Лента новостей
10:10, 24 Сентября 2018 157
14:24, 20 Сентября 2018 467

Популярное

«И я знаю – Абхазии милой звезда не померкнет»

1508
18:40, 28 Марта 2014

Тишина. Покой и благодать. Не слышно даже пения птиц. Почему-то и небо здесь кажется выше и облака плывут медленнее, словно засмотревшись на гулрыпшское село Уарча – место рождения великого Дмитрия Гулиа. И я пытаюсь представить, каким оно было тогда, в те далекие времена, когда в крестьянской семье Урыса (Иосифа) Гулиа и Ребии Барганджиа родился мальчик, впоследствии давший абхазским детям азбуку, внесший большой вклад в развитие культуры абхазского народа. В поэме «Мой очаг», которая носит автобиографический характер, есть такие строки:

Село Уарча. Деревянный дом

Листва густая. Море да песок.

Родился мальчик звонкий голосок! –

в семье абхазской, в мирном доме том.

Он рос, как все живое, день за днем.

Не быстро и не медленно, а в срок,

и вот однажды выговорить смог

«сан» – матери и «саб» – отцу потом.

Играла с ним кудрявая сестра,

была к ребенку бабушка добра,

и как могли – нет, больше, чем могли, –

лелеяли его и берегли.

Конечно, тогда это село было совсем другим – хижины, освещавшиеся с наступлением темноты лучинами, но, наверняка, еще живые деревья помнят первый крик младенца, его первые шаги. Помнит его и река Кодор – самая любимая река Дмитрия Гулиа. Он сначала жил на ее правом берегу (Уарча), затем на левом (Адзюбжа). Здесь проходило его детство и с ним были связаны самые светлые его воспоминания о пароме и паромщике, о водяных мельницах, о том, как он впервые услышал на берегах Кодора абхазские песни, сказки, сказания о богатырях-Нартах.

И эту свою реку вспоминает Гулиа в поэме «Мой очаг».

Кодор, Кодор, шумливая река –

Горячий конь-скакун с боками в мыле…

Туда мальчишек за руки водили,

О, как тепла ты, матери рука!

Мы там играли в детстве, как могли.

Кидали камни с хохотом и визгом,

И, с головы до ног себя забрызгав,

Пускали по Кодору корабли.

Здесь он впитывал в себя любовь к своей земле, к своему языку, своему народу. Словом, село Уарча занимало особое место в жизни и творчестве просветителя. И, возможно, в этом селе, где стоит памятник великому человеку, растворилась частичка его души.

Мечта уарчинских педагогов

А вот и сельская школа – цель моего приезда сюда, школа, которой скоро будет присвоено имя патриарха. Она виднеется из-за выстроившихся в ряд тополей. Неприглядный фасад школы говорит, что она нуждается в капитальном ремонте. День был прохладным, и из печных труб, что выглядывают из окон, вились клубы дыма. Как ни странно, на сердце становится теплее. Я вспоминаю свое детство и свою очамчырскую школу. Она так же отапливалась. И хотя когда мы поднимаемся на второй этаж, одна из ступенек лестницы подозрительно чуть уходит под ногой, да и классные комнаты хотелось бы видеть в лучшем состоянии, сейчас об этом не хочется говорить, важно, что здесь есть главное – это любовь к детям, к учительскому труду, которая объединяет педагогов. Несмотря на трудности, они не унывают. Они всецело отдаются своей работе и верят, что их мечта – капитальный ремонт школы – обязательно сбудется, и дети будут учиться в нормальных условиях. Есть и другие проблемы – проводка старая, ее надо полностью заменить, в некоторых классах вообще нет света. Медпункт не работает, потому что нет ставки медсестры. Пока что завели аптечку и при необходимости сами оказывают первую помощь детям. Однако они довольны тем, что живут именно в этом селе и никуда не собираются уезжать. В настоящее время в школе обучаются 127 учеников, в первом классе 9 человек и в 11 классе тоже 9. По словам замдиректора по учебной части Камы Мироновны Адлейба, после того как появился нулевой класс, дети приходят в первый класс более подготовленными. А прежде они очень уступали в знаниях городским детям, так как в селе нет садика.

Всего в школе 22 педагога. Ведутся все предметы, кроме английского языка. Учительница, которая приезжала на занятия из Сухума, в этом году ушла с работы, и вот возникла проблема. Есть все учебники для начальных классов, кроме «Окружающего мира» для 3, 4-го классов. С учебниками местного издания проблемы нет, российские приобретают родители, а вот с наглядными пособиями плохо.

Кама Мироновна рассказала, что дети посещают кружки: гражданское образование (педагог Кристина Пеновна Дарсалия), здоровый образ жизни (Алла Андрюшковна Тория), экология (Асида Мурмановна Чхетия), естественные науки (Кама Зауровна Адлейба, Сусанна Витальевна Кацба). Дети посещают их с удовольствием, так как здесь знания они получают посредством разнообразных интересных игр. Привлекает и то, что занятия проходят с использованием компьютеров.

Язык – сердце народа

Педагоги отмечали, что дети любят читать книги. Библиотекарь Сусанна Шинкуба рассказала, что на полках у нее около 1000 книг: учебная и художественная литература на абхазском и русском языках. Дети берут книги на дом. Они с удовольствием читают Пушкина, Лермонтова, Достоевского, Чехова, Толстого, абхазских авторов Иуа Когониа, Баграта Шинкуба, Алексея Гогуа. И, конечно, – Дмитрия Гулиа. Они знают и любят его, восторгаются им – человеком, благодаря которому могут читать и писать на родном языке. И самое главное, они хорошо знают свой родной абхазский язык. Педагоги с некоторым сожалением заметили, что у них проблема скорее с русским языком. Однако русский язык, который звучит повсюду, рано или поздно они освоят. А вот владеть родным языком в совершенстве очень важно, чтобы чувствовать себя частью своего народа, ведь человек без родного языка – что дерево без корней. Испокон веков на этой древней благословенной земле звучал абхазский язык – язык наших предков, язык, который слышали здесь каждая травинка, каждый листочек. Язык – сердце народа, и если дети говорят на нем, это сердце не перестанет биться никогда. Не об этом ли мечтал Дмитрий Иосифович Гулиа?

К 140-летию со дня рождения просветителя в уарчинской школе намечен ряд мероприятий. Это проведение классных часов, посещение Литературно-мемориального музея Д. Гулиа, конкурс рисунков по его произведениям. В октябре пройдут мероприятия, связанные с присвоением имени Дмитрия Гулиа уарчинской школе. А ко дню рождения патриарха в школе прошел вечер, о котором было рассказано в газете «РА».

Труд человека кормит

Бесспорно, Дмитрий Гулиа – яркая, интересная, многогранная личность. У него есть чему поучиться. Неоднократно обращаясь к его творчеству, я отмечала, какое большое значение он уделяет труду. Он постоянно подчеркивает значение труда в жизни человека. «Жизнь – как море в труде и борьбе настоящей», «Нет прекрасней этого желанья: жить для неустанного труда» и такие цитаты можно продолжить. Да мог ли и сам он, несмотря на огромный талант, сделать так много в разных областях, если бы не был так трудолюбив. Интересно, а как бы он воспринял сегодняшнюю жизнь уарчинцев, был бы ею доволен?

Село постепенно разрастается. Сельчане в основном работают на земле и кормятся тем, что она дает. У каждого свой огород, хозяйство, сад с фруктами. Излишки, когда есть возможность, продают. Сельчане сетуют, что в этом году много фруктов осталось несобранными. Немного помешала Сочинская Олимпиада, в связи с которой вывоз был ограничен, в то же время сельчане с удовольствием следили за происходившими на ней событиями и страстно болели за наших – россиян. Учителя отмечают, что жизнь постепенно улучшается, добавили зарплату. Однако плохо, что молодежи в селе заняться нечем, не организован их досуг, нет очага культуры. Отмечу, что здесь немало многодетных семей, подрастают детишки, значит, у села есть будущее. Об этом извещает и донесшийся откуда-то задорный крик петуха, следом из соседнего двора я слышу блеянье овечек. А вот у другой распахнутой калитки стоит девочка, и, повинуясь ей, коровы послушно одна за другой заходят во двор. Здесь с детства приучают детей к труду. Так что, думаю, Дмитрий Гулиа был бы доволен. Он умел радоваться жизни, потому что самому много пришлось пережить.

«И я знаю – Абхазии милой звезда не померкнет»

Идя по дороге среди крестьянских усадеб, я словно слышу голос Дмитрия Гулиа, рассказы его о том, что происходило здесь в страшные годы махаджирства. Вспоминаю, как в своей автобиографии Дмитрий Гулиа описывал те события: «Некий дворянин Маан привел к нам турецких аскеров – солдат. «Эти не желают выселяться», – сказал он. Аскеры сожгли наш дом, а семью погнали к морю, где стоял на рейде турецкий пароход. Мне тогда было года четыре. Я нес в руке игрушечную фелюгу и держался за руку моей бабушки Фындык». А в поэме «Мой очаг» есть такие строки:

Горько пахнет зола.

Эти камни от дыма черны –

Старой жизни печать

На морском берегу…

Ни забыть, ни молчать

Я о ней не могу. Не могу!

Смерть косила тогда, как траву, наяву

Мой народ, в страшный год,

Оскверненный насильем, кнутом и тюрьмой –

Тысяча восемьсот семьдесят восьмой!

Вернуться на родину семье помогли турецкие рыбаки. Вначале перебрались в Батум, а затем, прожив здесь более двух лет, тайно в Абхазию. Поселиться на прежнем месте в Уарче не разрешила военная администрация, и отец Дмитрия Гулиа выбирает левый берег Кодора, откуда видны старый очаг и могилы предков. Боль трагедии махаджирства осталась в сердце Дмитрия Гулиа навсегда. И проходит через все его творчество. Он считал: «…лучше погибнуть свободным, чем жить, оставаясь рабом». И он был уверен: «Абхазии милой звезда не померкнет…».

Тогда он не мог знать, что народ абхазский ждет спустя много лет еще одно горькое испытание – война с грузинскими оккупантами. Следы этой войны остаются болью в сердце и сегодня. Но как был бы счастлив Дмитрий Гулиа, узнав, что Абхазия свободна, получила признание своей независимости. А может, он это знает там, на небесах. Так хочется в это верить.

Лейла ПАЧУЛИЯ


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры