенности, более четкие правила игры, общие пространства и дорожные карты – надо привыкать к этим понятиям. Суверенная страна – это, в первую очередь, просвещенное общество и сильное, эффективное, открытое государство, вовлеченное в системы международного сотрудничества. Только максимально активизировав внутренние ресурсы и возможности, мы сможем выступить полноценным участником интеграционного процесса с Российской Федерацией, что приведет к укреплению нашей государственности, нарабатыванию собственной базы экономического развития и, в конечном счете, приблизит нас к заветной цели – широкому международному признанию независимости и суверенитета нашей страны.

 


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры