Лента новостей

Абхазский внутрицерковный конфликт может быть урегулирован путем конструктивного диалога, - считают участники круглого стола "Россия и Абхазия в едином духовном пространстве"

1258
22:41, 25 Октября 2013

Международный круглый стол на тему "Россия и Абхазия в едином духовном пространстве" провел сегодня в Сухуме политологический центр «Север-Юг» (г. Москва).

Среди участников  дискуссии были известные российские и абхазские политологи, историки, специалисты в области церковных отношений:  исполнительный директор Политологического центра «Север - Юг» Алексей Власов, генеральный директор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев, политический и религиозный публицист, заместитель главного редактора газеты "Культура" Михаил Тюренков, доцент РГГУ, специалист по истории Абхазии XIX - XX веков  Лариса Цвижба.

Республику Абхазия на круглом столе представляли: директор Абхазского филиала Фонда  развития «Институт Евразийских исследований»  Сократ Джинджолия,  заместитель руководителя Администрации президента, представитель президента в парламенте - Дмитрий Шамба, депутат парламента Ахра Бжания, уполномоченный по делам религии при Кабинете министров Резо Кация, политический и общественный деятель Анри  Джергения, зам. директора Абхазского Института гуманитарных исследований Сослан Салакая.

В центре внимания участников круглого стола были вопросы, связанные с историческими корнями духовного единства народов России и Абхазии, проблемами современной церковной жизни молодого государства.

Одной из центральных тем  обсуждения стал вопрос об автокефалии Православной церкви Абхазии, который активно обсуждается в абхазском обществе и в СМИ. Участники круглого стола обозначили позиции экспертного сообщества двух стран в отношении перспектив преодоления раскола и укрепления двусторонних связей в социо-культурной и духовной сферах.

До начала дискуссии соведущий круглого стола, исполнительный директор Политологического центра «Север - Юг» Алексей Власов от имени российской делегации сделал заявление.

«Накануне круглого стола в абхазских соцсетях активно обсуждался видеоматериал с изложением позиции Андрея Кураева по поводу истории современных абхазо-российских отношений,  в том числе истории происхождения абхазского этноса и вопросов, связанных с религиозной ситуацией в республике. Это - частное мнение г-на Кураева, которое ни в коем случае не является позицией, которую поддерживает большая часть российского экспертного сообщества, и тем более не является официальной позицией Русской Православной Церкви. Поэтому, я думаю, что эту тему стоит закрыть по одной простой причине – предмета для обсуждения и дискуссий здесь нет, ибо это частное мнение частного человека, который ни в коем случае не может говорить от лица российского экспертного сообщества, тем более от лица высших иерархов православной церкви», - подчеркнул Власов.

Далее участники дискуссии перешли к обсуждению повестки дня круглого стола.

Доцент РГГУ, специалист по истории Абхазии XIX - XX веков  Лариса Цвижба рассказала о роли православия в укреплении основ духовного единства России и Абхазии.  

«По-разному складывались взаимоотношения между Россией и народами Кавказа. Когда речь заходит о XIX в., о времени, когда Кавказ становится составной частью Российской империи, чаще говорят о военном аспекте во взаимоотношениях народов. Этому есть объяснение, так как в Кавказской войне горцы понесли огромные человеческие жертвы,  многие были вынуждены покинуть Родину.  Это сложный и драматичный период в истории народов Кавказа, - сказала историк. - В то же время, есть не только военный, но и социокультурный аспект взаимоотношений народов Кавказа и России, о котором, безусловно, нужно говорить с трибун».

Говоря о формировании духовного единства России и Абхазии, она отметила, что с присоединением Абхазии к России в 1810 г. культурная жизнь Абхазии вступила в но­вую полосу своего развития. Перемены, происходившие в хозяйственном и общественном строе, требовали грамотных и образованных людей. В Абхазии в первой половине XIX в. обучение детей местной знати происходило в различных заведениях России, в самой же Абхазии учебных заведений не существовало, хотя в 1810 г. была попытка открыть в с. Лыхны - политическом центре Абхазского княжества - церковную школу на 12 мальчиков. Позднее, в 1846 г., также пытались открыть в Пицунде, при Аб­хазском архимандрите, духовную школу для абхазских детей, но первая школа (церковно-приходская) была открыта только в 1851 г. в с. Окум, в ко­торой обучалось 27 человек. Через год, в 1852 г., в Сухуме открылась школа для обучения аманатов (заложников) и детей туземцев, в том же году в с. Лыхны учреждается духовное училище, а в 1856 г. в Сухуме и в селе Дихазурга Самурзаканского округа открыты миссионерские школы.

По словам Ларисы Цвижба, значительный финансовый вклад в развитие школьной сети внесло «Общество восстановле­ния христианства на Кавказе», созданное в Тифлисе в 1860 г. ««Общество» на­правлялось, прежде всего, на окраины Закавказского края, где влияние мусульманства было сильно и угрожало христианству. «Общество восстановле­ния христианства на Кавказе» занималось строительством, обустройством, ор­ганизацией учебных процессов. В ряде школ Восточной Абхазии занятия проводились священниками на дому. Если в Абха­зии в 1868 г. общее количество школ «Общества восстановления христианства» составляло 57, в 1869 г. - 55, в 1870 г. оно сократилось до 40, хотя и начинается строительство новых школьных зданий в ряде сел: Лыхны, Мокве, Илоре, Пицунде. В 1871 г. в с. Моква было построено школьное здание, но при­ступить к учебному процессу не смогли, т.к. под влиянием мулл родители отказались отдавать детей на обучение. Другая проблема возникла в 1874 г. в новой школе в с. Ачандара. Ни попечитель Кавказского учебного округа, ни «Общество восстановления христианства на Кавказе» не смогли подыскать учителя. Такая ситуация была почти повсеместной в Абхазии, при том что в школах обучали на русском, абхазском и грузинском языках, изучали закон божий, разговорный русский язык, чтение, письмо, черчение, арифметику, мироведение. Была плохая посещаемость школ, это объяснялось, в том числе, и тяжелым социально-экономическим положением населения», - отметила Цвижба.

К 1899 г. в Сухумской епархии была 71 школа, в том числе 45 церковно-приходских и 36 школ грамоты.

Выпускники абхазских школ, в том числе организованных «Обществом восстановления христианства на Кавказе», становились известными людьми. Например, Эшба Фома Христофорович . - один из абхазов-просветителей. Он автор первого задачника на абхазском языке, при­нимал участие в издании абхазской азбуки.

«Общество восстановления христианства на Кавказе осуществляло свою образовательную, культурно-просветительскую деятельность вплоть до ус­тановления Советской власти в Абхазии. И говоря об этом периоде, следует помнить, что это был важный этап в истории Абхазии, направленный на раз­витие национальной культуры абхазского народа», - отметила Цвижба.

В период грузино-абхазской войны и в последующие блокадные годы, по ее словам, Россия осуществляла гуманитарную дипломатию: абхазским студентам, пе­дагогам была предоставлена возможность продолжать свою образовательную и профессиональную деятельность в ее учебных заведениях, в том числе и в учебных заведениях Русской Православной Церкви: в Московской и Саратовской семинариях, в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете в Москве, Московской духовной академии и других аналогич­ных учреждениях.

«РПЦ на протяжении длительного времени оказывает всю возможную помощь православному населению Абхазии в укреплении там церковной жизни, обеспечивает церковной литературой. В тяжё­лые дни войны абхазский народ увидел в церкви духовную поддержку, а многие абхазы приняли крещение. Можно сказать, что именно горе войны подтолкнуло абхазский народ к массовому принятию христианства. В этом процессе огромную помощь Абхазии оказала вновь Русская Православная Церковь», - сказала Цвижба. При этом она отметила, что и сегодня молодежь Абхазии все больше и больше приобщается к православной церкви и понимает ее роль в сохранении и раз­витии духовной культуры абхазского народа. В этом, безусловно, есть и за­слуга православной церкви России.

«Восстановление 18 куполов Новоафон­ского монастыря российскими специалистами в 2009 г. и продолжающиеся реставрационные работы - это не просто сохранение исторического памятника, а сохранение христианского центра в Абхазии для всего православного мира», - подчеркнула она.

Заместитель директора Абхазского института гуманитарных исследований Сослан Салакая отметил, что у него, как у гражданина Абхазии, есть надежда на то, что Абхазская церковь получит автокефалию. «Надеемся, во многом это произойдет от России, хотя понимаю, что у РПЦ есть свои проблемы и сложности. Я думаю, что у российского государства было проблем и сложностей не меньше, чем у РПЦ, но, тем не менее, несмотря на внешнее давление Россия пошла на признание Абхазии. Надеемся, что РПЦ будет в авангарде тех церквей, которые первыми признают автокефалию Абхазии», - подчеркнул абхазский ученый.

Директор Абхазского филиала Фонда  развития «Институт Евразийских исследований»  Сократ Джинджолия отметил, что если сегодня в Абхазии спросить человека, в составе какой церкви он себя видит – грузинской или независимой абхазской, он, кончено скажет, что только независимой. «Это естественно, но другое дело, что на пути к этому очень много трудностей.  Решение этого вопроса, как нам говорят, возможно только на основе соблюдения церковных канонов. Отсюда можно сделать вывод: путь этот долгий, тернистый и   надо запастись терпением,  полагаясь  на  содействием тех государств, которые заинтересованы в том, чтобы в Абхазии все шло хорошо.  Прежде всего, это Россия, которая признала государственную независимость Абхазии, оказывала и оказывает помощь ей, в том числе  в духовном окормлении верующих, хотя говорят, что Россия не имеет право действовать на чужой канонической территории»,  -  сказал Джинджолия.  

Он не согласен с мнением,  что получение автокефалии  - это больше политический акт, нежели религиозный. В то же время, он сожалеет, что церковь сегодня не стоит вне политики. «Если бы она была вне политики, то было бы проще решать вопросы»,  - сказал Джинджолия.

По его словам, стремление к независимой абхазской церкви вроде есть у всего абхазского духовенства, но одна часть возлагает надежды на РПЦ, другая (Священная Митрополия Абхазии) считает, что надо действовать через Вселенского патриарха Варфоломея.

Джинджолия считает, что «неопытность, незнание или какие-то личные амбиции могут привести к нежелательным результатам». Поэтому, по его мнению, необходим диалог внутри абхазского духовенства.

«Духовные лица, которые должны находить общий язык с другими, не могут найти взаимопонимания между собой,  - сказал Джинджолия. - Диалог, к которому сегодня призывает РПЦ, должен был состояться как минимум 5 - 6  лет назад, а то и раньше. Но его, к сожалению, не было, и иногда ответы, которые получает общественность Абхазии из РПЦ, прямо сказать,  - не диалог, а упрек в том, что «вы такие и сякие, и извините, с вами мы разговаривать не можем». Если в Абхазии они будут разговаривать только с отцом  Виссарионом и его представителями, то разговор будет односторонним. Поэтому говорить надо со всеми, кто желает говорить, если даже он не очень знаком со спецификой церковной жизни. Я не отношу это ко всей РПЦ, к государству, а говорю об отдельных лицах, таких, как г-н Кураев, о котором сегодня вообще не хочется говорить. Все мы, здесь сидящие, понимаем, что Кураев никого не представляет. А как можно, никого не представляя, оказаться в Абхазии с рекомендательным письмом, в котором написано что он  светило и просветит нас?!  Такое письмо поступило на имя ректора Абхазского Госуниверситета, где Кураев читал  лекции. Конечно, все это направлено на то, чтобы между нами и Россией создать какой-то непреодолимый барьер. Абхазии это совершенно не нужно».

 По мнению Сократа Джинджолия, все общество должно думать о том, как выйти из сложившегося церковного кризиса. «Если мы оставим все как есть, это означает, что мы будем  все загонять в тупик. И каким может быть решение вопроса автокефалии  Абхазии, когда часть священников на одной стороне, часть на другой? - спросил он. – Единственное, что в этой ситуации требуется,  -  убеждение, разговоры, диалог и выяснение ситуации, при которой будут соблюдаться истинные интересы абхазского народа и государства».

Политический и религиозный публицист, заместитель главного редактора газеты "Культура"  Михаил Тюренков назвал обсуждаемую тему очень важной и в контексте взаимоотношений России и Абхазии, и в контексте евразийской интеграции и внутриабхазского диалога. «К сожалению, абхазское общество, что касается его религиозной составляющей, расколото. И это надо признать», - сказал Тюренков. Он считает термин «борьба за автокефалию» совершенно некорректным. По его словам, автокефальными в настоящее время являются только 15 церквей. «Одна из них – Американская - с сотнями приходов, до сих пор не до конца признана многими другими поместными православными церквями, хотя в 1970-71 гг. РПЦ пыталась предоставить ей со своей стороны автокефалию, но до сих пор процесс не завершен, - сказал публицист. - Я говорю это к тому, что полной церковной независимости не существует, потому что Православные церкви друг с другом взаимодействуют,  православные иерархии друг с другом служат и это является главным для всего пространства православия».

Тюренков также отметил, что такая большая православная церковь, как Молдавская, также не является автокефальной, потому что уровень церковной автономности подразумевает разные стадии. «Есть автономные церкви, входящие в состав той или иной автокефальной церкви, например, Финская ПЦ, которая относится к Константинопольскому патриархату, Японская  ПЦ, относящаяся к РПЦ. Есть самоуправляемые церкви, в т.ч. недавно воссоединившаяся с РПЦ  Русская зарубежная православная церковь. Довольно-таки большое количество ПЦ не имеют автокефального статуса. Если мы говорим об абхазском православии, то, наверное, сейчас не то время, когда стоит говорить об автокефалии. Стоит говорить, в первую очередь, о необходимости налаживания на территории  Абхазии полноценного духовного окормления православных общин. Их, к сожалению, не так много. И не так много священников действует на территории Абхазии. То, что несколько лет назад среди клириков произошел внутрицерковный раскол, это - катастрофа, это ситуация, которую необходимо исцелять. Сейчас  необходимо наладить диалог между т.н. Священной Митрополией Абхазии и Епархией, которую возглавляет о. Виссарион», - сказал заместитель главного редактора газеты "Культура". 

Поэтому он призвал «стараться не политизировать ситуацию и решать ее каноническим образом».  В то же время Тюренков назвал о. Виссариона и поддерживающих его порядка 15 клириков  каноническими, а Священную Митрополию Абхазии «самочинным сборищем».

Уполномоченный по делам религии при Кабинете министров РА Резо Кация отметил, что среди участников «круглого стола» не видит тех, кто поддерживает политику Священной митрополии, в связи с чем считает бессмысленным  в этой ситуации вести полемику. «Все наши выступления зависают в воздухе, это похоже на бой с тенью. Мы сильно обеднили наш круглый стол отсутствием, по крайней мере, если не прямых служителей СМА, то гражданской группы, иначе говоря, инициативной группы, которая проделала определенную работу и заявила о себе. Было бы очень интересно нам всем выслушать не только одну сторону и  пожелания мира и согласия,  но и  аргументы другой  стороны. Может быть, у наших возможных оппонентов, я себя позиционирую как сторонник развития Абхазской церкви с помощью РПЦ, наметилось и другое видение. Мне бы хотелось послушать и их, но, к сожалению, они сегодня отсутствуют, и считаю бессмысленным продолжать обсуждать что-либо», - сказал Резо Кация.

Депутат Парламента Ахра Бжания отметил, что он не является экспертом в области церковных вопросов, но, тем не менее, на его взгляд, исторические корни христианства, как в религиозном, так и в идеологическом, ценностном ключе никогда не прерывались. Более того, по его словам,  православие в Абхазии являлось естественной частью духовности, идеологии абхазского народа. Даже в советское время христианство являлось составной частью абхазской культуры.

«Поэтому говорить о каком-то дополнительно привнесенном в Абхазию христианстве, наверно проблематично. Это важный элемент  абхазской истории и культуры. Наверно было бы целесообразно говорить о том, что все конфликты и проблемы, которые будут возникать у нас в этой области, должны решаться путем внутриабхазского  диалога и достижения консенсуса. Безусловно, мы открыты для любой помощи и консультаций, но это должен быть внутриабхазский диалог. Как он будет проводиться, на уровне исключительно церковных институтов или с участием общественности, думаю,  решит общественность Абхазии,  - сказал Ахра Бжания. - Вряд ли можно отрывать идеологию, которой в определенном смысле является религия, от интересов общества.  Я знаю массу людей, гражданских активистов, которые не являясь приверженцами христианской религии, очень внимательно относятся к этому вопросу, потому что видят в нем связь с формированием государственных институтов. Церковь – продолжение интересов и нужд государства. В этом смысле тезис о том,  что церковными делами должны управлять сугубо церковные люди, не вполне уместен. Христианство воспринимается как один из инструментов формирования государства».

Парламентарий призвал всех вовлеченных в процесс, в первую очередь, внутри Абхазии, к максимальной сдержанности и терпимости.

Заместитель руководителя Администрации президента Дмитрий Шамба отметил, что в последние годы возросло внимание к церковным вопросам и проблемам, существующим среди абхазского духовенства. По его мнению, продолжающийся церковный конфликт никак не может способствовать повышению роли православия в духовной жизни общества.  

«От простых граждан Абхазии можно услышать: если сами духовные лица не могут найти общий язык, умиротворить ситуацию, то как они смогут решать  духовные проблемы, существующие в среде мирян, - сказал Дмитрий Шамба. - Позицию руководства Абхазии по данной проблематике недвусмысленно озвучил президент Александр Анкваб  24 мая в Сухуме, на Втором российско-абхазском гуманитарном форуме. Глава государства отметил  духовную и иную помощь, которую оказала РПЦ верующим в Абхазии в тяжелые послевоенные годы, и продолжает оказывать по сей день. Президент четко заявил, что при всем уважении к Константинопольскому патриарху, он далек от нас по многим измерениям, и большую надежду в решении церковного конфликта абхазское руководство возлагает на Московский патриархат».

При этом Шамба отметил, что небезызвестный Андрей Кураев «сразу же умудрился найти крамолу в заявлении президента и негативно его прокомментировал». «К сожалению, та часть абхазского духовенства, с которой он ассоциируется, ни разу не отреагировала  на многочисленные негативные заявления Кураева,     - подчеркнул первый зам. руководителя Администрации президента. – Приезжая в Абхазию, Кураев сопровождал отца Виссариона на многих официальных мероприятиях. Поэтому   молчание этой части духовенства, конечно, негативно воспринимается в абхазском обществе».

«Разговоры о нелегитимности одной группы абхазского духовенства, которую здесь назвали «самочинным сборищем»,  и легитимности другой, не могут быть восприняты абхазским обществом как путь к диалогу, - считает Дмитрий Шамба. - Говоря, что одну часть абхазского духовенства поддерживают лица, не являющиеся верующими, нужно иметь ввиду, что и в другой части есть такие сторонники. Яркий тому пример Анри Джергения, который не является даже крещенным, но поддерживает одну из групп в данном церковном конфликте». В ответ на это сам Анри Джергения отметил, что его дед, будучи  генералом КГБ, разгонял Новоафонский монастырь. 

«Нам всем надо приложить усилия, чтобы как можно быстрее урегулировать конфликт.  Это пойдет на пользу православию Абхазии,  всему абхазскому народу. Но урегулирования возможно достичь только лишь через диалог, когда две стороны конфликта смогут убедить друг друга, а бои с тенью или с кем-либо еще не являются продуктивным способом решения конфликта», - заключил Дмитрий Шамба.

Политический и общественный деятель Анри Джергения отметил, что до тех пор, пока Грузия не откажется от идеи восстановления территориальной целостности своего государства при помощи международного сообщества, нельзя считать, что конфликт между Абхазией и Грузией завершен. «Этот конфликт продолжается и сегодня, правда, в другой форме. После признания независимости Абхазии Россией возможность внешнего силового решения конфликта практически исключена, но остается очень большая опасность решения этой проблемы изнутри, используя  различные процессы, в т. ч. религиозные. Одним из таких существенных процессов, ослабляющих нашу государственность, является раскол Абхазской православной церкви. Возможно, кому-то это нужно», - сказал он.

По его мнению «то, что происходит в Абхазии, косвенно используется соответствующими службами наших недоброжелателей». «Они как подарок принимают то, что происходит сейчас в Абхазской православной церкви. Я тоже нецерковный человек, но могу сказать, что действия двух монахов и одного дьякона объективно ведут к расколу Абхазской церкви и абхазского общества. После схода 11 мая 2011 года эта проблема приобрела общенародное звучание. Эта «тройка» действует способами, которые не красят священнослужителей. Получается, что у них задача захватить правдами и неправдами Новоафонский монастырь», - считает Анри Джергения.

Он также возмущен тем, что 25 депутатов Парламента из 35 подписали  обращение к Варфоломею с просьбой предоставить автокефалию. «Я не знаю, кому эта идея пришла в голову, но потом они начали проводить и опрос», - сказал Джергения. По его мнению, Варфоломей ведет  двойную игру: с одной стороны, принимает представителей Священной митрополии, а после встречи, за их спиной,  заявляет, что считает абхазскую церковь составной частью грузинской церкви, затем дает им антиминсы, позволяя проводить божественную литургию. «Т.е. Варфоломей  ведет двойную игру, и все это ведет к расколу, а возможно при хороших условиях, к развалу вообще АПЦ, потому что сейчас реально стоит проблема регистрации.  АПЦ трижды отказывали в регистрации. Одни говорят, мы готовы зарегистрировать, но закон мешает. А кто законы принимал? Сверху они пришли? И что, их изменить нельзя? Можно! - подчеркнул Джергения. – В то же время они регистрируют Митрополию, указав адресом какую-то комнату. Незаконно регистрируют, потому что они (СМА) фактически самочинно заняли Новоафонский монастырь».

Анри Джергения напомнил о постановлении Кабинета Министров в бытность Сергея Шамба премьер-министром (2010 год), согласно которому Монастырь передается в безвозмездное и бессрочное пользование АПЦ. «Когда регистрировали Митрополию, им должны были сказать - освободите монастырь и делайте что хотите», - считает Джергения.

Что касается опроса, то, по его словам,  многие в нем приняли участие, но подавляющее число людей, подписавших анкеты, толком и не знают что подписали.  Джергения считает, что власть «потакала незаконным действиям т.н. Митрополии». «Я не могу сказать, что Митрополия это сброд или самочинное сборище, поскольку они зарегистрированы в Министерстве юстиции. Я как юрист могу сказать: пока это решение не будет отменено, они законно действуют на территории Абхазии. Отменят, тогда будем говорить. Мы должны уважать законы», - подчеркнул Джергения.

Он считает, что Священной митрополии минюст должен был отказать в регистрации и заставить священнослужителей «покинуть монастырь, но этого сделано не было». 

«Мы говорим, что религия не связана с государством, но она связана. Законы и правила функционирования религии устанавливает государство. В законе есть много положений, которые говорят об управлении государства. В чисто канонические дела государство не вмешивается, но в организационные вмешивается», - отметил юрист.

 Он считает абхазский закон о свободе совести и вероисповедания неудачным. «Там часть списана с русского, часть – самодеятельность, и в ней очень много того, чего не надо делать», - сказал Джергения.

В ответ на его высказывания, депутат Парламента Ахра Бжания сказал, что законопроект до  принятия активно обсуждался в обществе, и любой гражданин Абхазии имел возможность участвовать в его обсуждении. «Конечно, совершенных законов нет, но я с полной ответственностью могу сказать, что парламент не будет менять законы в зависимости от какой-то сиюминутной ситуации. В любом случае, это будет обсуждаться, это достаточно длительный и взвешенный процесс. Конъюнктурно мы к нашему законодательству подходить не будем», - подчеркнул Бжания.

Что касается упомянутого Джергения Постановления 2010 года, то депутат указал, что «вся собственность, в том числе объекты историко-культурного наследия, являются собственностью государства, они не являются собственностью, в том числе, религиозных организаций». «В Парламент пришел запрос на предмет законности принятия того Постановления, и в ближайшее время  этот вопрос будет рассмотрен. Только после его разрешения будем обсуждать все остальные вопросы», - сказал Бжания.

Он также не разделяет мнения Джергения по вопросу проведения опроса граждан о будущем абхазской церкви. «Среди принявших участие в опросе и подписавших обращение к Вселенскому Патриарху есть очень достойные, уважаемые люди, имеющие колоссальные заслуги перед Абхазией, не меньше чем у вас, и у меня, - сказал Ахра Бжания. - И подозревать их в недальновидности, причем в массовом, коллективном плане, не следует. В любом случае – кто бы ни обсуждал эту тему, она должна быть обсуждаться  взвешенно,  тщательно. Это очень деликатный вопрос. Нет ничего хуже, чем навешивать в Абхазии ярлык предательства национальных интересов. Поэтому я попросил бы всех быть взвешенными в своих оценках и формулировках».

Генеральный директор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев изложил  свою позицию как человека, занимающегося постсоветским пространством.

«Есть история местная абхазская, между Абхазией и Грузией, есть история глобальная, и в ней Россия взяла на себя ответственность признать независимость Абхазии и Южной Осетии в очень сложной ситуации. На самом деле, этот фактор превратился в фактор отношений России и Запада. Со стороны Запада  постоянно этот фактор используется как повод давить на Россию и требовать каких-то уступок. С нашей стороны  - это фактор отстаивания права на суверенное решение. Поэтому, хотим мы или нет, но все, что происходит в Абхазии  и Южной Осетии, сказывается, в том числе, и на репутации России и наших отношениях с Западом,  - сказал он. - Недавно генсек НАТО призывал и требовал от России отозвать признание независимости Абхазии и Южной Осетии. Россия этого никогда не сделает. Она свой принципиальный выбор сделала. Но, тем не менее, мы несем общую ответственность за все, что здесь происходит. Любая проблема, любой местный конфликт и острая ситуация чувствительно сказывается на глобальной конъюнктуре и на имидже России и наших позициях в регионе».

Это, по словам политика, не означает, что здесь должна быть тишь, гладь и божья благодать, так не бывает. «Но мы с вами люди, считающие себя элитой, и должны крайне ответственно подходить к любому  своему шагу, в том числе касающегося внутренней политики. Естественно, простые люди, подписывающие те или иные письма, к ним вопросов нет. Но элита на то и элита, чтобы понимать стратегию и свою степень ответственности за происходящее.  Это крайне важно помнить нам, поскольку  в ближайшем обозримом историческом будущем ни нас, ни вас в покое не оставят», - сказал Михеев.

Он отметил, что не готов судить кто прав, кто виноват, но «само по себе обращение в Константинопольский патриархат говорит о многом». «Константинополь традиционно используется в политических вопросах в таких подобных ситуациях. Вопрос в том, чтобы мы сами не втягивались в политику», - сказал Михеев.

По его мнению, практически везде, где ослабляются позиции Церкви, усиливаются позиции сект, в первую очередь прозападных. «Они не являются религиозными, это  глобальные сетевые структуры, преследующие очень сомнительные цели. Часто они связаны со спецслужбами других государств, транснациональными корпорациями по сбору денег»,  - считает эксперт.

То же самое, по его словам, касается и исламского экстремизма. «Я с уважением отношусь к традиционному исламу, но к сожалению, практика Кавказа показывает, что традиционный ислам повсеместно сдает позиции, а на его место приходят радикальные исламистские секты экстремистской направленности, типа Аль Каиды», - отметил Михеев.

«У любого раскола есть объективные причины, но он никогда никому в истории не приносил пользы», - подчеркнул политик.

Исполнительный директор Политологического центра «Север - Юг» Алексей Власов подвел итоги дискуссии. «Вопрос, который мы сегодня обсуждаем, имеет два измерения. Во-первых,  это внутренняя проблематика самой Абхазии, и здесь, я думаю, мы не вправе давать какие-то указания, рекомендации и советы. Это - внутренне дело Абхазии и абхазского общества, и я уверен, что найдется разумное решение, которое позволит преодолеть раскол и приведет абхазское общество к компромиссу. Именно так надо воспринимать наше участие в этом круглом столе, - сказал он. – Во-вторых, чем дольше продолжается конфликт, тем больше нагнетается ситуация и в соцсетях, и в далеко недружественных к России и Абхазии СМИ. Более того, эта история обрастает все новыми подробностями, которые, в конечном счете, не имеют никакого отношения к исходной точке этого конфликта. Для нас очень важно, чтобы процессы взаимодействия между Россией и Абхазией  в информационном поле имели достаточно позитивный  фон и не сопровождались конфликтными ситуациями. Есть вопрос, касающийся только Абхазии, а есть то, что  касается российско-абхазских отношений. Такая ситуация возникла потому, что обе стороны конфликта, не сумев решить вопрос внутри церкви, пытались использовать политтехнологические приемы, вовлекая общественные интересы. Это опасно, поскольку ведет к политизации конфликта».

По мнению Власова, необходимо прекратить постоянные негативные вбросы в информационном поле,  необходим диалог и компромисс. А диалог, по его словам, должен вестись за круглыми столами и представлять собой  спокойный обмен мнениями.


Возврат к списку


Погода
Яндекс.Погода
Курс валют
Социальные сети
Реклама
Информационные партнёры