Лента новостей

Популярное

Интервью Ректора Абхазского государственного университета Алеко Гварамия

4327
20:07, 21 Ноября 2014
Интервью Ректора Абхазского государственного университета Алеко Гварамия

 

- Алеко Алексеевич, 30 октября в Москве состоялся съезд Российского Союза ректоров, в котором Вы приняли участие. Расскажите, пожалуйста, о своих впечатлениях от этого представительного форума.

 - Это был X юбилейный съезд Российского союза ректоров, который состоялся в МГУ имени М.В.Ломоносова.  Я принимал участие в работе всех десяти съездов. Первый съезд состоялся 25 ноября 1992 года. У нас тогда шла война, тем не менее, по приглашению В.А.Садовничего я принял в нём участие. Именно тогда был решен вопрос о зачислении моих студенток-беженок в МГУ в качестве вольнослушательниц. 

На этот раз в съезде приняли участие более 500 ректоров, гости из Казахстана, Белоруссии, Азербайджана и других стран СНГ. На пленарном заседании съезда выступил президент РФ В.В.Путин, который рассказал о приоритетах развития российской системы образования.

- Принимали ли Вы участие в работе тематических секций? Какие проблемы в сфере высшего образования Вы обсуждали?

- Работа велась в шести секциях, где обсуждались вопросы развития системы высшего образования, в частности меры, направленные на повышение качества обучения, укрепления материально-технической базы вузов, на поддержку науки в высшей школе. Я выступил в секции «Миссия университетов в современных условиях. Повышение качества образования».

Участники съезда поднимали вопрос о сохранении специалитета. В нашем университете специалитет сохранён. Мы работаем по следующей системе: 4 года бакалавриата плюс 1 год специалитета и 1 год магистратуры. Переход с одной ступени на другую осуществляется на конкурсной основе. Многим российским ректорам эта модель очень нравится. В России сегодня можно быть бакалавром-филологом, потом поступить в магистратуру на два года и получить диплом правоведа. Это неправильно, и у нас это невозможно.

Особый акцент был сделан на средние специальные учебные заведения. Не только у нас в Абхазии, но и в России в целом очень плохо обстоит дело с подготовкой по так называемым рабочим профессиям.

Мы говорили об увеличении срока обучения в вузах до 6, 7 и даже 8 лет. Касались вопроса ЕГЭ. Ректоры констатировали, что после введения ЕГЭ качество знаний выпускников средних школ ухудшилось. В.В. Путин даже привел пример зачисления абитуриента в ВУЗ всего с 24 баллами в погоне за контингентом. 

В России 60 % людей с высшим образованием. Там не жалеют денег на образование. Несмотря на определённые сложности, в 2015 году на сферу образования планируется выделение 3,5 триллионов рублей. Кстати, многие ученые, уехавшие в 1990-е годы на Запад, возвращаются обратно в Россию.

Количество вузов в России увеличилось в четыре раза по сравнению с советским периодом. Министр образования и науки России Д. В. Ливанов в своем выступлении отметил, что сотни неэффективных вузов и филиалов закрыты, у многих изъяли лицензии.

На форуме говорилось о создании в регионах интернатов для одаренных детей. Кстати, я давно предлагал создать у нас на базе существующих школ-интернатов классы для таких детей.

- Недавно в Оксфорде АГУ был официально принят в Оксфордский академический союз. Поздравляем Вас и всех нас с этим значительным событием! Какие новые возможности могут теперь открыться перед АГУ?

- Оксфордский академический союз был создан в ноябре 2014 г. по инициативе международного научного сообщества на базе Клуба ректоров Европы. Я вхожу в этот клуб с 2009 г. Три раза был на заседаниях клуба в Великобритании. К сожалению, по семейным обстоятельствам я не смог лично присутствовать на церемонии учреждения Оксфордского академического союза. Заручившись согласием президента этого Клуба, ректора Венского университета Уилла Гудхейра, я передал право подписания учредительных документов живущей в Оксфорде нашей соотечественнице, выпускнице и бывшему преподавателю АГУ Илоне Гамисония.

Цель этой организации – объединение достижений вузов по развитию науки и образования в 21 веке, в том числе и по большинству направлений и специальностей, которые имеются в нашем университете. Предполагается ежегодное собрание членов союза в Оксфорде, заключение двусторонних межвузовских договоров, разработка образовательных планов и программ, создание в Оксфорде соответствующего центра для обучения студентов из вузов-членов Оксфордского академического союза с выдачей сертификатов.

Все это очень важно для нас и наших студентов. ВУЗы, входящие в союз, могут представлять интересы этой организации на престижных форумах, симпозиумах, конференциях и выставках. Будут учреждаться именные стипендии для студентов и преподавателей, номинации их на почетные звания и награды, содействие в международной аккредитации вузов, использование возможностей электронных библиотек.

- Как Вы оцениваете эффективность сотрудничества АГУ с российскими вузами? Используем ли мы все возможности этих связей?

Мы работаем в российском образовательном пространстве, у нас те же образовательные стандарты, программы, естественно с учетом национальных компонентов. Я бы сказал, что накоплен большой опыт сотрудничества, но назрела необходимость его дальнейшего углубления. Речь идет о новом договоре с Россией.

АГУ входит в Евразийскую ассоциацию университетов, Ассоциацию классических университетов России, учебно-методическое объединение университетов России. У нас читали лекции выдающиеся люди – ректор МГУ В. А. Садовничий и другие. В АГУ проходят практику студенты из МГУ и других университетов, абхазские студенты проходят практику в российских вузах. В АГУ в магистратуре учатся студенты из России, сегодня 47 абхазских аспирантов учатся в российских вузах и научных учреждениях.

Совместно с Московским социально-гуманитарным институтом мы подготовили более 200 психологов и логопедов, с Уральским государственным техническим университетом 98 инженеров-строителей. 

У нас много работающих с нами ВУЗов, но мы сами должны стать более эффективными партнерами. Мы подписали около 70 договоров с ВУЗами России и других стран – многие из них не работают. Тем не менее, благодаря нашим усилиям более 130 выпускников защитили кандидатские и 16 – докторские диссертации. Это всё благодаря российской помощи.

 - С какими ключевыми проблемами в сфере образования мы сегодня сталкиваемся?

- Проблем в этой сфере гораздо больше, чем достижений. Но должен заметить, что так происходит не только у нас. Снижается уровень знаний, мы это видим на вступительных испытаниях. Мотивация к учёбе понижена. Важнее всего – научить человека мыслить, размышлять.

Не надо закрывать глаза на то, что на олимпиадах у нас не совсем достоверные результаты. Говорить о том, что из года в год у нас всё лучше и лучше – не честно.

Мы создали программы, которые могут быть использованы для выхода из сложившегося положения. Надо проводить совместные олимпиады с министерством образования и зачислять победителей в университет на педагогические специальности без всяких экзаменов. Мы предлагаем ввести кого-нибудь из коллегии министерства в Учёный совет университета, и наоборот, представителей АГУ в коллегию министерства. Надо создать базовые школы университета.

Необходима забота о детях-инвалидах, детей оставшихся без попечения родителей.

Многое уже расписано в программе «Сельский учитель». Надо создать филиалы школ предвузовской подготовки в районах, ведь старшеклассники платят по 80 тысяч рублей на подготовку одного предмета, а в нашей предвузовской школе – намного меньше. Надо установить льготы учителям сельских школ. Вообще необходимо поднять статус учителя, провести съезд учителей.

Надо сказать, что имеет место пренебрежение к родному языку. В нашем университете немало делается для развития и сохранения абхазского языка. После войны мы постарались на всех специальностях создать абхазские секторы, абхазский язык преподается на всех факультетах. Создали отдел по подготовке учебной литературы на абхазском языке. Создали в АГУ программу «Абхазский язык», которая стала частью Государственной программы развития абхазского языка.

Сегодня картина по абхазскому языку не такая, как, скажем, 10 лет назад, но скажу прямо, меня она не устраивает. Мы сейчас разделили кафедру абхазского языка на две кафедры. Одна будет заниматься подготовкой специалистов по абхазскому языку, а другая –  обучением языку на всех неспециальных факультетах.

- Как можно изменить положение дел в школах?

- Нынешний министр образования проверил несколько школ, и выяснилось, что 50% учителей не имеют педагогического образования. Университет выпустил за послевоенные годы в пять раз больше учителей, чем требуется в школах, но они не идут туда из-за низкой зарплаты. Мы вынуждены уже с третьего курса направлять студентов на работу, особенно в сельские школы. Более того, мы в этом году для поддержки школ собираемся проводить практику студентов педагогических специальностей в местах их проживания.

Мы часто закрываем глаза на действительное положение дел в школах, особенно сельских. В Абхазии сегодня одна-две школы, где всё хорошо и с базой, и с кадрами. Возьмите Галский район. Здесь нужна отдельная образовательная программа. Выпускники галских школ отправляются в Грузию получать педагогическое образование. Потом эта категория педагогических работников возвращается и преподаёт на грузинском языке. В этом отчасти есть и наша вина, так как в своё время нужно было принимать соответствующие меры по Галскому району.

В целом, нет связи между школой и университетом, по крайней мере, последние девять лет. Учителя должны взаимодействовать не только с родителями, но и с университетом, учреждениями культуры, спорта.

- Что нам делать со средними специальными учебными заведениями? Есть ли целесообразность развития негосударственного сектора высшего образования?

- Надо обязательно создавать по «рабочим» профессиям среднеспециальные учебные заведения, привязав их к университету. У нас сейчас только одно государственное среднеспециальное учебное заведение – это Сухумский колледж.

На съезде Российского союза ректоров говорилось о том, что в негосударственных вузах должно быть все то же самое, что и в государственных. На мой взгляд, они должны иметь свои кадры, свою базу, учебный процесс должен быть организован по аналогии с государственными вузами, должна вестись научная и воспитательная работа, хозяйственная деятельность. Так ли обстоят дела у нас? Риторический вопрос.

Только с учетом всех вышеперечисленных критериев можно говорить о конкурентоспособности негосударственных вузов. Даже президент России В.В. Путин в своем выступлении на съезде сказал, что ВУЗы не должны превращается в фабрику по производству дипломов.

Через некоторое время после создания Сухумского открытого института В. Г. Ардзинба приостановил действие своего указа о негосударственной деятельности в области высшего образования. Я считаю, что нам в Абхазии негосударственные вузы не нужны.

- В Абхазии всё ещё не принят закон «Об образовании». Есть ли в нём необходимость, и какие основные параметры развития системы образования в Абхазии должны быть в него заложены?

- После долгих обсуждений на прошедшем съезде я наметил основные положения, которые должны быть включены в программу развития университета на ближайшие 5-10 лет. Это вопросы интеллектуального, материального, финансового, организационного развития университета. Университет – не иждивенец государства, а реальный и современный сектор экономики, культуры, производства и передачи новых знаний. Эти положения должны быть отражены в законе об образовании.

Скажу крамольную вещь – хорошо, что мы этот закон не приняли. Но вечно это продолжаться не может. Мы не должны копировать закон об образовании с других стран, есть вещи, характерные только для нас. Что должно быть в законе об образовании? Как сказал ещё Гёте, «для каждой нации хорошо только то, что ей органически свойственно». Национальное образование – это органичное единство школы, фундаментальной науки и культуры. Всё послевоенные годы мы укрепляем эту связь. Но в государстве эти составные части разделены по размерам финансовой поддержки. Чтобы выжить, каждая из этих сфер пытается найти выход за счёт коммерческой деятельности, не заботясь о том, что посредственность опасна для государства.

Управление современным государством может осуществляться только на научно-образовательной основе. Реформы на бумаге, и реформы на деле – это не одно и то же. У нас по понятным причинам на первом месте все послевоенные годы были вопросы безопасности, здравоохранения и т.д. Но всё они – производные от образования. Это фактор национальной безопасности. Место государства в мире определяет уровень интеллекта нации. Поэтому надо всемерно поддерживать систему образования.

Сейчас во власть пришли, в том числе, и молодые учёные, представители нашего университета. Считаю, что им не надо участвовать в политической борьбе, а надо определить стратегические цели в различных областях, готовить объективные аналитические материалы – прогнозы, рекомендации.   

- В нашем обществе активно обсуждается перспектива заключения Договора между Республикой Абхазия и Российской Федерацией «О союзничестве и стратегическом партнерстве». Хотелось бы услышать Ваше мнение о необходимости и целесообразности подписания этого Договора.

- Договор с Россией необходим. Об этом я говорил на заседании Общественной палаты в присутствии Президента. Но полученный нами изначально проект был, мягко говоря, сырой. Абхазия в нем не просматривалась как самостоятельное государство.

Президент выступил с инициативой всенародного обсуждения этого проекта. Это диктовалось тем, что после войны у наших людей присутствует естественная настороженность ко всему, что может быть связано с вопросами суверенитета Абхазии. Ещё один аспект: наш народ всё ещё разделен. У людей разные политические взгляды, разные подходы. Это даже хорошо, но совсем не значит, что обсуждение проекта Договора может продолжаться бесконечно.

В итоге, представителями законодательной и исполнительной власти были сопоставлены все имевшиеся предложения. Была разработана и направлена в Россию абхазская версия проекта Договора «О союзничестве и стратегическом партнерстве».

В первоначальном варианте не было временных рамок реализации договора, в абхазском же проекте эти рамки установлены. Министры силового и социально-экономического блоков высказали свои предложения, и эти предложения были учтены в нашем проекте.

Абхазской стороной были внесены и другие изменения. В первоначальном варианте было сказано: «Исходя из необходимости сохранения государственного суверенитета Абхазии, надежного обеспечения её территориальной целостности и независимости». В нашем же проекте говорится: «В целях укрепления государственного суверенитета Республики Абхазия и Российской Федерации, надёжного обеспечения их территориальной целостности». В этой формулировке четко отражены те аспекты, связанные с суверенитетом, которые нас волнуют.

Этот документ необходимо подписывать в согласии с российской стороной и работать над тем, чтобы готовить указанные в нём специальные соглашения, развивающие Договор.

- Удастся ли нам с помощью этого договора и других соглашений перейти на качественно новый уровень сотрудничества с Россией в области образования?

- Что касается образования, могу однозначно сказать: эти статьи проекта договора стали приемлемы. В предыдущей версии содержалось положение о признании учёных степеней и званий. Это должно быть предметом отдельного соглашения. Мы с 2012 г. отправляли через МИД Абхазии на рассмотрение Российской стороны проект соглашения о признании наших дипломов. Была нота из России о том, что этот проект подлежит обсуждению.

Кстати, в проекте договора предусмотрена помощь России в реализации программы развития абхазского языка. Россия может оказать нам значительное содействие по вопросу внедрения компьютерных технологий в изучение абхазского языка. В своё время мы начали эту работу, но, к сожалению, она была остановлена чиновниками.

- Планируется ли укрепление взаимодействия между АГУ, который по уставу является автономным учреждением, и министерством образования, науки, спорта и молодежной политики Абхазии?

- Однозначно могу сказать, что в этой сфере, несмотря на то, что прошло совсем мало времени, уже многое делается. Я почти каждый день обсуждаю с новым министром – а это мой бывший помощник – различного рода вопросы. У нас складываются очень хорошие партнерские отношения, и это обязательно принесёт свои плоды. Хотел бы отметить первые совершенно правильные шаги нового министра образования – посещение самых отдаленных и требующих к себе внимания школ.

На мой взгляд, АГУ совместно с министерством образованием необходимо создать концепцию развития общего образования в нашей стране. 

- Известно Ваше высказывание о том, что «образование должно стать национальной идеей». Как сделать так, чтобы это на самом деле произошло?

- Я абсолютно убежден в том, что образование должно стать у нас национальной идеей. Мы должны проникнуться осознанием этого. Мы часто говорим: «молодежь – наше будущее». Но как молодые люди должны стать нашим будущем? Только через получение хорошего воспитания и достойного обучения. Это и есть образование.


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры