Лента новостей
15:11, 18 Сентября 2018 307

Популярное

Это были настоящие абхазские парни

2490
16:55, 16 Апреля 2012

Обычное утро в череде ненастных дней февраля. С рассвета накрапывал дождь. Как обычно, Президент Александр Анкваб ехал на работу в Сухум. Сидевшие в машине сопровождения охранники внимательно смотрели по сторонам. И вдруг прогремел взрыв. И сразу же по кортежу Президента был открыт плотный огонь из гранатомета и пулеметов. Сотрудники охраны отреагировали мгновенно – стали отстреливаться. Обстрел кортежа велся с холма, все происходящее на дороге было, как на ладони. Но черная дымовая завеса и поднятые взрывом земля и щебень на какой-то миг скрыли дорогу, и водитель серьёзно покорёженного президентского автомобиля сумел отъехать за линию огня и тем самым спас жизнь Президента.

Двое охранников получили тяжелые ранения. Ремзик Цугба скончался по дороге в больницу, Тенгиз Пандария умер спустя 10 дней... Ремзику было 38 лет, Тенгизу – неполный 41 год.

Судьба их сводила дважды: вначале на войне, потом по работе...

Ремзик был старшим из четырех детей в семье Хирбея Саидовича Цугба. После начальной школы в родном Абгархуке продолжил учебу в джирхвской средней школе. Учился Ремзик хорошо, но особенно легко ему давались иностранные языки. Может быть, поэтому и решил поступать в АГУ на отделение иностранных языков. Но мечте его не суждено было осуществиться: по окончании школы Ремзика призвали в армию. Прослужил он в Новороссийске лишь несколько месяцев: весной 1992 г. ребят из Абхазии откомандировали в воинские части по месту жительства.

Сестра Лена вспоминает: «Мы так обрадовались, что теперь он будет служить дома, ведь он вступил в абхазскую гвардию, но Ремзик нам тогда сказал – ничего хорошего не будет!» Так и случилось: уже через три месяца вместе с ребятами из подразделения Амирана Берзения он принял боевое крещение на Красном мосту в Сухуме.

После отхода за Гумисту был сформирован разведвзвод «Антица», в составе которого Р.Цугба принимал участие во всех боевых операциях на Западном направлении. Дважды был ранен, но, чуть подлечившись, вновь спешил на фронт. После боя на Ахбюке группа «Антица» вошла в отдельный горно-стрелковый батальон под командованием Лесика Цугба...

...Тенгиз Пандария – уроженец села Аацы. Еще учась в школе, занимался вольной борьбой в Гудаутской спортшколе у известного в Абхазии тренера Дзуки Бения. Был неоднократным чемпионом Абхазии. Это и обусловило выбор профессии: после школы Тенгиз поступил на факультет физкультуры в АГУ.

– Я всегда поражался его умению находить общий язык со всеми – и с людьми намного старше, и с младшими ребятами, – рассказывает его брат Джума Пандария. – Наша мама, Тина Манчовна, очень строгая женщина, и доставалось нам от нее за любую провинность. Бывало, ругает нас, а Тенгиз обнимет ее, поцелует, и все проблемы решены – не могла она долго на него сердиться. Брат был моложе меня на три года, но присматривал за мной как взрослый. В университете он начал курить, но при мне стеснялся это делать, и его друзья всегда этому удивлялись.
Братья с детства не чурались никакой работы: возделывали кукурузу, присматривали за скотом. Джума вспоминает, как в студенческие годы они, чтобы не обременять отца, пошли работать кочегарами. Строили планы, на что потратят заработанные деньги, но началась война...

Джума и Тенгиз с первых дней находились в Нижней Эшере, а спустя месяц к ним присоединился и отец, Владимир Кимчевич. В 1992 г. ему исполнилось 56 лет, но он всю войну прошел с подразделением Виталия Смыр: рыл окопы, у врага на виду на тракторе расчищал дорогу для боевой техники. Братья же перешли в батальон к Лесику Цугба, где позднее оказался и Ремзик Цугба.

– Ремзик и Тенгиз – абсолютно разные люди: если первый был дерзким и мог полезть в любое пекло, то второй жалел всех, в том числе и людей из другого стана. Бойцы, потерявшие близких, иной раз пытались сорвать злость на грузинских женщинах и детях, но Тенгиз никогда не давал их в обиду. Более того, когда приходилось убивать врага, часто переживал и говорил: «Они же люди», – вспоминает их однополчанин Адгур Абухба.

После войны начался новый этап в жизни ребят – борьба за выживание. Оба вернулись в родные села. При этом родители категорически запретили им занимать чужие квартиры или в виде трофеев приносить в дом вещи.

Чтобы помочь семье, Ремзик брался за любую работу, а после того как умер отец (случилось это 13 лет назад), заботы о близких полностью легли на его плечи, и ему как старшему приходилось поддерживать мать, сестер Лену и Индиру и младшего брата Инала. Да и свою жизнь надо было устраивать...

– Чем он покорил меня? Улыбка у него была необыкновенная, и я сразу поверила, что именно с этим человеком мне будет хорошо. Мы встречались всего три месяца и поженились, – рассказывает жена Ремзика, Альдона. Она вспоминает, как радовался муж рождению сына Леона, а спустя два года – дочери Алины.

– Нам было нелегко, но мы уважали и любили друг друга, и я никогда не упрекала его за безденежье, за помощь родным и друзьям, была рада и тому, что он приносил в дом, – говорит Альдона.

...Чуть по-иному складывалась судьба Тенгиза Пандария. После войны он вернулся в родную школу: в первой половине дня преподавал физкультуру и военное дело, потом работал в огороде и в саду, а по ночам – в пекарне хлебопеком. И все давалось ему легко. Как и женитьба.

Свою будущую жену Фатиму Тенгиз «окрутил», как она сказала с улыбкой, за десять дней. Как-то она пришла в школу к своей подруге, которая и познакомила их.

– Все произошло так быстро, что я сама не поняла, как кольцо приняла, как замуж вышла. Со временем выяснилось, что характеры у нас были схожие: мы прожили вместе 15 лет и никогда не ругались, хотя жизнь у нас не была сладкой, – рассказывает Фатима.

Подрастающие дети – сын Даниил и дочка Аманда – требовали постоянного внимания. Выручали домашнее хозяйство и помощь брата Джумы, небольшой бизнес которого в Сухуме позволял ему подсобить младшему брату, хотя у него была своя семья...

В общем, обычная жизнь обычных крестьянских семей, которые надеются на свои силы, на свои руки.

После президентских выборов 2005 г. и последовавшего затем назначения Александра Анкваб на должность Премьер-министра против него было совершено два покушения: первое через две недели после назначения и спустя месяц – второе. Сам А.Анкваб не пострадал, но был ранен один из его соратников – Рома Герия. И тогда остро встал вопрос подбора личной охраны главы правительства.

– Мы искали надежных ребят, которым на сто процентов можно доверить не только жизнь Премьера, но и свою, искали таких, кто в трудную минуту, не раздумывая, выполнит свой долг. Мы помнили Ремзика по фронту, и, на наш взгляд, он обладал нужными качествами – был бесстрашен в бою и никогда не оставлял друзей в беде. Поэтому ему и предложили эту работу. А Тенгиз поступил на службу спустя год, – рассказывает сотрудник охраны Адгур Абухба.

С той поры жизнь ребят резко изменилась: ранний уход на работу и возвращение домой иной раз за полночь, три дня дежурства – три дня дома, где трудились по хозяйству... Вы думаете, что-то материально изменилось в их жизни?
Кому не известны мифы о больших зарплатах охранников. Но достаточно побывать в обеих семьях, чтобы убедиться в том, что люди, от которых зависела жизнь Премьера – Вице-президента – главы государства, скромного и более чем скромного достатка. Это и для самого А.Анкваб, и для его окружения превратилось в некий принцип и образ жизни, когда деньги, материальный достаток вторичны...

Долгое время семья Ремзика Цугба жила в родительском доме в Абгархуке, но четыре года назад сестра Индира нашла пустующий по соседству дом и искренне радовалась, что брат будет жить рядышком.

– Это был старый, неухоженный, требующий серьезного ремонта дом, с заросшим колючками и заваленным мусором двором. Да еще и покупали мы его в долг. Но Ремзик сказал: не переживай, потихоньку все приведем в порядок, зато у нашего сына будет собственный дом. И каждый свободный день обустраивал его. Мы только недавно рассчитались с долгами, а теперь дом остался без хозяина, – говорит Альдона – худенькая, больше похожая на девочку женщина 35 лет, закрывшаяся в своей печали.

Сегодня она припоминает все то, что ранее воспринимала как должное... О том, каким Ремзик был заботливым и ласковым, как вставал рано утром и перед работой кормил скотину и птицу и успевал даже землю вскопать. И когда Альдона говорила ему: не надо, я сама все сделаю, отвечал: успеешь еще наработаться – как будто знал... О том, как по несколько раз звонил в течение дня и спрашивал: «Как ты? Как дети? Пришли ли из школы, что получили»... О том, как сын ни на шаг не отходил от отца, когда тот был дома, и как всячески подражал ему. О том, как Ремзик мечтал, чтобы дети занимались танцами, но денег постоянно не хватало... Он не строил грандиозных планов: мечтал лишь привести в порядок дом и поставить на ноги детей...

Мы сидим на веранде недообустроенного дома – мама Ремзика – Людмила Шамеловна, сестры Лена и Индира, брат Инал... В глазах у них невыплаканное горе. Они вспоминают, каким он был сыном, братом... Он не любил рассказывать о том, как воевал, и на вопросы близких обычно отвечал: пусть другие скажут обо мне. Никогда не хвалился своей наградой (в 1995 г. Указом Президента В.Ардзинба Ремзик Цугба был награжден орденом Леона), и многие, в том числе соседи, не знали об этой награде. Семья только после его смерти узнала, что ему присвоено звание лейтенанта. Вспоминают о том, как он любил в свободное время ходить на охоту. О том, как не раз просили его после очередных покушений на Премьера, а потом Вице-президента: «Ты же погибнуть можешь, у тебя семья, дети. Уйди с работы, как-нибудь проживем, лучше лопату будем держать, в огороде копаться...», но Ремзик неизменно отвечал: «Там все семейные, и у всех дети! Как уйду? Ведь там мои друзья, которые на меня надеются... Если убьют – значит судьба у меня такая, но мы не должны опозориться, мы должны защитить нашего Президента. Я был на войне, а это, считайте, ее продолжение...». О том вспоминают, как он часто говорил про А.Анкваб: «Он правильный человек, ласкового слова от него не услышишь, но так надо...». О том, как собирался принять обряд крещения – это знак, считал он, что столько раз Бог хранил его. И детей хотел крестить. Не успел... Близкие выполнили его желание: окрестили детей уже после смерти отца...

Тенгиз Пандария тоже не любил рассказывать о войне и очень переживал, что отца незаслуженно обошли наградой. Зато потом искренне радовался, когда Владимиру Кимчевичу все же вручили медаль «За отвагу». Пришедшие на похороны ветераны войны не поверили, что сам Тенгиз не имеет ни одной награды.

Семье Пандария так же постоянно не хватало денег. Как всегда, выручал Джума. К примеру, помог брату купить «новую» машину взамен старой, которую разбили друзья...

Фатима вспоминает, что Тенгиз, как ребенок, любил праздновать день рождения: в прошлом году не получилось отметить его 40-летие, так он обиделся и ждал, что в этом году 25 марта родные не оставят его без внимания. Хотел, чтобы дети занимались борьбой, но, посмотрев на сына на уроке физкультуры, посмеялся: спортсмена из него явно не получится... Зато настоял, чтобы племянник Баграт пошел на борьбу, и когда у мальчика проявились незаурядные способности, искренне радовался его успехам. А сыну сказал: «Будешь шофером» и с 4-го класса научил его водить машину, а незадолго до смерти купил ему пневматическое ружье и сказал: учись, каждый абхаз должен уметь стрелять. Радовался успехам дочери: шустрая растет, хорошо танцует, поет, спортом занимается и мальчишкам спуску не дает. И с нетерпением ждал рождения третьего ребенка, надеялся, что это будет сын...

А еще Тенгиз любил хорошо одеваться и радовался каждой своей обнове. И собак любил: это был для него своего рода ритуал – хотя бы несколько минут поговорить с ними, как с людьми, приласкать... И те отвечали ему взаимностью, заслышав звук его машины, бежали к воротам встретить хозяина...

В семье Тенгиза категорически были против того, чтобы он работал охранником, да еще после стольких покушений на А.Анкваб.

– По сей день не пойму, как ему удалось уговорить мать, – вспоминает Джума. – Если честно, я долго не понимал брата, зачем он пошел в охранники? Про Анкваб говорили разное и, сами знаете, не всегда хорошее, но прошло время, и, слушая рассказы Тенгиза, стал понимать, почему он рядом с этим человеком. После очередного покушения (в сентябре 2010 г.) мы в очередной раз завели разговор об уходе брата со службы. Он тогда нам ответил: «Я верю в Александра Золотинсковича, в то, что он изменит нашу жизнь к лучшему. И даже если со мной что-то случится, никого не вините, не упрекайте – это мой выбор, это моя работа!»

Незадолго до покушения Тенгиз тоже хотел креститься. Окрестили его в последние дни, в больнице... Девять дней врачи боролись за его жизнь, а родные до последней минуты надеялись, что он останется жив. Но чуда не случилось...

– Обидно до слез. На войне, там, где был враг, ребята уцелели, а погибли в мирное время. А ведь здесь был кто-то свой, но он оказался хуже врага! – с горечью говорит Джума.

* * *

Ребята из личной охраны Президента не играют бицепсами, не берут, как говорится, фактурой, но есть у них одно главное качество – они (после стольких-то покушений мало у кого нервы выдержат) перешли из разряда профессиональных охранников в категорию людей, абсолютно преданных главе государства, человеку, которого охраняют. Для погибших при исполнении служебных обязанностей Ремзика Цугба и Тенгиза Пандария чувство долга и ответственности тоже были выше материальных благ, и, как видимо, даже превыше жизни.
Наталья ШУЛЬГИНА

P. S. Мне очень трудно дался этот материал – все приходилось пропускать через свое сердце. Всегда тяжело говорить с людьми, потерявшими родных, но еще сложнее общаться с теми, чьих близких ты знала лично. Еще не выплаканы слезы. Здесь до сих пор не смирились со смертью и по ночам по-прежнему прислушиваются к звуку машин: может, это он едет, а все случившееся – только страшный сон...

В охране Президента все ребята добрые, приветливые, но Ремзик и Тенгиз отличались от других... При встрече они всегда улыбались, как могут улыбаться только дети – искренне и от души.

Перед моим отъездом из дома Пандария в комнату вдруг вошла девочка – дочь Тенгиза Аманда, и у меня защемило сердце – она не просто похожа на папу. У нее его улыбка...

Газета Республика Абхазия.
Номер: 42
Выпуск: (2787)
Рубрика: общество
Автор: Наталья ШУЛЬГИНА


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры